В январе промышленное производство снизилось и в годовом, и в месячном выражении

Снижение зафиксировано во многих секторах пищевой промышленности
Подавляющая часть изменения индекса обрабатывающих производств связана с резким, не характерным для предшествующих лет декабрьским всплеском объемов производства в фармацевтике и ряде машиностроительных производств, — говорит эксперт /Евгений Разумный / Ведомости

После оживления в конце прошлого года в январе промпроизводство вновь снизилось: на 2,5% по сравнению с январем 2020 г. и на 21,1% по сравнению с декабрем, сообщил Росстат. В декабре рост год к году составил 2,1%, по сравнению с ноябрем промпроизводство выросло на 13%.

Как отмечают в самом статведомстве, на показатели сильно повлияли календарный и эпидемиологический факторы. В январе 2021 г. было 15 рабочих дней, а в январе 2020 г. – 17, по сравнению с декабрем разница еще больше. «Кроме того, вторая волна эпидемии коронавирусной инфекции продолжила оказывать негативное влияние на результаты работы отраслей, ориентированных на конечный потребительский спрос», – указывают в Росстате. Падение могло бы быть еще больше, если бы не холодная зима, которая привела к росту потребления тепло- и электроэнергии. По подсчетам руководителя направления реального сектора ЦМАКП Владимира Сальникова, вклад энергетики в показатели промпроизводства составил 0,7%, без нее падение составило бы 3,2% вместо 2,5%.

Однако ничего катастрофичного не происходит, указывают эксперты. «Если бы не ограничения по добыче нефти, то в январе все было бы совсем неплохо», – подчеркивает Сальников. Как следует из данных Росстата, фарминдустрия в январе по сравнению с январем прошлого года показала рост на 74,9%, производство табака и напитков увеличилось на 8,7% и 26,1% соответственно, химическая промышленность увеличила выпуск на 9,2%, производители текстиля и одежды – на 11,5% и 3,9%.

«Подавляющая часть изменения индекса обрабатывающих производств («декабрь к декабрю» по сравнению с «ноябрь к ноябрю») связана с резким, не характерным для предшествующих лет декабрьским всплеском объемов производства в фармацевтике и ряде машиностроительных производств, – объясняет Сальников. – Нельзя исключать, что такая динамика отражает не столько реальную интенсивность производственных процессов на предприятиях, сколько особенности закрытия производственных заказов и предоставления отчетности, в том числе в условиях действия ограничительных мер».

«В условиях продолжающейся эпидемии коронавирусной инфекции рост выпуска лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях, вполне закономерен, – говорит доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Плеханова Кирилл Парфенов. – Поэтому логично, что наибольший рост отмечается по тем товарным группам, которые пользуются наибольшим спросом в условиях пандемии: здесь рост год к году составляет 90–94%.

Сюда относятся средства, применяемые для повышения иммунитета, – витамины и их производные – и антибиотики, широко применяемые для лечения осложнений коронавируса». При этом он отмечает, что динамика изготовления сывороток и вакцин «вызывает удивление»: в январе нынешнего года ампул выпущено в 3,33 раза больше, чем год назад, но по сравнению с декабрем 2020 г. их количество сократилось почти на 30%. «Эти данные никак не соответствуют мажорным сообщениям о стремительном увеличении объемов производства первой отечественной вакцины от коронавируса «Спутник V» как для внутреннего потребления, так и для экспорта», – отмечает он.

Осенне-зимний пик заболеваемости коронавирусом стимулировал потребительский спрос на весь спектр препаратов, которые применяются для лечения и профилактики. «В такой сложной ситуации россияне скупали все, что может пригодиться: и антибиотики (которые, к слову, не следует применять без назначения врача), и витамины (в первую очередь C и D), и, конечно, препараты от коронавируса (авифавир, коронавир, арепливир). Это сильно стимулировало рост производства лекарственных препаратов», – подчеркивает заместитель директора центра социально-экономических исследований ЦСР Михаил Гордеев.

Кроме того, после длительного периода падения в январе зафиксирован рост объемов добычи угля. «Новогодний рост цен в Азии на уголь и ограничения Китая на импорт угля из Австралии поддержали производство угля в январе, – объясняет руководитель направления индустриальных исследований ЦСЭИ ЦСР Антон Белоглазов. – Особенно сильно подросло производство антрацита (+14,9% год к году) – высококачественного угля, используемого в металлургии. Думаю, что и в следующие месяцы можно будет наблюдать рост именно этого вида угля, в том числе из-за развития экспорта в Индию, где планируется существенное расширение сталелитейного производства», – подчеркивает эксперт.

Снижение производства зафиксировано в нефтяной (на 8,7%) и кожевенной (на 11,4%) промышленности, металлургии и нефтепереработке (на 3,1% и 8,2%). Многие секторы пищевой промышленности также продемонстрировали снижение производства. Хлеба испекли на 5,3% меньше, чем в январе прошлого года, рафинированного подсолнечного масла изготовили на 20,2% меньше, сыра – на 2,5% меньше. Мороженой рыбы в январе произведено 197 630 т, что на 18,3% меньше, чем в январе прошлого года, и на 13,4% меньше, чем в декабре 2020 г.

Генеральный директор Национального союза производителей молока Артем Белов не считает ситуацию со снижением производства в пищепроме драматичной. «Во-первых, объемы производства в январе не являются показательными, поскольку треть месяца приходится на праздничные дни, – напоминает он. – Во-вторых, в молочной отрасли изменение объемов производства к уровню прошлого года крайне незначительно и может быть связано с погрешностью в предоставлении данных разными компаниями (в том числе микропредприятиями)». Кроме того, к концу года на складах молокоперерабатывающих предприятий оставались нереализованные запасы готовой молочной продукции, превышающие уровень конца 2019 г. (особенно по сырам). Поэтому молокоперерабатывающие предприятия в январе могли немного сократить производство, адаптировав его под конечный спрос.

«Вместе с тем в 2020 г. был отмечен рост производства большинства ключевых категорий молочной продукции, – отмечает Белов. – При этом рост в переработке подкрепляется наращиванием производства сырого молока. Подобная динамика сохранится и в текущем году. Однако ограничивающим фактором выступает платежеспособный спрос, который может существенно сократиться из-за снижения доходов населения».

Сальников считает, что февраль по динамике промпроизводства будет похож на январь, а в дальнейшем будет небольшой рост. «На бумаге рост будет больше из-за низкой базы прошлого года», – отмечает эксперт. Белоглазов в своих прогнозах более оптимистичен. «Несмотря на снижение производства в январе, бизнес позитивно смотрит в будущее. По данным мониторинга бизнес-климата ЦСР, экономические ожидания по ключевым финансово-экономическим показателям – выручка, прибыль, численность сотрудников, средняя зарплата и др. – по итогам 2021 г. превышают показатели 2020 г.», – говорит экономист.