На таможенной схеме с «роялти» государство потеряло почти 100 млрд рублей

С начала 2018 года такой способ занижения таможенных платежей использовали более тысячи компаний
С начала 2018 года такой способ занижения таможенных платежей использовали более тысячи компаний /Евгений Разумный / Ведомости

Сотни участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) занижают таможенную стоимость, не включая в нее лицензионные платежи. К такому выводу пришла Счетная палата (СП) в ходе проверки таможенного оформления товаров, отнесенных к объектам интеллектуальной собственности. За период с 2018 г. по сентябрь 2020 г. «лицензионную» схему занижения таможенных платежей использовали 1062 компании, в результате чего государство недополучило 98,5 млрд руб.

По мнению аудиторов СП, такая ситуация отчасти сложилась из-за нехватки данных, которые поступают в таможенные органы от Роспатента и ФНС. Патентоведы не всегда предоставляют сведения о наличии лицензионных договоров, а налоговики – информацию о налогоплательщиках, получаемую при расчетах НДС и налога на прибыль. «Вместе с тем такие данные являются индикаторами риска для осуществления проверки правильности декларирования таможенной стоимости товаров», – отмечает аудитор Андрей Батуркин.

Участники ВЭД зачастую недостаточно информированы об условиях включения лицензионных платежей в таможенную стоимость, указывает СП. Также имеются пробелы в законодательстве, регулирующем этот вопрос на территории Евразийского экономического союза. Нет четких требований по предоставлению необходимых сведений и в декларации на товары. Кроме того, были выявлены случаи, когда административные дела по фактам недостоверного заявления таможенной стоимости не возбуждались. Таким образом, бюджет недополучил еще и доход от штрафных санкций. По подсчетам СП, это как минимум 8,7 млн руб. Соответствующее обращение направлено в Генпрокуратуру.

932 608,85 тонны

товаров прошло через Московскую областную таможню за два с половиной года

«Мы поддерживаем все предложения, которые касаются совершенствования информационного взаимодействия с Роспатентом и ФНС, а также законодательных пробелов, которые относятся к компетенции Федеральной таможенной службы, – приводит СП слова первого заместителя руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) Руслана Давыдова. – Отмеченные недостатки будем устранять, в том числе с проведением служебных проверок».

«Если уголовно-правовую оценку получит факт уклонения от уплаты таможенных платежей, совершенного в составе организованной группы, то это особо тяжкое преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 194 УК РФ, – предупреждает руководитель уголовной практики BMS Law Firm Александр Иноядов. – По этой квалификации возможно лишение свободы на срок от 7 до 12 лет».

Проверка СП, безусловно, станет катализатором изменений в практике таможенного регулирования, уверен партнер юридического дивизиона компании Rights Business Standard Павел Русецкий. Практически неизбежно более пристальное внимание ФТС к вопросу таможенного оформления объектов интеллектуальной собственности.

«Указывая на занижение таможенных пошлин, Счетная палата фактически толкает службу на поиск оснований для включения лицензионных платежей в таможенную стоимость даже там, где их нет, – считает Русецкий. – Например, в случае если стоимость лицензии в самом договоре между сторонами определена как нулевая, будучи зашитой в иные взаимные предоставления сторон. Учитывая отсутствие на настоящий момент однозначно трактуемых бизнесом разъяснений как на уровне Минфина России, так и в судебной практике, следует также ожидать роста дел об административных правонарушениях и роста количества таможенных споров».

Важным и весьма вероятным результатом проверки СП, по его мнению, станет жесткое регуляторное вмешательство в вопросы доначисления таможенных пошлин, налогов и штрафных санкций в целях их использования для пополнения федерального бюджета.

Напомним, в начале февраля ФТС заподозрила компанию «H&M Россия» – российскую «дочку» сети H&M – в уклонении от уплаты таможенных пошлин на 3,1 млрд руб. путем занижения стоимости товаров за счет перечисления части их стоимости материнской компании под видом лицензионных платежей. Как пояснял директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев, в соответствии с соглашением ВТО по применению статьи VII ГАТТ 1994 г. роялти и лицензионные платежи должны включаться в таможенную стоимость, если они учтены в цене товара.