От коронакризиса сильнее всего пострадал теневой сектор

В серой экономике снизились и зарплаты, и занятость
Пандемия стала первым кризисом, во время которого теневой сектор в экономике начал сжиматься /Андрей Гордеев / Ведомости

Коронакризис сильнее всего ударил по серому и теневому секторам экономики. Такой вывод следует из нового обзора Райффайзенбанка. В теневом секторе снизилась занятость: при обычной численности работников в более чем 28,2 млн человек сейчас там занято менее 27,7 млн чел. А зарплаты просто рухнули, обеспечив снижение общего фонда оплаты труда по итогам года на 4,2% ( при том что белые зарплаты не снизились, а лишь сбавили темпы роста в номинальном выражении). По оценкам аналитиков Райффайзенбанка, на теневой сегмент приходится 40% экономики по занятости и 30% по фонду оплаты труда.

Между тем в белом сегменте ситуация заметно улучшается. Здесь растет занятость: по данным Росстата, до кризиса она была на уровне 33,2 млн человек, а сейчас – больше 33,6 млн человек. «Таким образом, крупные и средние компании, которые составляют основную часть белого сегмента, сегодня являются локомотивом для всего рынка», – отмечается в обзоре. Фонд оплаты труда (ФОТ) в белом сегменте тоже вырос: по оценкам Райффайзенбанка, в IV квартале 2020 г. он увеличился на 9,5% в номинальном выражении.

«Теневой рынок труда практически всегда рос во времена кризисов, – отмечает член совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza Агван Микаелян. – Так было в 2014, в 2008, в 1998 гг. Это связано с тем, что в кризисные времена бизнес отчаянно старается оптимизировать затраты на оплату труда, что приводит к перетоку сотрудников в теневой сектор». Однако на этот раз правительство использовало прием, который ранее не применялся, и попыталось реализовать целенаправленные меры по поддержке занятости, а также снизило зарплатные налоги для малого бизнеса, отмечает эксперт. Это разрушило привычную схему, и теневой сектор стал сжиматься.

Ряд государственных мер, принятых в прошлом году, позволяет надеяться на снижение масштабов неформальной занятости и скрытых форм оплаты труда, соглашается старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Виктор Ляшок.

«В число таких мер входят снижение ставок страховых взносов для малого бизнеса и распространение налогового режима для самозанятых на все регионы России. Определенную роль может сыграть также повышение размеров пособий по безработице и появление возможности регистрации статуса безработного через интернет», – отмечает он. Впрочем, насколько действенными окажутся все эти меры в части борьбы с теневым сектором рынка труда, сейчас сказать сложно.

Еще одним инструментом давления на теневой сектор стал льготный налоговый режим для самозанятых (4% при расчетах с физическими лицами и 6% – с юридическими и ИП). Он уже оказывает влияние на сокращение теневого сектора труда, и его потенциал еще не исчерпан. «Процесс регистрации и подачи документов был максимально упрощен, – подчеркивает директор Вольного экономического общества России Маргарита Ратникова. – ФНС отчитывается, что ежедневно на учет встает около 5000 самозанятых». Снижению теневой занятости способствует также работа контролирующих органов, замечает Агван Микаелян. «За последние 5–7 лет контроль за уплатой налогов поднялся на серьезный уровень, – говорит он. – Налоговая служба нашла подход к теневикам, используя автоматизированные скоринговые системы».