Минфин с пятницы увеличит ежедневные покупки валюты почти втрое

Если не случится новых глобальных потрясений, на курсе рубля это не отразится
Минфин увеличит ежедневные покупки валюты, но это не должно отразиться на курсе рубля /Андрей Гордеев / Ведомости

С 5 марта по 6 апреля 2021 г. Минфин приобретет валюту на общую сумму 148,1 млрд руб., т. е. примерно 2 млрд в пересчете на доллары. Таким образом, с пятницы ежедневный объем покупки составит примерно $91 млн против $32 млн сегодня.

«Увеличение объемов покупки валюты со стороны Минфина обусловлено действием механизма бюджетного правила, согласно которому при превышении ценой на нефть базисного уровня (в 2021 г. он составляет $43,25 за баррель) ведомство выступает в качестве покупателя иностранной валюты, тем самым сглаживая колебания курса рубля», – напоминает аналитик ГК «Финам» Анна Зайцева. Валюта, купленная в рамках бюджетного правила, направляется в фонд национального благосостояния.

По оценкам Минфина, за февраль средняя цена нефти Urals составила $60,78 за баррель, с начала года – $57,6 за баррель. «Ожидаемый объем дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета, связанный с превышением фактически сложившейся цены на нефть над базовым уровнем, прогнозируется в марте 2021 г. в размере 116,9 млрд руб., – указывается в сообщении Министерства финансов. – Суммарное отклонение фактически полученных нефтегазовых доходов от ожидаемого <...> по итогам февраля 2021 г. составило +31,2 млрд руб.».

Главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков напоминает, что в этом году бюджетное правило было несколько ослаблено, чтобы учесть влияние пандемии на экономику. В том числе увеличились социальные расходы, и Минфин стал тратить больше, чем подразумевает бюджетное правило. «Минфин допускает дефицит федерального бюджета в размере 2,7 трлн руб. при прогнозируемой цене на нефть марки Urals в $45,3 за баррель, а дополнительные траты будут профинансированы за счет заимствований», – указывает он.

Еще одной бюджетной особенностью является переход нефтедобывающих компаний на режим НДД (налог на добавленный доход) с начала этого года. «Из-за этого в феврале – марте на покупку валюты будет направлено примерно на 0,1 трлн руб. меньше средств в каждый из месяцев, – объясняет Исаков. – Дело в том, что часть нефтедобытчиков перешла с режима НДПИ, который уплачивается ежемесячно, на НДД, который платится раз в квартал. Те нефтедобывающие компании, которые перешли на режим НДД, в феврале – марте налог платить не будут (первая уплата НДД состоится лишь в апреле), в связи с чем бюджет в феврале – марте получит меньше нефтегазовых доходов и направит на покупку валюты меньше средств».

Руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев считает, что в среднесрочной перспективе цена на нефть будет и дальше расти, так что Минфину придется покупать еще больше валюты. «Наш таргет по Brent в $60–70 за баррель достигнут. И вполне возможно, что мир находится в начале нового сырьевого суперцикла, т. е. через пару лет цены на черное золото превысят $100 за баррель. На этом фоне мы ожидаем укрепления российского рубля до 65–67 руб. за доллар в текущем году и выхода долларового индекса РТС на 2000 пунктов», – говорит аналитик.

Зайцева считает, что увеличение покупок валюты Министерством финансов не окажет существенного влияния на курс рубля. «В условиях внешней довольно благоприятной конъюнктуры аппетит инвесторов к риску сохраняется на высоком уровне, а цены на нефть находятся вблизи годовых максимумов, так что операции Минфина не будут заметными для национальной валюты», – объясняет она. По прогнозам Зайцевой, при отсутствии внешних значимых шоков доллар до конца марта будет торговаться в диапазоне 72,5–75 руб. Однако в случае смены настроений на глобальных рынках покупки валюты Минфином могут оказаться весьма чувствительными для рынка, предупреждает она.

«Бюджетное правило снижает волатильность валютного курса в зависимости от колебаний нефтяных котировок и в целом делает экономику более предсказуемой и устойчивой, однако его негативным эффектом является изъятие ресурсов, что ведет к снижению потенциального роста ВВП», – отмечает глава аналитического отдела банка «Центрокредит» и автор Telegram-канала MMI Евгений Суворов.

С ним соглашается и Разуваев. «Политика российских монетарных властей выглядит крайне нелогичной, – отмечает он. – С одной стороны, доллар – это токсичный актив и Россия старается максимально сократить его использование во внешней торговле. А с другой – ведется покупка валюты в рамках бюджетного правила. Хотя необходимости в этом, в принципе, нет». Бюджетное правило стоит отменить, уверен Разуваев. «Если само Министерство финансов России не доверяет национальной валюте, то как можно требовать, чтобы рублю доверяли иностранные и российские инвесторы, а также рядовые россияне и граждане стран СНГ», – указывает он.

Но Исаков с такой позицией не согласен. «Бюджетное правило подразумевает более прогнозируемую бюджетную политику, при которой бюджетные траты не зависят от цены на нефть и определяются базовыми нефтегазовыми доходами, а также более стабильный обменный курс, при котором корреляция между обменным курсом и ценой на нефть уменьшилась с 0,7 примерно до 0,2–0,3. Отказ от бюджетного правила будет означать, что правительство лишит себя «страховки» на случай, если цены на нефть окажутся низкими на протяжении длительного времени», – объясняет он.