Борьба с контрафактом опаснее самого контрафакта

Бизнес опасается, что борьба с подделками станет для него неподъемной нагрузкой
Больше всего контрафакта среди пищевой и табачной продукции, фармацевтических препаратов, обуви, парфюмерии, фототоваров, шин и покрышек /Игорь Зарембо / РИА Новости

В России будет создана комплексная система мониторинга и оценки ситуации в сфере борьбы с контрафактом. Соответствующее распоряжение подписал премьер Михаил Мишустин.

«Предполагается, что система поможет следить за оборотом промышленной продукции в различных отраслях, своевременно выявлять проблемы и составлять качественные прогнозы», – сообщается на сайте правительства. В Белом доме уверены: «Комплексная работа в этом направлении поможет защитить граждан от некачественной продукции, поддержит добросовестных предпринимателей и позволит минимизировать влияние теневого рынка на социально-экономическую ситуацию в стране».

Формирование системы по контролю за контрафактом будет проходить в два этапа. В ходе первого (2021–2022 гг.) планируется утвердить необходимую нормативно-правовую базу, разработать методики оценки рынков, наладить их регулярный анализ и исследовать лучшие российские и зарубежные практики. Среди важнейших мероприятий – создание на базе Государственной информационной системы промышленности портала по противодействию контрафакту, который в том числе позволит автоматизировать сбор и обработку информации.

На втором этапе (2023–2025 гг.) будет расширена сфера применения уже запущенных механизмов, развернута работа по методической поддержке региональных властей. Вместе с тем планируется сделать акцент на международном сотрудничестве в сфере мониторинга – в частности, со странами ЕАЭС и СНГ.

«Меры для борьбы с контрафактной продукцией являются своевременными и необходимыми, поскольку пока еще, несмотря на усилия правительства и реализацию программы маркировки, доля контрафакта в обороте легальной продукции остается высокой, – отмечает член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов. – Так, по данным ФТС, за весь 2019 год в РФ было выявлено более 7,6 млн единиц такой продукции, а за три квартала 2020 г. – еще 8,2 млн единиц. И это без учета того, что часть контрафакта осталась в тени».

Директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина Антон Свириденко приводит экспертные данные, согласно которым в 2019 г. доля контрафакта в товарах повседневного спроса оценивалась в 30%. «Для сравнения: в мировой торговле эта доля, по оценкам, составляет 3,3%», – отмечает он.

Больше всего контрафакта среди продукции пищевой и легкой промышленности, фармацевтических препаратов, табачной продукции, обуви, парфюмерии, фототоваров, шин и покрышек, шуб. Аналитики Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) ожидают, что доля контрафактных табачных изделий вскоре может вырасти в четыре с лишним раза (с текущих 7% до 30%) из-за повышения акцизов с этого года на 20%, открытия границ, а также снижения покупательной способности населения в связи с пандемией COVID-19. В этом случае прямые потери экономики от неуплаченных акцизов и НДС в 2022 г. составят 282–339 млрд руб., что примерно в 5 раз выше, чем в прошлом году.

«Главный поставщик нелегальных сигарет – страны ЕАЭС, где не было резкого повышения акцизов, что сделало более дешевую, чем российская, продукцию еще привлекательнее, – указывает Бишенов. – Например, в Белоруссии средняя стоимость местных брендов находится на уровне 40 руб., поэтому ожидать сильной просадки серого рынка можно только при внедрении жестких мер контроля, маркировки, внедрения предельной допустимой розничной цены за пачку и ужесточения административных мер вплоть до реальных сроков».

При этом, по его мнению, уже введенные в действие меры по борьбе с нелегальным завозом дали неплохие результаты. «Учитывая, что в последние годы на большую часть товаров была введена обязательная маркировка, некоторые позиции стали демонстрировать рекордный взлет официальных продаж – например, продажи обуви и шуб увеличились в 3 и 10 раз соответственно», – говорит эксперт. Аналитики НАФИ также отмечают, что на табачном рынке доля контрафакта в минувшем году снизилась вдвое благодаря усилению работы правоохранительных и надзорных органов, ограничениям в связи с пандемией, а также полномасштабному запуску системы маркировки.

По мнению руководителя направления «Правовое развитие» ЦСР Максима Башкатова, разрабатываемые в России меры соответствуют мировому тренду. «Лучшие практики сейчас применяются в Великобритании – там разработаны меры для противодействия распространению контрафакта через интернет, процедуры для охраны прав на товарные знаки при нарушениях на интернет-страницах, в доменных именах зоны co.uk», – указывает он, напоминая, что в США за продажу контрафакта можно угодить в тюрьму.

Однако многие эксперты считают, что российское правительство озаботилось этой проблемой не вовремя: меры по искоренению контрафакта ложатся дополнительной нагрузкой на плечи ослабленного пандемией бизнеса, а выигрывают от них в основном зарубежные производители. «На мой взгляд, в России не так много брендов, продукцию которых важно защищать. Поэтому по факту мы делаем все, чтобы отстаивать интересы иностранных производителей», – считает председатель регионального отделения Партии роста в Мурманской области, совладелец МПЗ «Аскона» Николай Пальченко. По его мнению, малому и среднему бизнесу эта «защита» не нужна, для них это лишние затраты. «Очевидно, что многочисленные системы мониторинга имеют совсем другую цель: контролировать заработки реального сектора экономики и препятствовать теневому обороту», – уверен он.

Пальченко считает, что «борьба с контрафактом» – повод переложить значительную часть расходов на плечи самих «защищаемых» предприятий, включая предприятия торговли, обороты которых собираются контролировать за их же счет. «А своевременно ли сейчас так уж тщательно контролировать реальный сектор, который и так напоминает коматозного больного, не имеющего возможность расти в отсутствие реального доступа к кредитным продуктам и не только?» – возмущается предприниматель. Свириденко также обращает внимание на «социальный вопрос». «За счет торговли контрафактом подчас выживают самые незащищенные микропредприятия. Поэтому каждая волна борьбы с контрафактом вызывает рост напряжения в обществе на фоне падающих доходов населения», – говорит он.

«Контрафакта всегда становится больше, когда страна испытывает экономические трудности», – констатирует руководитель московского регионального отделения Партии роста, председатель совета директоров АО «Совфрахт» Дмитрий Пурим. Он считает, что защищать надо прежде всего отечественный бизнес – производителей товаров народного потребления: обуви, одежды, мебели, а не зарубежные табачные бренды. «Вот кому нужна защита, и не только от контрафакта, но и от недобросовестной ценовой конкуренции продукции китайского происхождения», – указывает он.

При этом Пурим уверен, что меры, принимаемые правительством Мишустина, «точно покажут свою эффективность», потому что опираются не на усиление полицейских мер, а на высокотехнологичные решения, основанные на системном подходе. «Сначала приведут законодательную базу в норму, а потом введут чипирование всей продукции, что резко снизит возможности для злоупотреблений, – отмечает эксперт. – Потому что акцизные марки подделываются очень легко: производят их за границей на том же оборудовании, что закупает российский «Гознак».