Патенты и товарные знаки могут приравнять к квартирам

Минэкономики предложило ЦБ повысить залоговое качество интеллектуальной собственности
Если залоговое качество интеллектуальной собственности повысится, у бизнеса появится смысл чаще обращаться за ее защитой в Роспатент (на фото – в лесах) / Евгений Разумный / Ведомости / Ведомости

Минэкономразвития предлагает Центробанку скорректировать положения регулирования и нормативы для банков, касающиеся оценки объектов интеллектуальной собственности (ИС) и использования ИС в качестве залогов при выдаче кредитов.

Предложения нацелены на создание «комфортной регуляторной среды», следует из письма министерства, направленного главе РСПП Александру Шохину, администрации президента РФ и правительству («Ведомости» ознакомились с его копией). В письме также сказано, что Минэкономразвития уже направило свои предложения в ЦБ. В министерстве «Ведомостям» подтвердили, что письма в указанные организации направлены, отметив, что в ближайшее время планируется провести совещание с ЦБ по данному вопросу.

Залог второй категории

Сейчас объекты ИС классифицируются ЦБ как активы низкого качества с высокими кредитными рисками. Как следует из письма Минэкономразвития, ведомство предлагает отнести ИС к залогу второй категории качества, которая предполагает умеренный кредитный риск и невысокую вероятность финансовых потерь банка. Сейчас к ней банками могут быть отнесены, к примеру, залоги, предметами которых являются ценные бумаги эмитентов, торгующиеся на бирже, а также земельные участки, коммерческая и жилая недвижимость.

3520 млрд руб.

Во столько оценивает НИУ ВШЭ возможные потери общего объема продукции производственных секторов из-за неэффективного управления ИС. В креативных индустриях соответствующие потери оцениваются в 30 млрд руб. в музыкальном стриминге и в 150 млрд руб. на рынке видеоигр

Впрочем, повысить залоговое качество предлагается не для всех объектов ИС, а только для исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, для товарных знаков и знаков обслуживания, зарегистрированных в Роспатенте, а также для зарегистрированных в Минсельхозе селекционных достижений. Да и то при соблюдении ряда условий. Во-первых, владельцем исключительных прав должны быть заключены лицензионные договоры на их использование, гарантирующие поступление правообладателю вознаграждения на протяжении всего срока действия кредитного договора. Во-вторых, у кредитора должны быть достаточные основания считать, что такие исключительные права могут быть реализованы в срок, не превышающий 270 календарных дней.

При оценке объектов ИС банкам будет предложено использовать доходный метод, указано в письме Минэкономразвития. Это означает, что определяться их стоимость должна не на основании затрат, понесенных при создании объекта ИС, а на основе ожидаемых будущих доходов от его использования. Министерство также предлагает определить государственные реестры, которые ведутся Роспатентом и Минсельхозом России, в качестве источников соответствующей информации об объектах ИС.

2230 млрд руб.

Во столько оценивает НИУ ВШЭ возможные потери экспорта продукции производственных секторов из-за неэффективного управления ИС. В креативных индустриях соответствующие потери оцениваются более чем в 100 млрд руб.

«За счет такого подхода обеспечивается надежность банковской системы, базирующаяся на консервативном подходе к оценке обеспечения, связанном с уже заключенными лицензионными договорами. При этом соответствующие объекты залога являются ликвидными, так как обеспечивают установленную в договорах доходность, на основе которой может быть применена оценка на основании доходного подхода», – говорится в письме Минэкономразвития.

Нерыночный актив

Нельзя сказать, что кредиты под залог объектов ИС российские банки сейчас не выдают. Но пока такие случаи очень редки. К примеру, в сентябре 2020 г. «МСП банк» предоставил компании «Энергоэлемент» кредит в размере 4,3 млн руб. под 8,5% годовых под залог двух патентов на изобретения. «Энергоэлемент» производит, в частности, тяговые литий-ионные аккумуляторы нового типа. Компания выиграла крупный тендер на поставку таких аккумуляторов с постоплатой и, чтобы выполнить свои обязательства перед заказчиком, ей потребовался кредит для закупки материалов, рассказывал «Ведомостям» гендиректор «Энергоэлемента» Александр Логинов.

Письма об ИС

Подготовить предложения по повышению эффективности института ИС в начале февраля 2021 г. поручил профильным министерствам первый вице-премьер правительства Алексей Белоусов, после того как соответствующее обращение ему направил помощник президента Максим Орешкин. В свою очередь, письмо с просьбой организовать в правительстве обсуждение мер поддержки в сфере управления и защиты ИС Орешкину в начале декабря 2020 г. направил Шохин. («Ведомости» ознакомились с его копией, направление такого письма подтвердил Кричевский).
Среди предлагаемых мер – применение дифференцированного подхода при принятии в залог банками ИС через снятие регуляторных ограничений ЦБ и распространение возможности отнесения некоторых видов ИС к залогам надлежащего качества. Также РСПП считает необходимым продлить срок действия нулевой ставки налога на прибыль в отношении выявленных и поставленных на учет в ходе инвентаризации нематериальных активов, а лицензионные договоры с российскими правообладателями освободить от налога на добавленную стоимость. «Указанные меры создадут необходимые условия для переключения творческого и инновационного бизнеса с бюджетных источников финансирования на частные и возвратные средства, позволят сделать ИС реальным экономическим активом», – указывал Шохин в своем письме Орешкину.

Фактическим залогом в данном случае выступал скорее заключенный контракт и гарантированный по нему денежный поток, а не патенты «Энергоэлемента», предполагает председатель комитета РСПП по ИС Андрей Кричевский. Если же говорить о системном использовании ИС как принимаемого в залог рыночного актива, то, как считает эксперт, его пока нет. Связано это, по словам Кричевского, во-первых, с тем, что инструкции ЦБ безоговорочно относят ИС к высокорискованным активам. Как следствие, это требует от банка создания 100%-ных резервов на покрытие возможных рисков, что им невыгодно. Во-вторых, банки пока не научились системно работать с такими залогами: рассчитывать денежные потоки и доходы, которые принесет использование ИС, оценивать ее ликвидность.

Как самостоятельный предмет залога объекты ИС действительно практически не используются, говорит руководитель департамента кредитования малого бизнеса Альфа-банка Марина Полякова: «Исключение составляют топовые мировые бренды, которые существуют на рынке десятки лет. И даже в этих случаях такой залог нужен банку скорее для дополнительного комфорта и не рассматривается в качестве единственного обеспечения».

Практика оценки объектов ИС на рынке развита слабо, что во многом связано с отсутствием активного спроса на эту услугу, подтверждает руководитель группы оценки бизнеса и активов КПМГ в России и СНГ Василий Савин. При выборе подходящих методов оценки объектов ИС, по его словам, необходимо учитывать не только экономические, но и юридические и технические факторы. Такие, как стадия жизненного цикла объекта, предполагаемый срок его службы, участие других объектов ИС в технологическом процессе. Банки обычно привлекают независимого оценщика, при этом стандарты оценки объектов ИС не рассматривают многообразие и специфику таких активов, добавляет он.

4,8% ВВП

ежегодно теряет Россия от неэффективности сферы ИС, по оценкам НИУ ВШЭ

Объекты ИС как нематериальные активы являются менее прозрачными и ликвидными по сравнению с материальными, поэтому банкам приходится применять более высокие нормативы резервирования, что приводит к более высоким уровням кредитных ставок, отмечает аналитик по телекоммуникациям и медиа Райффайзенбанка Сергей Либин. В связи с этим кредитование под залог таких активов не является привлекательным ни для одной из сторон, резюмирует он.

Кино поставили на паузу

Поскольку в России практика принятия в залог объектов ИС сейчас крайне ограниченна, предложенные меры будут способствовать повышению качества управления ИС и росту инвестиций в основные фонды, заявили «Ведомостям» в Минэкономразвития. «Необходимо обеспечить стартовый механизм кредитования под залог ИС в условиях, с одной стороны, интересных бизнесу, с другой – приемлемых для ЦБ и банков», – отметили в министерстве.

Опрошенные «Ведомостями» эксперты считают, что предложенные Минэкономразвития меры имеют ряд плюсов. В частности, отнесение объектов ИС ко второй категории залогового качества повысит их привлекательность и позволит банкам оптимизировать часть резервов, говорит Полякова. А руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям финансового сектора КПМГ в России и СНГ Наталия Ракова называет предложения министерства «актуальными»: «Сегодня активно развиваются компании, создающие в качестве основного продукта как раз нематериальные активы, в том числе цифровые. Им нужны средства для развития, а без твердого залога их намного сложнее получить».

ЦБ считает, что говорить пока не о чем

Сейчас в России нет устойчивого рынка, развитой практики реализации залоговых прав на объекты ИС, поэтому и оснований для внесения изменений в нормативные акты Банка России тоже нет, заявили «Ведомостям» в пресс-службе ЦБ. «Чтобы принять решение об отнесении залога прав на ИС ко второй категории качества, было бы целесообразно проанализировать российскую практику оценки и оборота прав на ИС, в том числе залоговых. То есть привести конкретные примеры платформ монетизации, через которые можно реализовать залоговые права, примеры расчета оценки справедливой стоимости данных прав, а также методику прогнозирования доходов от их реализации. Когда рынок и такая практика сложатся, тогда мы вернемся к этому вопросу», – говорится в ответе пресс-службы ЦБ на запрос «Ведомостей».

В том, что предлагает Минэкономразвития, есть один недостаток, который может не дать развиться системе кредитования под залог интеллектуальных прав, считает Кричевский. Ведомство предлагает ограничиться только той ИС, которая подлежит государственной регистрации, – в первую очередь патентами на изобретения и селекционными достижениями. Активного рынка прав, по его словам, в этой сфере нет. «Смягчать регуляторные ограничения надо там, где есть рынок. Это музыка, кино, софт и т. п. Наличие или отсутствие регистрации [прав на объект ИС] не может быть определяющим фактором – ведь есть опыт добровольной регистрации залога, который в России работает при залогах движимого имущества», – уверен эксперт.

В Минэкономразвития «Ведомостям» подтвердили, что на музыку и кино предлагаемые меры пока распространяться не будут – для начала надо обкатать предлагаемую схему, говорят в министерстве. В то же время софт – если он зарегистрирован в Роспатенте в качестве программы для ЭВМ или базы данных – все-таки сможет подпадать под действие указанных мер, добавили в ведомстве.

Отнесение объектов ИС ко второй категории залогового качества повысит привлекательность этих активов, однако для кардинального изменения ситуации этого недостаточно, считает Полякова: «Необходимо сформировать прозрачную рыночную среду, создать условия для оборачиваемости таких активов, чтобы их оценка была более достоверна и прозрачна. Под эти цели может быть запущена отдельная торговая площадка, биржа, экспертная организация с госучастием, регулирующая и регламентирующая оборачиваемость таких активов».

Нематериальные активы способны генерировать дополнительный доход не только для банков, но и для всей экономики страны, говорит Кричевский. Создание эффективной системы управления ИС на фоне роста доли креативных индустрий в России могло бы дать дополнительно 894 млрд руб. совокупной добавленной стоимости, резюмировал эксперт, ссылаясь на совместное исследование РСПП и НИУ ВШЭ.