Действия без экономического смысла приведут к доначислению налогов

Налоговая служба рассказала, как будет оценивать добросовестность компаний при спорных сделках
Налоговым органам необходимо эффективно использовать комплекс контрольных мероприятий / Евгений Егоров / Ведомости

Федеральная налоговая служба (ФНС) выпустила письмо № БВ-4-7/3060 «О практике применения статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации». Речь идет об одной из самых конфликтных статей Налогового кодекса (НК), «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». В соответствии с ней, в частности, налоговыми нарушениями признаются «исполнение обязательства по сделке лицом, не являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком», а также сделка, в которой отсутствует ясная деловая цель.

«Налогоплательщик вправе определить налоговую обязанность на основании отраженных им сведений о совершенных операциях <...> при соблюдении одновременно следующих условий: а) налогоплательщиком не было допущено искажение указанных сведений, б) обязательства по соответствующей сделке исполнены лицом, заключившим договор с налогоплательщиком, либо лицом, на которое обязанность исполнения обязательства возложена в силу договора или закона, в) основной целью совершения операции либо их совокупности не являлось уменьшение налоговой обязанности», – указывается в новом письме ФНС.

В качестве примеров искажения сведений об объектах налогообложения в документе упоминается «неотражение в составе основных средств эксплуатируемых объектов недвижимости, строительство которых завершено (по налогу на имущество организаций), искажение данных о производимой продукции с целью исключения характеристик, при которых она подлежит отнесению к категории подакцизных товаров (по акцизам), разделение единого бизнеса между несколькими формально самостоятельными лицами исключительно или преимущественно по налоговым мотивам с целью применения преференциальных специальных налоговых режимов».

При этом налоговые органы имеют право изменять юридическую квалификацию сделок, совершенных налогоплательщиком, учитывая действительный экономический смысл хозяйственной операции и наличие иной основной цели совершения налогоплательщиком операции, чем уменьшение налоговой обязанности (деловая цель).

«До момента выхода этих разъяснений ФНС занимала максимально жесткую позицию, что приводило к громадным и необоснованным доначислениям налогов налогоплательщикам, – поясняет важность разъяснений управляющий партнер юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры. Структурный и налоговый консалтинг» Александр Лемчик. – Территориальные налоговые органы при рассмотрении возражений и аргументации о несправедливости доначисления налогов со всего оборота компании со спорным налогоплательщиком в большинстве случаев соглашались с представленной аргументацией. Но разводили руками и говорили, что не могут ничего поделать, пока не изменится позиция центрального аппарата ФНС. Страсти накалялись, о несправедливости норм ст. 54.1 НК РФ начали говорить уже практически все».

Письмо № БВ-4-7/3060 не снимает всех вопросов, но открывает возможности для смягчения подходов налоговиков. В частности, в нем указывается, что «подписание документов от имени контрагента неуполномоченным лицом <...> само по себе не может рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания неправомерным уменьшения налогоплательщиком налоговой обязанности. Данные обстоятельства не могут служить достаточным основанием для предъявления налоговых претензий». Налоговым органам необходимо как устанавливать факт неисполнения обязательства надлежащим лицом, так и приводить свидетельства того, что налогоплательщик преследовал цель неправомерного уменьшения налоговых платежей, подчеркивается в документе.

«Разъяснения ФНС закрепляют подход о необходимости проводить детальный функциональный анализ при планировании новых операций и оценке рисков текущих структур, чтобы не допустить пустых решений и звеньев в бизнес-модели, которые будут игнорироваться для налоговых целей с последующим оспариванием налоговой выгоды, связанной с их формальной ролью в бизнесе», – отмечает партнер налоговой практики МЭФ PKF Геннадий Тимоничев.

Эксперты видят главное значение письма в том, что поменялся ракурс, с которого ФНС теперь оценивает неочевидные действия налогоплательщика. Например, ранее налоговые органы говорили о необходимости проявлять «должную» осмотрительность при выборе контрагента, а теперь речь идет о «коммерческой» осмотрительности. «Коммерческая осмотрительность – это про опыт, платежеспособность, рекламу, сайт, внешнее позиционирование, историю, рекомендательные письма, опыт учредителей, репутацию контрагента, – поясняет Лемчик. – Безусловно, сейчас всем компаниям стоит пересмотреть все свои старые требования и регламенты по работе с контрагентами и сделать из них полноценную политику наравне с учетной, коммерческой, маркетинговой политикой компании».

При этом в письме ФНС подчеркивается, что «налоговым органам необходимо эффективно использовать комплекс контрольных мероприятий, в частности следующие средства доказывания: допрос и получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения и исполнения сделок; проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств; сопоставление объема поставляемых товаров размеру складских помещений» и т. д.

Для налогоплательщиков это означает усиление налогового контроля при проведении проверок, считают юристы. «Письмо повлияет на глубину и качество налоговых проверок: в нем достаточно четко описано, какие действия должны совершать инспектора для доказывания получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды», – обращает внимание партнер Five Stones Consulting Екатерина Болдинова.

Кроме того, в письме на налогоплательщика возлагается обязанность доказать свою добросовестность, что потенциально может усилить давление на них налоговых органов. «В пунктах 10 и 11 письма говорится о возложении на налогоплательщика бремени по доказыванию добросовестности того лица, которое фактически исполнило обязательство, а также по представлению документации такого лица (не являющегося контрагентом по договору) по спорной операции, – указывает директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Станислав Денисенко. – Но кто реально на практике может точно подтвердить добросовестность фактического исполнителя и иметь его документы?»

Тем не менее появление такого письма ФНС, безусловно, снизит градус напряжения между налоговиками и предпринимателями, считает партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Денис Черкасов. «Как минимум потому, что из него следует признание налоговым ведомством преемственности подходов, ранее сформированных судебной практикой, – объясняет он. – Кроме того, декларируется недопустимость формального подхода при предъявлении претензий к налогоплательщикам в связи с проблемными контрагентами».