Эксперты оценили последствия от введения глобального корпоративного налога

Потери для стран с льготным налоговым режимом очевидны, выгоды для бюджета США – сомнительны
Джанет Йеллен предложила глобальный налог, чтобы ничто не помешало ей наполнять бюджет США /AFP

Министр финансов США Джанет Йеллен предложила установить глобальную минимальную ставку корпоративного налога с целью остановить «гонку по снижению налоговых ставок» и создать единые фискальные условия для крупных компаний во всех развитых странах. Если не ввести единую минимальную ставку, американские компании продолжат мигрировать в более привлекательные юрисдикции, признала глава минфина США. В результате американский бюджет недополучит $2 трлн налоговых поступлений за ближайшие 10 лет.

Дело в том, что американские финансовые власти на грани потери контроля над дефицитом бюджета и государственным долгом, которые находятся на рекордных уровнях. Чтобы облегчить ситуацию, команда президента Джозефа Байдена, в состав которой входит Йеллен, планирует повышение налога на корпорации в США на треть – с 21 до 28%. При этом в американском минфине обоснованно опасаются, что такая налоговая реформа приведет к бегству крупнейших компаний в другие страны, поскольку средняя налоговая ставка корпоративного налога в странах ОЭСР сегодня составляет 24%.

По информации Financial Times (FT), администрация США направила свои предложения по введению глобальной ставки корпоративного налога правительствам 130 стран. Предполагается, что обложению по единой ставке будет подлежать около сотни крупнейших международных корпораций, в том числе американские интернет-гиганты (Google, Amazon, Facebook и проч.) и глобальные финансовые корпорации. Первая реакция на эту инициативу оказалась весьма положительной. В ЕС, как отмечает FT, ее «встретили аплодисментами», поскольку теперь отпадает необходимость вводить «цифровой налог» на американские корпорации. Предложение Йеллен уже поддержал МВФ, а ОЭСР заявила, что надеется провести все переговоры по введению глобальной ставки корпоративного налога не позднее лета.

«ОЭСР работает в том же направлении, пытаясь предложить немного более сложный многосторонний механизм, по которому с прибыли, оседающей в низконалоговых юрисдикциях, будет уплачен «минимальный» налог (Pillar II), – отмечает партнер департамента налогов и права «Делойт» в СНГ Геннадий Камышников. – Детальнейший документ ОЭСР, описывающий такой возможный механизм, был выпущен в декабре прошлого года. Именно поэтому реакция ОЭСР на заявления минфина США была положительной». Председатель МКА «Инконсалт» Алексей Кирсанов уверен, что от введения такого налога в первую очередь выиграют ведущие мировые экономики и правительства стран с наибольшей деловой активностью. В проигрыше окажутся немногочисленные, но еще существующие «налоговые гавани» и квазиофшорные территории типа Кипра, Ирландии или Голландии.

Реализация инициативы, по мнению опрошенных «Ведомостями» экспертов, не потребует сложных глобальных переговорных процессов. Скорее всего, страны с льготным налоговым режимом будут поставлены перед фактом: или устанавливайте оговоренную ставку корпоративного налога, или компании, имеющие офшорную регистрацию, будут вынуждены сменить налоговое резидентство под давлением национальных властей.

А вот насчет последствий для самих крупнейших корпораций мнения экспертов разделились. Адвокат юридической фирмы Tax Compliance Андрей Соломяный считает, что корпорации готовы к такому развитию событий, так как сама тема единой ставки корпоративного налога обсуждается с 2017 г. А Кирсанов предположил, что, хотя по доходам многих компаний будет нанесен сильный удар, в итоге многое будет зависеть от того, как правительства распорядятся полученными дополнительными доходами, которые могут вернуться в виде контрактов и инфраструктурных проектов, направленных на развитие национальной экономики.

С другой стороны, установление единой налоговой ставки на международном уровне может стать сковывающим фактором для отдельных стран в ситуациях, когда ее изменения будет требовать экономическая действительность, – например, если потребуется срочно простимулировать промышленный рост. Соломяный уверен, что варианты для изменения ставки в зависимости от экономической международной ситуации будут предусмотрены на уровне соответствующих договорных резолюций. По его мнению, проблема заключается в другом: введение глобальной ставки, подразумевающей повышение налогов, в условиях общего спада международной экономики и раздутого фондового рынка повредит восстановлению экономики, но не сможет быстро наполнить государственные бюджеты.

«Реальных поступлений от корпоративного налога можно ожидать не ранее 2022 г., так как в США налог уплачивается одновременно с предоставлением годового отчета – до 15 марта года, следующего за отчетным. Кроме того, этих налогов, скорее всего, будет недостаточно, и США в любом случае будут включать печатный станок, а сама процедура введения единой ставки налога может занять продолжительное время», – подытожил Соломяный.