Климатические риски подсчитают в рублях

МЭР подготовило рекомендации для бизнеса с горизонтом планирования от 10 лет
Медленный рост температуры воздуха затрагивает регионы с развитым сельскохозяйственным производством. Аграриям нужны засухоустойчивые сорта пшеницы и других важнейших сельхозкультур / PIXABAY

Минэкономразвития утвердило методические рекомендации по адаптации к изменениям климата. Это первый этап, который запустит появление в России новых статистических данных – размера ущерба, который наносит глобальное потепление. Климатические риски предлагается страховать и нивелировать при помощи обеспечения финансовых и материальных резервов.

Приказ, устанавливающий методические рекомендации, подготовлен в рамках национального плана по адаптации к изменениям климата, который правительство утвердило в 2019 г. Это один из этапов реализации Парижского соглашения по климату. Следующим шагом в этом направлении станет появление конкретных планов по адаптации отраслей и регионов, рассказал «Ведомостям» заместитель директора департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Минэкономразвития Андрей Чайка. Ведомство рассчитывает, что документ будет полезен и бизнесу.

«Наш приказ допускает, что его могут использовать организации, которые понимают, что изменение климата – это реальность, и имеют горизонт планирования от 10 лет, – отметил Чайка. – Они тоже заинтересованы в том, чтобы минимизировать свои физические риски от воздействия изменений климата».

По его словам, на данный момент ведомственная статистика учитывает только риски, связанные с чрезвычайными ситуациями (ЧС). Однако значительная часть потенциального ущерба связана с медленными изменениями климата, такими как таяние вечной мерзлоты или изменение температурного режима и количества выпадающих осадков.

Деградация вечномерзлых грунтов приводит к разрушению зданий, и потому требуется предпринимать системные и зачастую весьма затратные меры. «Другим примером является медленный рост температуры воздуха, и это затрагивает регионы с развитым сельскохозяйственным производством. Аграриям нужны засухоустойчивые сорта пшеницы и других важнейших сельхозкультур, рассказал Чайка. Чиновник отметил, что такой потенциальный ущерб сложно рассчитать и это большой пробел в нынешних подходах к оценке рисков. Поэтому ведомство с помощью собственной методики рассчитывает сформировать информационное пространство, которое позволит в будущем грамотно анализировать климатические риски и управлять ими, адаптироваться к изменениям климата.

Темпы роста температуры воздуха в России в 2,5 раза превышают среднемировые. И потому оценка климатических рисков для нашей страны очень актуальна, отметила руководитель направления «Климат и зеленая энергетика» ЦСР Ирина Поминова. Это находит выражение в увеличении количества опасных гидрометеорологических явлений: по данным Росгидромета, в 2020 г. в России произошло 1000 таких явлений, в том числе 372 нанесли значительный ущерб отраслям экономики и жизнедеятельности населения.

Утвержденные методические рекомендации – основа для создания в России национальной системы управления климатическими рисками, отмечает собеседница «Ведомостей». По данным Минэкономразвития, в среднем в год на тушение лесных пожаров тратится 3,9 млрд руб. из федерального бюджета. На иные противопожарные мероприятия – 5,9 млрд руб. в год. Самую большую статью расходов представляет мелиорация сельхозземель – 24,1 млрд руб. Примерно в 11,1 млрд руб. в год обходится ликвидация последствий от наводнения. На поддержку пострадавших от наводнения уходит еще около 4,6 млрд руб.

Методические рекомендации предлагают оценивать экономический ущерб от климатических рисков в том числе в денежном выражении. Подразумевается как прямой ущерб (причиненный объектам ЖКХ, социальной и транспортной инфраструктуре и т. д.), так и косвенный (снижение выпуска продукции и прекращение оказания услуг, остановка производства). В неэкономические потери рекомендуется включать ущерб здоровью, жизни и благосостоянию населения, воздействие на экосистемные услуги и био­разнообразие.

«Для оценки климатических рисков субъекту адаптации потребуется провести анализ, какие природные процессы на него в принципе могут подействовать, – объяснил Чайка. – Исходя из этого, он определяет те мероприятия, которые позволят ему этот риск минимизировать». Один из вполне очевидных способов минимизации таких рисков – страхование. Методика учитывает возможности страховых инструментов и формирования резервов при оценке защищенности субъекта адаптации. По словам чиновника, ряд климатических рисков уже сейчас учитываются регуляторами отраслей, наиболее уязвимых к изменениям климата, но в ходе реализации национального плана по адаптации их список может пополниться.

Климатические риски как отдельный самостоятельный продукт будут интересны только страхователям, но не страховым компаниям, считает глава совета Ассоциации профессиональных страховых брокеров (АПСБ) Катерина Якунина. «Покупать полис только от наводнения как одного из видов климатического риска будут стараться исключительно страхователи, чье имущество находится в зонах потенциального затопления, – объяснила она. – Страховщикам это не интересно, потому что потенциально это будет зашкаливающая убыточность. Соответственно, это повлечет либо банкротство страховщика, либо тарифы страховщиков будут неадекватно высокими». Все эти риски, по ее словам, могут быть покрыты обычным полисом имущественного страхования в разделе «страхование от стихийных бедствий». И принимаются они на страхование достаточно регулярно.

Однако планы по адаптации к изменению климата могут повлиять на ставки страхования, заметила Поминова. «Эти планы будут способствовать снижению неопределенности, связанной с влиянием климатических изменений на условия ведения бизнеса, и, вероятно, ставок страхования», – сказала она.