Страны G7 договорились обложить 15%-ным налогом все транснациональные корпорации в мире

Это решение выгодно для России и затронет лишь несколько крупных российских компаний
Страны G7 договорились обложить 15%-ным налогом все транснациональные корпорации в мире /Евгений Разумный и Максим Стулов / Ведомости

В субботу, 5 июня, представители стран семерки (G7) и ключевых международных организаций выпустили коммюнике с громкой преамбулой – «действия для решения исторических проблем». Согласно ему, в числе прочего страны договорились способствовать установлению как у себя, так и по всему миру минимальной ставки корпоративного налога (на прибыль) для транснациональных компаний в размере не менее чем 15%. Также они обязуются «достичь справедливого решения по распределению налоговых прав» в мире. Для этого при маржинальности бизнеса свыше 10% минимум пятую часть сверхприбыли нужно будет перераспределять в пользу стран, где реально продаются услуги и товары. Соответственно, там же они и должны облагаться налогом.

Мера прежде всего направлена на компании, работающие в глобальной цифровой экономике, дипломатично следует из коммюнике. Впрочем, более смелые спикеры не скрывают, что это удар по глобальным IT-компаниям, привыкшим платить минимальные налоги с прибыли во всех странах присутствия, кроме США. Благодаря этому историческому соглашению «транснациональным технологическим гигантам» теперь придется платить их долю налогов в Соединенном Королевстве, объяснил значение события министр финансов Великобритании Риши Сунак в своем Twitter. Британские власти – одни из последовательных критиков практики уплаты налогов компаниями вроде Apple, Facebook и Google. Так, в 2019 г. Google сообщил о доходе в Соединенном Королевстве от продажи в основном цифровых услуг в 1,6 млрд фунтов стерлингов, заплатив при этом всего 44 млн налогов (2,8% от выручки). Это стало возможным, в частности, благодаря особым режимам для IT-компаний и холдингов в Ирландии и Нидерландах. Соответствующая схема оптимизации налогов названа в их честь – Double Irish With a Dutch Sandwich. Теперь властям этих стран придется учитывать новое соглашение, так как его подписали представители и ЕС (Еврогруппы), и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Стороны договорились, что справедливо будет начать взимать налог с прибыли корпораций также и в странах, где компания фактически не зарегистрирована, но тем не менее сбывает свою продукцию, объясняет партнер «Кроу экспертизы» Рустам Вахитов: «Таким образом, страна потребителя (например, Франция) и страна происхождения группы (США) поделят между собой суммы, которые экономят IT-гиганты в промежуточных юрисдикциях, различных IP-боксах».

Над вопросами более справедливого перераспределения налогов от деятельности транснациональных корпораций в ОЭСР работают с 2013 г. G7 фактически поддержала предложения, над которыми несколько лет работала ОЭСР по мандату G20, в который входит и Россия, поясняет партнер «Делойт» в СНГ Геннадий Камышников: это так называемые проекты изменения международной налоговой системы Pillar I & II. По словам Камышникова, предложения могут быть поддержаны на встрече министров финансов G20 уже в июле.

На последнем этапе странам оставалось лишь согласовать ставку налога для таких компаний, ранее речь шла о 12,5%. Партнер PwC в России Екатерина Лазорина обращает внимание, что коммюнике также содержит заявление об ограничении «использования цифровых налогов». Эти налоги стали вводить некоторые страны (например, 3% выручки во Франции), отчаявшись решить вопрос на международном уровне.

Такое решение, безусловно, прорыв, хотя к нему все еще остается много вопросов, считает Вахитов: «Сложно будет обязать все страны мира ввести 15%-ный налог на прибыль, но забирать себе разницу между реально уплаченным налогом и 15% США никто не может запретить». Предложение о минимальной ставке нацелено на то, чтобы прибыльные транснациональные группы, эффективная ставка корпоративного налога у которых менее 15%, доплатили налог в стране верхнего холдинга до 15%, продолжает Камышников. По его словам, в России частично к такому результату приводят уже действующие правила в отношении контролируемых иностранных компаний.

Ранее Минфин подтверждал свой интерес к работе над этой проблемой в ОЭСР, хотя вчера не ответил на запрос «Ведомостей». Например, российская «дочка» Google – ООО «Гугл» – получила в 2020 г. 85,5 млрд руб. выручки, при этом заплатила лишь 1,07 млрд руб. налога на прибыль (данные СПАРК). Это лишь 1,3% от выручки – вдвое ниже, чем у Google в Соединенном Королевстве в 2019 г. (у ООО «Гугл» в 2019 г. было 2,5%).

России выгодно присоединиться к этому решению G7, констатирует Геннадий Тимоничев из МЭФ PKF: эти меры, в том числе введение единой минимальной налоговой ставки, в целом благоприятны для крупных экономик с высокими ставками корпоративных налогов и направлены против низконалоговых стран. Опрошенные «Ведомостями» эксперты не ожидают, что налог начнет взиматься в ближайшее время, так как его внедрение потребует времени и иных ресурсов на адаптацию к новым правилам.