ЕС определил товары для взимания трансграничного углеродного налога

Трансграничное регулирование затронет продукцию на $7,6 млрд в год
В список импортных товаров, которые обложат налогом, попали алюминий (включая сплавы), железо и сталь, а также изделия из них, удобрения, цемент и электроэнергия / Андрей Гордеев / Ведомости

Еврокомиссия (ЕК) представила 14 июля масштабную программу по борьбе с изменением климата, включая введение трансграничного углеродного налога (ТУН) на импортные товары. Документ опубликован на сайте ЕК. В список импортных товаров, которые обложат налогом, попали алюминий (включая сплавы), железо и сталь, а также изделия из них, удобрения, цемент и электроэнергия.

Производителям придется уплачивать сбор при ввозе продукции в ЕС. Его размер будет зависеть от того, на сколько объем выбросов СО2 при выпуске конкретного товара превышает эталонные значения ЕС. Углеродный налог для импортеров будет вводиться поэтапно: с 2023 г. им придется отчитываться о размере углеродного следа своей продукции, а с 2026 г — платить сбор, следует из документов ЕК. Таким образом, установлен переходный период, в течение которого трансграничный налог взиматься не будет.

Механизм расчета ТУНа для экспортеров пока до конца не ясен. Например, точный перечень сырья и полуфабрикатов, выбросы от производства которых будут учитываться при определении углеродного следа готовой продукции из указанных выше материалов, планируется определить позднее.

Импортеры должны будут покупать цифровые сертификаты на каждую тонну выбросов СО2, который выделялся при производстве того или иного товара. Тем, кто откажется, грозят серьезные штрафы. Цена тонны СО2 в документах ЕК не указывается. Но уточняется, что импортерам придется платить столько же, сколько и европейским компаниям в рамках Европейской системы торговли квотами на выбросы парниковых газов (EU ETS). Ее объем на конец 2020 г., по данным межконтинентальной биржи ICE, оценивался более чем в 50 млрд евро.

«Законопроектом предполагается, что платежная ставка будет привязана к данным EU ETS, где цена довольно волатильна. Например, если в 2019 г. она в среднем составляла менее 30 евро за тонну CO2, то сейчас – более 50 евро за тонну CO2», – пояснил генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян.

Но импортеры смогут потребовать снижения своих затрат в рамках уплаты ТУНа, если в их стране уже действует аналогичная система сборов за выбросы СО2, следует из документов ЕК. Эти требования будут касаться всех экспортеров, в том числе из России.

В ЕК считают, что ввод механизма позволит защитить европейские компании, которые вынуждены подчиняться требованиям европейских властей в рамках так называемой зеленой сделки (предусматривает сокращение выбросов СО2 до нуля к 2050 г.). Последовательное ужесточение климатического регулирования в европейских странах повышает их расходы и ухудшает конкурентные позиции по сравнению с производителями из других государств. Кроме того, эта мера должна содействовать сокращению выбросов и за пределами ЕС.

В июльском обзоре Ernst & Young говорилось, что декарбонизация мира послужит инструментом конкурентной борьбы против российских компаний. Планируемое к внедрению в ЕС трансграничное углеродное регулирование, по сути, новый налог на импортируемую продукцию и направлено на «защиту европейских производителей на фоне роста климатической нагрузки на них, а также сбор средств для дополнительного финансирования процесса декарбонизации», признавали авторы обзора.

По мнению Саакяна, представленная редакция системы ТУНа носит «компромиссный характер», поскольку пока налог распространят на узкий набор товаров и не будут принимать в расчет косвенные выбросы СО2 (возникающие при производстве электроэнергии, используемой предприятиями при выпуске продукции). Эксперт также добавил, что в ближайшей перспективе ТУН не грозит российским производителям нефтепродуктов, экспортируемых в ЕС.

Летом 2020 г. консалтинговая компания BCG оценила потенциальные потери российских экспортеров от углеродного налога в $3–4,8 млрд в год. Согласно последним оценкам Минэкономразвития, ведение ТУНа затронет экспортируемую а ЕС продукцию на $7,6 млрд в год. «Оценки Минэка в целом выглядят реалистичными – для относительно крупных компаний потери могут исчисляться десятками миллионов евро», – говорит партнер налоговой и юридической практики PwC Галина Науменко.

По оценкам ИПЕМа, для электроэнергии, азотных удобрений и цемента платежи в рамках ТУНа могут достигать «десятков процентов от стоимости [ввозимого в ЕС] товара». Но отдельные генераторы электроэнергии, по словам Саакяна, смогут легко избежать уплаты ТУНа за счет направления на экспорт поставок с безуглеродных объектов – АЭС, ГЭС, солнечных и ветряных электростанций.

Для российских энергетиков возникают риски из-за более высокого углеродного следа российской электроэнергии по сравнению с внутриевропейской, отметил старший аналитик Центра энергетики МШУ «Сколково» Юрий Мельников. По данным «ВТБ-капитала», на которые ссылается эксперт, на 2019 г. эта величина составила 422 г СО2-эквивалента на 1 кВт ч выработанной электроэнергии в России против 251 г СО2 в Евросоюзе.

«ТУН затронет экспортные поставки объемом $10 млрд. Но снижение экспорта будет гораздо меньше этой суммы, поскольку наиболее уязвимые категории экспортируемых товаров – азотные удобрения и цемент – занимают относительно небольшую долю в структуре российского экспорта в ЕС», – говорит Саакян.

«Теоретически фактические выбросы у современных, недавно модернизированных предприятий могут быть ниже среднеевропейских бенчмарков, к которым будет по дефолту привязана удельная углеродоемкость ввозимой продукции до 2026 г. Но такое углеродное преимущество надо будет подтвердить, чтобы перейти на уплату при ввозе по фактическим выбросам», – добавляет Науменко.

В 2019 г. экспорт наиболее углеродоемкой продукции из России в ЕС составил $57 млрд, из Китая – $41 млрд, из США – $32 млрд. Доля этих товаров в российском экспорте в ЕС составляет порядка 13%, подсчитали в ИПЕМе. Для сравнения: для Украины и Турции, которые также зависимы от поставок такой продукции в ЕС, эта доля составляет 8–10%.

Представитель UC Rusal заявил «Ведомостям», что появление пошлин автоматически приведет к увеличению средней стоимости алюминия на европейском рынке. При этом, по словам представителя компании, Европа выпускает всего порядка 25% первичного алюминия, из которого изготавливаются различные товары на европейских заводах, поэтому ЕС очень сильно зависит от импорта этого вида сырья. Представитель НЛМК отметил важность того, что опубликованный ЕК проект регламента предполагает возможность корректировки углеродных платежей на основе реального уровня эмиссии импортеров. «Пока документ не позволяет оценить все риски, связанные с введением пограничного углеродного сбора, так как методика расчета и перечень учитываемых производственных процессов не определены», – добавили в компании.

Представитель «Фосагро» сообщил, что компания «изучает документ» и даст комментарии позднее. Другие крупнейшие металлургические холдинги России и производители удобрений отказались от комментариев или не ответили на запросы «Ведомостей». Также поступили в отраслевых ассоциациях – «Русской стали» и Российской ассоциации производителей удобрений.