Правительство предложило ввести налоговые льготы для климатических проектов

Также определился оператор реестра углеродных единиц
Введение поэтапной модели регулирования выбросов CO2 коснется организаций, деятельность которых сопровождается выбросами парниковых газов / Максим Стулов / Ведомости

Минэкономразвития сформировало пакет льгот для участников климатических проектов – «Ведомости» ознакомились с проектом поправок ведомства в Налоговый кодекс. Основное послабление – отмена НДС на доходы от реализации работ и услуг в климатических проектах, а также с продажи углеродных единиц. Причем проектом поправок предлагается разрешить компаниям снижать сумму налога по бизнесу в целом на входящий НДС по климатическому проекту.

Другая мера – освобождение физических лиц и ИП, занятых в выпуске и торговле углеродными единицами, от НДФЛ. Еще одно предложение – исключить из налоговой базы по налогу на прибыль доходы от операций с углеродными единицами, при этом предоставив право уменьшать налоговую базу на расходы от таких сделок. Для организаций, которые используют упрощенную систему налогообложения (УСН) или единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН), предложена аналогичная возможность (не противоречащая принципиальным отличиям от налога на прибыль).

«Положения законопроекта позволят снизить стоимость реализации климатических проектов, снизить будущие цены углеродных единиц и повысить рентабельность обращения углеродных единиц, что повысит инвестиционную привлекательность для реализации климатических проектов», – говорится в пояснительной записке.

На данном этапе развития климатического регулирования в России климатические проекты носят больше социальный характер, чем коммерческий, говорить о них как о чистом бизнесе пока рано – ни регулирование, ни рынок еще не сформированы, передал через представителя замминистра экономического развития Илья Торосов. По его словам, климатические проекты дадут общий вклад в снижение углеродного следа и практическую пользу с точки зрения снижения негативного влияния на изменение климата.

Предложения по налоговым льготам для участников климатических проектов соотносятся с поручениями президента проработать вопросы законодательного введения стимулов для проектов, способствующих снижению углеродного следа. Ранее вице-премьер Алексей Оверчук поручил ведомствам и отдельным чиновникам выработать единую переговорную позицию России по проекту трансграничного корректирующего углеродного механизма (CBAM) Еврокомиссии, известного как углеродный налог.

Оператор реестра углеродных единиц

Кроме пакета налоговых льгот министерство определилось с оператором реестра углеродных единиц. В Минэкономразвития предложили передать эту функцию Национальному расчетному депозитарию (НРД, входит в систему Московской биржи), следует из проекта постановления правительства («Ведомости» изучили документ).

В качестве обоснования в пояснительной записке отмечается, что НРД осуществляет операции с финансовыми активами, аналогичные операциям, которые должны совершаться в реестре углеродных единиц. В частности, это открытие и ведение банковских счетов юрлиц (аналогичны открытию, ведению и закрытию счетов в реестре углеродных единиц), осуществление денежных переводов по поручению юрлиц по их банковским счетам (аналогичны операциям по счету в реестре углеродных единиц в соответствии с распоряжениями владельцев этих счетов).

Кроме того, в НРД организован обмен информацией и документами в электронной форме, обеспечена конфиденциальность информации о счетах и операциях клиентов, осуществляется внутренний контроль и аудит, организовано управление рисками. Также организация не может быть реорганизована без разрешения Банка России. Отмечается, что НРД признан системно значимой инфраструктурной организацией финансового рынка России, которая обладает развитой IT-инфраструктурой и имеет значительный опыт по разработке и реализации платформенных решений на финансовом рынке.

По словам председателя правления НРД Виктора Жидкова, компании группы «Московская биржа» являются готовой площадкой для создания системы учета климатических проектов, выпуска и учета углеродных единиц и проведения организованных торгов с ними. «Накопленный опыт и компетенции НРД – ключевые факторы для успешной реализации проекта в качестве оператора реестра углеродных единиц и драйвера для дальнейшего развития сервисов», – передал Жидков через представителя.

В начале июля президент России Владимир Путин подписал закон об ограничении выбросов парниковых газов и введении углеродной отчетности для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Согласно закону в России вводится поэтапная модель регулирования выбросов CO2, она коснется регулируемых организаций, деятельность которых сопровождается выбросами парниковых газов. Сбор и обобщение отчетности будет осуществлять уполномоченный правительством орган власти.

В августе «Ведомости» писали, что Минэкономразвития разработало систему штрафов для крупнейших эмитентов выбросов парниковых газов – так называемых регулируемых организаций, которые подпадают под новое климатическое законодательство. В частности, министерство предложило штрафовать бизнес за непредоставление или нарушение порядка подачи отчетности о выбросах парниковых газов, за искажение информации в документах. Тогда эксперты отмечали, что наряду с наказанием для компаний должна быть выработана система стимулирования.

Первые шаги

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) считает предложенные меры крайне актуальными. «Льготы позволят улучшить условия деятельности в области предотвращения изменения климата. Для ряда относительно недорогих проектов это может стать достаточным стимулом к реализации», – отмечает вице-президент РСПП Александр Варварин. При этом, по его словам, для более капиталоемких и долгосрочных проектов (например, по улавливанию, хранению и утилизации CO2) требуются дополнительные механизмы поддержки по аналогии с действующими механизмами промышленной политики и стимулирования инвестиций.

Варварин добавил, что крупнейшие российские компании начали проявлять активный интерес к возможностям по реализации климатических проектов еще в процессе разработки закона об ограничении выбросов парниковых газов. «Это открывает широкие возможности как для снижения или компенсации выбросов парниковых газов в промышленности, так и для использования результатов проектов в рамках будущих механизмов статьи 6 Парижского соглашения», – пояснил он.

Предложенные налоговые льготы позволят снизить стоимость реализации климатических проектов, уменьшить будущие цены углеродных единиц и повысить рентабельность их обращения, уверен руководитель направления «Налоговая политика» ЦСР Левон Айрапетян. По его словам, предложенные меры повысят инвестиционную привлекательность климатических проектов.

«То, что Минэкономразвития предпринимает шаги по внедрению стимулов для климатических проектов, как это и предполагалось законом об ограничении выбросов парниковых газов, – абсолютно правильное направление. При этом юридически понятие климатических проектов введено только в июле этого года, за это время еще не сложилось понимание, кто их осуществляет и какие компании подпадают под это регулирование», – отмечает академик РАН Борис Порфирьев. Таким образом, не до конца ясно, какие конкретно льготы нужны организациям: для одних важен НДС, для других НДД или НДПИ, еще для кого-то экспортные пошлины. «У разных видов экономической деятельности отличается чувствительность, поэтому важно понять, какие льготы действительно будут востребованы», – подчеркивает эксперт.

Предложенный набор мер пока выглядит достаточно ограниченным, отмечает директор центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета Ирина Золотова. Она сомневается в эффективности льгот по НДС, поскольку этот налог формируется в рамках цепочки создания конечного продукта: «Освобождение от НДС в одном звене цепочки лишь приводит к перераспределению фактически уплачиваемого НДС среди участников этой цепи». Льготы по налогу на прибыль интересны, но усиливают нагрузку в большей степени на региональные власти (75% от валовых отчислений по налогу на прибыль перечисляются в региональные бюджеты) и имеют постэффект, указывает Золотова.

Снижение углеродного следа требует от бизнеса дополнительных затрат, порой существенных, которые при этом не всегда приводят к росту доходов и прибыли, говорит Айрапетян. Поэтому важно, чтобы государство содействовало реализации климатических проектов, устраняя административные барьеры и снижая, насколько это возможно, финансовые затраты.

Порфирьев добавляет, что для компаний, которые подпадают под закон о снижении выбросов парниковых газов, была бы актуальна компенсация затрат на замену оборудования и установку приборов для учета выбросов CO2. Кроме того, в части налога на труд было бы, например, целесообразно освобождение от уплаты страховых взносов за работников.

«На системном уровне мы рискуем создать некий слоеный пирог мер поддержки. Сейчас на стадии утверждения находится таксономия зеленых и адаптационных проектов, под которую также готовится пул мер поддержки. Потенциально большинство перечисленных технологий таксономии могут быть классифицированы как часть климатических проектов», – указывает Золотова. По ее словам, в случае дублирования мер поддержки нужно будет их синхронизировать и приводить к единому понятийному аппарату. Кроме того, целесообразно было бы рассмотреть, как можно поддержать инвесторов на стадии инициирования климатического проекта, т. е. дать доступ к капиталу, указывает эксперт.