Бизнесменам разрешат перевести личные фонды в российские офшоры

Появление этой опции простимулирует репатриацию прежде всего подсанкционных капиталов
Инициатива предназначена фактически для российских бенефициаров, хотя в текущей версии законопроекта упомянуты иностранцы / Евгений Разумный / Ведомости

Минэкономразвития планирует разрешить бизнесменам регистрировать в так называемых русских офшорах – специальных административных районах (САР) в Калининграде и Владивостоке – личные фонды и трасты, следует из проекта поправок министерства к закону «О международных компаниях и международных фондах». «Ведомости» ознакомились с ними, подлинность подтвердил федеральный чиновник и представитель ведомства. Согласно документу, переводить в САР такие структуры, действующие в качестве «кошельков» для состоятельных людей, смогут исключительно иностранные граждане. Россияне, а также лица со вторым гражданством в документе не упомянуты. Стоимость активов под управлением личного фонда не может быть менее 5 млрд руб., следует из законопроекта. Собственность должна представлять собой недвижимость за рубежом, паи в иностранных юрлицах, ценные бумаги, средства в иностранных банках, указано в законопроекте Минэка.

Минэк доработал законопроект с учетом вступления в силу с 1 марта 2022 г. закона, который позволяет открывать личные фонды в России. Регистрация в САРах международных личных фондов создаст новый вектор развития САРов с учетом особенностей их деятельности, подсудности споров и управления имуществом, сообщил представитель Минэка. Законопроект готовится в соответствии с дорожной картой по трансформации делового климата, указано в пояснительной записке.

Кому адресована возможность

Перевод личных фондов в Россию может быть интересен россиянам под санкциями, отмечает один из налоговых консультантов. Также, по его словам, подтолкнуть бизнесменов к такому решению может закручивание гаек в процессе деофшоризации.

Инициатива предназначена фактически для российских бенефициаров, хотя в текущей версии законопроекта упомянуты иностранцы, пояснил «Ведомостям» источник, близкий к правительству: «На данный момент главная цель – в принципе открыть возможность для перевода в САРы международных личных фондов. Впоследствии ее расширят на россиян, на данный момент чисто технически регулирование САРов не позволяет этого сделать».

Зачем нужны фонды

Фонды, трасты и другие структуры без образования юрлица работают как «кошелек», и это, как правило, верхушка структуры владения состоятельных физлиц. Эти инструменты позволяют отделить управление активами и получение доходов. Фонд или траст, куда переданы активы в профессиональное управление, часто не признается контролируемой иностранной компанией (КИК) бенефициаров. Инструмент также позволяет повысить защиту активов и отсрочить уплату налогов – пока доходы от управления имуществом не распределяются из фонда, налоги российским бенефициарам платить не нужно. Как правило, миллиардеры создают такие структуры в Люксембурге и Лихтенштейне.

Ранее «Ведомости» писали, что Минфин рассматривает возможность «впустить» в САРы зарегистрированные в России компании – сейчас этот режим доступен исключительно для иностранных холдингов.

Такой шаг ведомство планирует для снятия претензий ЕС. Европейская группа по применению Кодекса налогообложения предпринимательской деятельности предъявила к САРам ряд претензий, в том числе за дискриминацию российских групп перед иностранными – такой тезис Совет ЕС включил в свой июньский доклад.

Новая возможность нацелена на иностранные структуры, конечные бенефициары которых – россияне, отмечает партнер налоговой и юридической практики PwC Галина Науменко. Условие, что учредителем фонда непременно должен быть иностранец, не противоречит этой цели, полагает она. «В любой крупной структуре с российскими бенефициарами так или иначе участвуют иностранные доверенные лица, в том числе управляющие трастом, советники и т. д. Учредителем-иностранцем может выступить кто-то из них в интересах российского бенефициара», – пояснила Науменко. 

Перевод личных/наследственных фондов в Россию может позволить полностью деофшоризировать структуру владения, продолжила Науменко: «Запрос со стороны бизнесменов на это появляется. Например, какие-то акционеры компаний, которые уже стали резидентами САРа, могут пожелать перевести туда и личные фонды».

При этом личный фонд необязательно управляет всеми активами бенефициара, уточнила эксперт. «Состоятельный бенефициар сразу не переведет в САР все имущество, более вероятно, что сначала он опробует механизм на активе ближе к минимальному входному билету», – резюмировала Науменко.

«Ведомости» направили запросы в крупнейшие в России компании с просьбой уточнить, интересна ли их собственникам возможность перевода личных фондов из-за рубежа в САРы.

Преимущества и недостатки

Налоговых льгот личные фонды в САРах не получат, сообщили источники «Ведомостей». «Какие-либо налоговые льготы для международных фондов на данный момент не предполагаются и не обсуждаются», – подчеркнул собеседник, близкий к правительству. 

Налоговых льгот, по сути, не нужно, но нужны четкие правила налогообложения, как для иностранных фондов и структур, «иначе новому режиму сложно будет конкурировать с западными трастами», подчеркивает Науменко. По ее словам, ряд вопросов сейчас просто не урегулирован. Например, нет понимания о формировании у фонда так называемого налогового базиса при получении имущества от учредителя, что может приводить к двойному налогообложению в виде невозможности вычета расходов при продаже имущества фондом, предупредила эксперт.

Что такое САР

САРы созданы в 2018 г., когда под санкции США попали несколько крупных российских компаний и их собственники. Они позволяют изменить корпоративную прописку – осуществить полную миграцию иностранных компаний в Россию и получить налоговые льготы. Сейчас в САРах зарегистрировано 52 резидента. Абсолютное большинство (47 компаний и один фонд) – в Калининграде. 
Как ранее писали «Ведомости», переносом части своих структур в САР интересуются «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», «Алроса», «Сибур», «Северсталь», Сбербанк, ВТБ. Пересматривая налоговые соглашения с зарубежными странами и закрывая возможности для безналогового вывода капитала за рубеж, Минфин рассчитывает на возвращение холдингов обратно в Россию, в том числе в САРы.

Работа зарубежных трастов и частных фондов, являющихся прямыми конкурентами международным фондам в САРах, отрегулирована в Налоговом кодексе. Например, передача имущества из такой структуры близким родственникам учредителя не облагается налогом (с некоторыми ограничениями). Четко отрегулировано и обложение доходов такой структуры (по правилам КИК или при получении физлицом, если структура не является КИК). При этом в стране, где зарегистрирована структура, ее доходы, как правило, не облагаются налогами или облагаются минимально, рассказала Науменко.

Разработанный Минэком законопроект не регулирует налоговый режим работы таких фондов. Минфин перенаправил «Ведомости» с вопросами в Минэк. Представитель Минэка не ответил, когда будут разработаны поправки в Налоговый кодекс. 

«Административная нагрузка на личные фонды в САРах будет гораздо ниже, а конфиденциальность данных выше», – отмечает партнер юрфирмы FTL Advisers Дарья Невская. Личные фонды являются некоммерческими организациями (НКО), но в их отношении не будет применяться закон «О порядке формирования и использования целевого капитала НКО», а также ряд отчетных требований, установленных законом «О некоммерческих организациях», указано в поправках.

После перевода личного фонда в САР у бенефициара останется возможность сохранить преимущества зарубежного права для гибкого планирования наследования и защиты активов, указала директор налогового направления UFG Wealth Management Анастасия Баскова. Фонд может служить защитой активов при банкротстве и обращении взыскания на имущество, отмечает партнер, руководитель KPMG Law в СНГ Ирина Нарышева.

Личные фонды в САРах потенциально могут стать привлекательным инструментом для структурирования владения активами в разных странах, планирования наследования комплексных активов при условии, что в дальнейшем будет снято ограничение на создание и редомициляцию фондов, ранее созданных, например в Люксембурге или Лихтенштейне, российскими гражданами, а также будет предусмотрена возможность включения в периметр активов фонда имущества, расположенного в России, считает Нарышева. 

При этом законопроект предъявляет высокое требование к стоимости активов – от 5 млрд руб. Для сравнения: планка для создания личных фондов в России в 50 раз ниже – от 100 млн руб.

В России нет профессиональных управляющих, судебной практики – непонятно, как будут решаться споры между бенефициарами и трасти, говорит Невская. «Россия далеко не идеальная юрисдикция для личных фондов и подобных структур, – полагает руководитель направления корпоративной практики M&A Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) Анастасия Сперанская. – Но есть некоторый тренд к русификации владения, в том числе ввиду различных налоговых соображений». 

Личные фонды создаются в том числе для планирования наследства и в этом вопросе особенно важна надежность, отсутствие рисков, подчеркивает Сперанская. Кроме того, резиденты могут покинуть САР только по решению правительства, что тоже настораживает потенциальных интересантов. Учитывая претензии Евросоюза к «русским офшорам», непонятно, как они будут трактовать такое расширение возможностей, добавила эксперт. «Если бизнесмен не обременен санкционными ограничениями, то для него нет стимулов переводить фонд, управляющий личными активами, из-за рубежа в Россию», – резюмировала Невская.