Инвесторов напугали планы расширить доступ в «русские офшоры»

Переезд в САРы компаний из России может подорвать доверие инвесторов и привести к падению акций
ЕС счел действующий режим САР дискриминационным и требует, чтобы вход был открыт как иностранным, так и российским компаниям / Юрий Смитюк / ТАСС

Ассоциация профессиональных инвесторов (АПИ) попросила правительство не допустить перерегистрации компаний из других регионов России в так называемые русские офшоры – специальные административные районы (САРы) во Владивостоке и Калининграде. Копия обращения есть у «Ведомостей». В правительстве подтвердили получение письма. Аналогичные обращения ассоциация разослала в Минфин, Минэкономразвития, Банк России и Федеральную налоговую службу. «Ведомости» направили запросы в эти ведомства.

Переезд в САРы публичных обществ, зарегистрированных в других регионах России, может «подорвать доверие инвесторов» и сказаться на стоимости компаний, отмечается в письме.

Изначально САРы предназначались для возврата капитала подконтрольных россиянам иностранных компаний. Поэтому резидентам предоставлена свобода в корпоративных вопросах – чтобы компаниям было удобнее переехать из-за рубежа в Россию. Компания может как сохранить привычное зарубежное право, так и установить какие угодно правила корпоративного управления. ​В том числе с полным отказом от норм защиты прав инвесторов, опасаются авторы обращения в правительство.

Режим САРов направлен на создание условий и механизмов для возврата из иностранных юрисдикций бизнеса с российскими корнями, заявил «Ведомостям» заместитель главы Минэкономразвития Илья Торосов: «Распространение режима САР на российские юрлица не является редомициляцией и не согласуется с целеполаганием создания режима САР».

Как выяснили ранее «Ведомости», под давлением ЕС Минфин прорабатывает возможность допуска в САРы компаний – резидентов России. ЕС счел действующие условия дискриминационными и требует, чтобы вход был открыт как иностранным, так и российским компаниям. Иначе САРы могут признать вредоносным налоговым режимом и включить в черный список ЕС. Минфин ведет переговоры с ЕС и намерен достичь компромисса в I квартале 2022 г.

Риски для инвесторов

В «русских офшорах» не действует российское корпоративное право. Поэтому при переезде в САР российские компании смогут произвольно менять правила корпоративного управления, предупреждает заместитель исполнительного директора АПИ Иван Максимов. Изменениями устава можно создать такую компанию, в которой у миноритарных акционеров не будет никаких прав, опасается директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин.

Компания может отменить право акционеров требовать выкупа принадлежащих им акций, кумулятивное голосование, правила проведения собраний акционеров, избрания советов директоров, порядок начисления и выплат дивидендов, оспаривания сделок и т. д., рассказал о потенциальных рисках Максимов.

Отмена права требовать выкупа компанией акций может оставить мелких акционеров с неликвидными бумагами. Отмена кумулятивного голосования (при котором число голосов акционера умножается на число мест в совете директоров, что повышает шансы миноритариев избрать своих кандидатов) приведет к невозможности избрать представителя миноритариев в совет директоров, предупредил Максимов.

Компания также может лишить акционеров преимущественного права на покупку вновь выпускаемых акций, разрешить делистинг акций компании и уход в непубличность по решению гендиректора и т. д., рассказал Спирин. Компания может прописать в уставе, что сделки с контролирующим акционером больше не подпадают под правила о сделках с заинтересованностью, «и дальше можно непрозрачно и без одобрений выводить активы», предупредил эксперт.

Пока компании дороги ее инвесторы, негативный сценарий маловероятен. Но если бизнес в какой-то момент решит от них избавиться, переезд в САР станет удобным способом «выдавить миноритариев и уйти в непубличность легко, просто, дешево и с грубым ущербом для инвесторов», предупредил Спирин.

Если для российских компаний откроют САРы, эти риски «будут висеть дамокловым мечом» над миноритариями всех публичных компаний, где у мажоритарного акционера достаточно голосов, чтобы самостоятельно менять устав, – а это практически все ПАО в России, отмечает Спирин.

Что такое САР

САРы на о. Русский во Владивостоке и о. Октябрьский в Калининграде появились в 2018 г., когда под санкции США попало несколько крупных российских компаний и их собственников. САРы позволяют изменить корпоративную прописку – осуществить полную миграцию иностранных компаний в Россию и получить налоговые льготы. САР направлен на возврат капиталов из-за рубежа. Так, регистрация в САРе была основным условием третьей амнистии капитала, которая завершилась 2 марта 2020 г. Минфин также рассчитывает на возвращение холдингов обратно в Россию после пересмотра налоговых соглашений с Кипром, Мальтой и Люксембургом, денонсации договора с Нидерландами. На данный момент в САРах 59 резидентов – 54 резидента на о. Октябрьский и пять на о. Русский, следует из наиболее актуальных данных Минэкономразвития. За 2021 г. в САРы переехало 26 компаний, что существенно больше, чем годами ранее. В частности, 10 декабря стало известно, что «Интеррос капитал» миллиардера Владимира Потанина, контролирующий 31,5% акций «Норникеля», переехал с Кипра на о. Русский. Возможность перенести в САРы часть своих структур рассматривают «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», «Алроса», «Сибур», «Северсталь», Сбербанк, ВТБ, выяснили ранее «Ведомости». Минфин планирует расширить льготы для резидентов САРов и завершает подготовку соответствующего законопроекта. Однако от резидентов потребуют соблюдать substance (от англ. «содержание», «суть»), т. е. открывать на островах реальные офисы с сотрудниками, и инвестировать уже 300 млн руб., а не 50 млн руб., как было ранее. Минэкономразвития предлагает разрешить бизнесменам переводить в САРы личные фонды, управляющие их активами, чтобы стимулировать репатриацию прежде всего подсанкционных капиталов.

Партнер налоговой и юридической практики PwC Галина Науменко, напротив, считает, что переезд в САР, для того чтобы избавиться от миноритариев, – это «уж слишком дорого и экзотично, практический риск невелик».

Альтернативные решения

Авторы обращения в правительство просят не допустить крайних мер и убедить ЕС, что САРы созданы для компаний, которые лишь формально являются нерезидентами, а по существу их ключевой бизнес сосредоточен в России.

По мнению Науменко из PwC, этот аргумент, скорее всего, не устроит ЕС. «ЕС уже заставил десятки разных стран отказаться от так называемого ring fencing – когда налоговый режим недоступен местным компаниям, – рассказала эксперт. – Просто объяснениями, что режим «для своих», ЕС вряд ли успокоишь». Едва ли требование о существенной экономической связи с Россией для резидентов ­САРов позволит снять претензии ЕС, соглашается научный сотрудник центра налоговой политики НИФИ Минфина Николай Милоголов.

В таком случае АПИ просит сохранить для российских компаний действующее корпоративное право после переезда в САР. С этим предложением согласен партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в СНГ Михаил Орлов. По его мнению, российским компаниям при переезде в САРы нельзя разрешать использовать иностранное право, отказывать в статусе валютного резидента России, не составлять отчетность по РСБУ. «В этой части особый правовой статус резидентов САР не должен распространяться на переезжающие российские компании», – полагает Орлов.

В то же время опасения, что в российском правовом поле появятся российские компании с очень специфическим правовым статусом, преждевременны, отмечает Орлов: «Готовой, проработанной концепции привлечения в САРы российских компаний еще нет».

По мнению Спирина, ограничения для резидентов САРов из России могут не сработать: «Если этого монстра из клетки выпустить, он быстро начнет жить собственной жизнью». Те же представители ЕС могут опять указать на преимущества для компаний из-за рубежа перед российскими, и законодателям придется ослабить ограничения.

Кроме того, допуск в САРы российских компаний исказит условия конкуренции, отмечает Милоголов. В случае с иностранными компаниями переезд сам по себе считается достаточной целью. В случае с российскими вопрос открытый, что потенциально чревато правовой неопределенностью в будущем и спорами с налоговыми органами, заключил эксперт.