31% бизнесменов готов передать компанию детям

Остальные не определились с преемником или хотят продать бизнес
При жизни организовать преемственность можно дарением долей в компании наследникам, которым можно доверить управление, либо созданием трастовых структур / Getty Images

Большинство частных компаний оказались не готовы к ситуации внезапной смены собственника и не имеют специальных механизмов преемственности, показало исследование аудиторско-консалтинговой организации EY «Частный и семейный бизнес в России», с которым ознакомились «Ведомости».

В России развитие частного и семейного бизнеса в отличие от других стран началось лишь в ­1990-е гг., напоминают эксперты. В большинстве частных компаний бразды правления все еще находятся в руках у первого поколения собственников. Бизнесмены, сделавшие состояние в 1990-е и 2000-е, приближаются к преклонному возрасту: в ближайшие годы произойдет самый серьезный в экономике страны переход капитала от одного поколения владельцев к другому, уверены в EY. Проблема в том, что культура преемственности в России еще не сформировалась, говорит партнер EY Private, руководитель группы по работе с частными компаниями в России Алина Лаврентьева: «Если бизнес не видел этого на практике, тяжелее начинать с чистого листа».

Согласно опросу EY, около трети (31%) собственников планируют передать бизнес следующему поколению, 17% – продать компанию, а 9% – выйти на IPO, передать компанию в траст или другим образом привлечь инвесторов. А у большинства респондентов – 43% – нет четкого плана преемственности. И это тревожный факт, отмечают в EY.

EY опросила владельцев 78 частных российских компаний и провела шесть интервью с собственниками в основных отраслях. У трети компаний годовой оборот более $100 млн в год. Суммарный годовой оборот участвовавших в исследовании компаний составил примерно $12 млрд.

Пора задуматься

Средний возраст бизнесменов из рейтинга Forbes «200 богатейших бизнесменов России» сейчас составляет 56,6 года. Среди них 54 человека старше 60 лет и 14 миллиардеров за 70. Ожидаемая продолжительность жизни россиян, по последним данным Росстата на 2020 г., снизилась на 1,8 года до 71,54 года.
Задуматься о судьбе активов бизнесменов подталкивают последние громкие конфликты после внезапного ухода из жизни нескольких крупных бизнесменов. Основатель Natura Siberica Андрей Трубников не оставил завещания, и после его смерти в январе 2021 г. на доли в компании претендуют двое детей от первого брака, ребенок от второго брака и третья жена бизнесмена Анастасия. Похожие конфликты произошли из-за доли в группе «Сибантрацит» после самоубийства миллиардера Дмитрия Босова, вокруг «Ростагроэкспорта» (бренд «Б. Ю. Александров») Бориса Александрова и «Черной жемчужины» Олега Бурлакова.

«Россия – страна предпринимателей первого поколения, людей пассионарных и стремящихся добиться абсолютного контроля во всех сферах своей жизни», – полагает партнер UFG Wealth Management Диана Каляева. По ее мнению, такие бизнесмены не спешат отходить от дел и до последнего откладывают решение вопросов преемственности. Вопрос передачи контроля, особенно внезапный, для их бизнеса может оказаться очень болезненным, подчеркивает Каляева.

Собственники, особенно среднего бизнеса, часто являются генеральными или коммерческими директорами – создавали компанию с нуля, глубоко погружены в операционные процессы, добавила партнер юрфирмы FTL Advisers Дарья Невская. «Наследники зачастую не готовы к такому уровню ответственности, и есть опасения, что они не справятся», – пояснила Невская. Продавать компанию, вероятно, планируют те, кто не понимает, кому из наследников доверить бизнес, полагает Невская.

Как спланировать судьбу капитала

Более трети респондентов (34%) все еще не определились с механизмами преемственности бизнеса. У 40% опрошенных есть завещание, 11% открыли личные фонды, 9% застраховали жизнь, 6% решили использовать трасты, фонды за рубежом.

При жизни организовать преемственность можно дарением долей в компании наследникам, которым можно доверить управление, либо созданием трастовых структур. Иностранные трасты и частные фонды становятся более популярными для планирования передачи разных видов активов, отмечает Каляева. Однако трастовые структуры провоцируют дополнительные налоги, пояснила Невская: «Дивиденды из России за рубеж облагаются налогом 15%, а потом второй раз налог при распределении дохода из трастовой структуры. При дальнейшем распределении дохода бенефициарам придется заплатить НДФЛ 13% или 15% (на сумму выше 5 млн руб.)». Налоги можно минимизировать, например, если непропорционально распределять прибыль компании.

С 1 марта в России появится аналог зарубежных трастов – личные фонды. Интерес к этому инструменту растет – бизнесменов привлекает то, что они позволяют обойти требование об обязательных долях, рассказала Невская. К тому же некоторые не могут создать трасты за границей, опасаются отдавать управление фондом структурам за рубежом, отмечает Лаврентьева.

Отпугивает же то, что с налоговой точки зрения личные фонды не очень эффективный инструмент. Наследство в России не облагается налогом. Но за выплаты и передачу имущества из личного фонда наследникам придется заплатить налог. Непонятно также, как будут функционировать фонды: это некоммерческая организация или другая структура – нюансы не прописаны в законе, указала Лаврентьева.

Топ-менеджмент может обидеться

Активное участие представителей следующего поколения в бизнесе важно с точки зрения их готовности в будущем принять управление на себя, полагают эксперты EY. Почти в половине компаний (43%) работают члены семьи, в 26% случаев – на руководящих должностях. Несколько владельцев компаний отметили, что следующее поколение должно заслужить право работать в компании, получив опыт в другом бизнесе, либо сделать карьеру в семейной компании, начиная с нижних ступеней.

У 59% компаний есть независимые директора, у которых нет родственных связей с собственниками компании, показал опрос EY. Партнеры по бизнесу и члены семьи могут иметь разные взгляды на развитие компании. Большинство (61%) респондентов ответили, что в их организации согласованы миссия и ценности. Однако 64% признают отсутствие специальных механизмов урегулирования спорных ситуаций и конфликтов. Акционерное соглашение заключили лишь 9% опрошенных.

Лучше прописывать все правила и нюансы в официальных документах, считает Лаврентьева. Это могут быть завещания, брачные договоры, трудовые соглашения с сотрудниками, если речь идет о менеджменте, в опционах можно прописывать все вопросы собственности, доли бизнеса и др. Еще один механизм – создание специальных структур, например фондов, в уставных документах которых можно отдельно прописать обязанности семьи, менеджмента, собственников бизнеса и другие вопросы. Также важно проводить стресс-тесты – т. е. обсуждать заранее нестандартные ситуации и готовиться к ним, рекомендовала Лаврентьева.

Передача управления наследникам может спровоцировать конфликт с менеджментом, который, проработав в компании 15–20 лет, воспринимает бизнес как свой, предупреждает Невская. Справедливо предоставлять для управленцев опционные программы – резервировать часть акций для последующей передачи ниже рыночной цены или бесплатно при определенных достижениях, полагает она.