Отток прямых инвестиций из России на Кипр поставил исторический рекорд

Показатель по итогам 2021 года достиг $46 млрд
Кипр продолжает сохранять позиции крупного хаба международных финансов / Emily IRVING-SWIFT / AFP

Прямые инвестиции (ПИ) из России на Кипр в 2021 г. достигли рекордных $46 млрд, из них $19,7 млрд пришлось на IV квартал, следует из данных ЦБ («Ведомости» их проанализировали). Рост заметно ускорился с III квартала – $15,3 млрд против $4,7 млрд и $6,4 млрд в I и II кварталах соответственно. С 2007 г. (до этого данные в разбивке по странам ЦБ не публиковал) объем ПИ из РФ на Кипр варьировался от $4,2 млрд (в 2015 г.) до $23,5 млрд (в 2014 г.). При этом в 2020 г. показатель впервые стал отрицательным – минус $1,2 млрд. Это означало, что российские резиденты возвращали капитал из республики.

В общей сложности российские ПИ в другие страны по итогам 2021 г. составили $65,2 млрд (в том числе в страны дальнего зарубежья – $63,4 млрд). Доля Кипра в этом показателе, таким образом, приблизилась к 73%. Вторая по популярности локация для ПИ у российских резидентов – Бермуды. Отток на острова в 2021 г. составил $5,7 млрд. В пятерку также входят Швейцария ($2,9 млрд), Люксембург ($2,4 млрд) и Джерси ($1,8 млрд).

Прямые иностранные инвестиции с Кипра в Россию в прошлом году также обновили максимум – $27,1 млрд. В лидерах по этому показателю – Соединенное Королевство ($7,1 млрд), Ирландия ($4,2 млрд), Германия ($3,6 млрд) и Катар ($1,5 млрд). В общей сложности прямые иностранные инвестиции в Россию в прошлом году составили $39 млрд.

ПИ в Россию с Кипра были максимальными в 2008 г. – $20,4 млрд, а в 2018 г. показатель достиг минимального значения – минус $10,1 млрд. В 2020 г. они были также отрицательными – минус $3,9 млрд.

ЦБ учитывает в показателе участие в капитале, реинвестирование доходов и долговые инструменты. Согласно опубликованной на сайте Банка России методологии расчета показателя, к числу операций, отражаемых как ПИ, относятся не только исходная операция по приобретению участия в капитале, но и все последующие финансовые операции между этим инвестором и данным предприятием. В соответствии с международным определением прямого инвестирования вложенные средства рассматриваются как ПИ, если инвестор владеет от 10% обыкновенных акций предприятия.

Это означает, что в составе ПИ учитываются также выплаты дивидендов и процентов по долгу, при условии что бенефициар владеет более 10% организации. Платеж по суверенным облигациям в показатель не входят.

Существенный объем ПИ с Кипром в 2021 г. связан в том числе с ростом нераспределенной прибыли, сообщил «Ведомостям» представитель Банка России. По данным Росстата, в 2021 г. прибыль российских компаний (без субъектов малого предпринимательства) увеличилась по сравнению с 2020 г. в 2,6 раза и достигла рекордных 29,6 трлн руб. Предыдущий максимум был зафиксирован в 2019 г., когда она составила 16,6 трлн руб. Показатель ПИ отражает в том числе чисто технические операции, отметил главный аналитик УК «Ингосстрах-инвестиции» Виктор Тунев. Например, если кипрская компания владеет активом в России и не распределяет, т. е. не выводит из страны прибыль, то в статистике такое «бездействие» будет отражаться как приток капитала, пояснил он. Аналогично, если российский бенефициар кипрской компании оставляет прибыль в республике, это будет считаться оттоком.

Крупный хаб

В 2021 г. ПИ на Кипр достигли максимума в $46 млрд, при этом совокупный показатель по всем странам был почти в 2 раза меньше максимального объема, достигнутого в 2013 г. на уровне $86,5 млрд, заметил директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Михаил Николаев. Похожая динамика и с инвестициями с Кипра в Россию: их объем в прошлом году был рекордным, хотя все внешние ПИ были почти в 2 раза меньше максимумов, добавляет эксперт.

Особенностью прошлого года, по его словам, можно считать и долю Кипра в ПИ: во входящих она составила 69%, а в исходящих – 73%, хотя ранее они не превышали 30 и 65% соответственно. Возросшую долю Кипра можно связать с тем, что через него удобно осуществлять инвестиции, считает эксперт.

Кипр продолжает сохранять позиции крупного хаба международных финансов, в том числе для ПИ в Россию и из нее, отмечает экономист Газпромбанка Павел Бирюков. Это обусловлено не только относительно близким географическим расположением, но и мягким налоговым климатом, создающим притягательные условия для международных капиталов, добавил он. По его словам, динамика ПИ в 2021 г. во многом отражала рост внешнеторгового профицита России. «Рост внешнеторговых доходов вылился в действия по инвестициям этих доходов, в том числе за рубежом, и минимизации налогообложения, что и отразилось в динамике инвестиционных потоков между Россией и Кипром», – пояснил эксперт. Сохранение этих потоков в 2022 г. будет в значительной степени зависеть от длительности ограничений на движение капитала, указывает Бирюков.

2021 год с точки зрения финансовых результатов был неплохим, к тому же геополитическая неопределенность ближе к его концу возрастала, многие компании довольно щедро распределяли дивиденды, отметила налоговый консультант Марина Белякова. Кроме этого власти продлили действие так называемого сквозного подхода (возможность для безналогового вывода дивидендов из страны при условии, что в течение определенного периода эти средства вернутся в Россию. – «Ведомости») до 2024 г., напомнила эксперт. Вероятно, компании активно пользовались этой временной льготой, уточнила Белякова.

«Аномалию» 2020 г. – отрицательный показатель ПИ на Кипр – эксперты, опрошенные ранее «Ведомостями», связывали с налоговыми изменениями. Кипр стал первой юрисдикцией, с которой Минфин России начал переговоры о пересмотре соглашения об избежании двойного налогообложения, после того как президент Владимир Путин поручил исключить ситуации оптимизации платежей в бюджет с использованием налоговых гаваней и повысить ставку на вывод дивидендов и процентов до 15%. По разным оценкам, на Кипр было выведено в 2018 г. более 1,4 трлн руб., в 2019 г. – более 1,9 трлн, сообщало министерство. После продолжительных переговоров стороны согласовали новые условия соглашения, которые вступили в силу с 1 января 2021 г. Замминистра финансов Алексей Сазанов оценивал дополнительные поступления в российский бюджет от согласования Кипром российских условий по повышению налога на дивиденды и проценты до 15% в 130–150 млрд руб. в год.

Россия также пересмотрела налоговые соглашения с Мальтой и Люксембургом (изменения вступили в силу с 2021 и 2022 гг. соответственно), а с Нидерландами оно было денонсировано (с 1 января), поскольку стороны не смогли договориться. Согласно данным ЦБ, ПИ из России на Мальту в 2021 г. составили $6 млн, в Люксембург – $2,4 млрд, в Нидерланды – минус $4,7 млрд.

Минфин в конце прошлого года опубликовал проект перечня государств и территорий, используемых для промежуточного (офшорного) владения активами в России, – так называемых транзитных юрисдикций, через которые капитал утекает из России. В этот список вошли Кипр и Мальта – в 2020 г. Минфин добился повышения налогов на дивиденды и проценты из России в эти страны. В перечне оказалась и Швейцария, с которой Минфин ведет переговоры об аналогичном повышении налогов. Гонконг и Сингапур, в отношении которых анонсированы такие же изменения, тоже фигурируют в списке.