Эксперты сообщили о сохранении активного спроса на кадры в ближайшие месяцы

Опережающие индикаторы ВШЭ показывают лишь небольшое снижение относительно бурного 2021 года
Согласно данным Росстата, численность занятых в июне упала на 80 000 человек по сравнению с маем, а численность безработных выросла на 50 000 – в результате общая численность рабочей силы осталась практически без изменений / Евгений Разумный / Ведомости

Менеджеры российских компаний продолжат нанимать сотрудников в ближайшие 3–4 месяца, хотя и не так активно, как в прошлом году бурного восстановления после коронакризиса. Об этом говорится в докладе экспертов НИУ ВШЭ «Композитные индикаторы занятости в базовых отраслях экономики России: ожидаемый фокус перемен на рынке труда в III квартале 2022 г.».

Индекс ожидаемой занятости (ИОЗ) – опережающий индикатор, рассчитываемый институтом на основе опросов руководителей компаний и экономических показателей, за I и II квартал 2022 г. составил 103,5%. Это лишь немного ниже значения 2021 г., тогда ИОЗ держался выше отметки 104% (104,2% в IV квартале 2022 г.), сообщается в исследовании.

Значения больше 100 указывают на то, что ожидания менеджеров в отношении занятости высоки относительно долгосрочного среднего уровня (100), в то время как противоположное верно для значений ниже 100, поясняется в докладе методология. Сфера формирования спроса и предложения на рабочую силу остается одной из наиболее стабильных экономических категорий к комбинациям шоков и «исключительной неопределенности», констатируют эксперты ВШЭ.

Ранее, 29 июля, глава Минэкономразвития Максим Решетников заявил, что на российском рынке труда фиксируются отдельные явления, которые вызывают беспокойство правительства. «Безработица второй месяц подряд держится на рекордно низких значениях – 3,9%. В то же время мы с вами прекрасно понимаем, что тут успокаиваться ни в коем случае нельзя. Мы видим, что есть определенные признаки на рынке труда, которые заставляют нас беспокоиться», – отметил Решетников. Численность безработных в России в июне составила 3 млн человек.

Сокращение занятости в той или иной форме ожидает 5% предприятий, следует из июльского «Доклада о денежно-кредитной политике» Банка России. «В основном эти предприятия планируют перейти к режиму неполной занятости. Таким образом, на текущий момент в целом ситуация на рынке труда остается стабильной. Тем не менее по мере продолжения структурной перестройки возможно усиление перетоков рабочей силы между компаниями и секторами», – сообщается в докладе.

Согласно данным Росстата, численность занятых в июне упала на 80 000 человек по сравнению с маем, а численность безработных выросла на 50 000 – в результате общая численность рабочей силы осталась практически без изменений. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в мае составила 62 500 руб., с начала года показатель вырос на 7000. Об отсутствии выраженной тенденции к падению заработных плат свидетельствуют и сборы НДФЛ. Агрегированных данных о доходах консолидированного бюджета (с учетом регионов и муниципалитетов) за последние месяцы опубликовано не было, но в середине июля помощник президента по экономике Максим Орешкин сообщал о «двузначной» динамике роста поступлений подоходного налога.

Влияние санкций на рынок труда

Эффект от санкций на рынке труда пока практически не просматривается, а общая численность занятых сохраняется на досанкционном уровне, указывает старший научный сотрудник лаборатории исследований пенсионных систем и актуарного прогнозирования социальной сферы ИНСАП РАНХиГС Виктор Ляшок. При этом безработица с февраля ежемесячно обновляла исторический минимум, снизившись к маю до 3,9%, напомнил эксперт.

Ожидать такого же резкого падения рынка труда, как в период пандемии, не стоит, считает Ляшок. Так, эффект от экономических санкций имеет более долгосрочный, распределенный и менее кумулятивный характер, чем эффекты от пандемии коронавируса и связанных с ней жестких ограничительных мер, в результате которых многие предприятия и организации вынуждены были на время прекратить свою деятельность, пояснил эксперт.

Согласно данным Росстата, в I квартале 2022 г. не было отмечено ни значительного числа увольнений, ни сжатия найма: высвобождение 2,2 млн работников было компенсировано 2,3 млн принятых на работу. В целом общий приток занятых в средние и крупные компании соответствовал ситуации начала 2019 г. и 2020 г., когда оборот найма и выбытия составлял около 2,0–2,1 млн принятых и уволенных работников. В апреле – мае, как свидетельствуют данные служб занятости и результаты обследований рабочей силы, могло наблюдаться увеличение как числа принятых, так и увольняющихся работников. Это значит, что спрос на рабочую силу пока достаточен, чтобы абсорбировать всех выбывших сотрудников, а ускорение оборота рабочей силы может объясняться началом перестройки экономики, считает Ляшок.

Пока рынок труда действительно находится в относительно стабильном состоянии и эта ситуация сохранится как минимум до осени, уверена главный эксперт компании hh.ru по рынку труда Наталья Данина.

Уровень конкуренции среди соискателей на российском трудовом рынке в июле по сравнению с июнем почти не изменился и составил 5,4 пункта (т. е. на одну активную вакансию приходится 5,4 резюме), продолжаются сезонные тренды на рынке: за месяц число активных вакансий увеличилось на 3%, а число активных резюме увеличилось на 6%, ссылается Данина на данные компании. Наибольшим ростом спроса на сотрудников отличаются сферы транспорта и административного персонала – там число активных вакансий увеличилось на 11%, а в сферах науки, образования и госслужбы число активных вакансий, напротив, снизилось более чем на 15%, указывает Данина. По сравнению с июнем число активных резюме наиболее заметно увеличилось среди начинающих специалистов (+19%), а также в сфере науки и образования (+10%). А в сферах консультирования и домашнего персонала, напротив, снизилось сильнее всего – на 19 и 17% соответственно, резюмирует Данина.

По-настоящему ощутимыми санкции и уход крупных зарубежных компаний стали только для тех работников, которые занимали в этих компаниях руководящие должности, замечает президент SuperJob Алексей Захаров. Для таких работников, безусловно, сложившаяся ситуация зачастую становилась причиной потери крайне весомой позиции, но при этом спрос на менеджеров остается высоким и в российских компаниях, поэтому цикл поиска работы для таких людей практически не увеличивается, сообщил эксперт. В то же время на работников, занимавших типовые позиции в иностранных компаниях, санкции не оказали почти никакого влияния: за счет того, что их труд является универсальным и востребованным как для крупного иностранного бизнеса, так и для российских компаний, цикл поиска работы для них остается очень коротким даже в кризисных условиях, добавляет Захаров.

Что ждет рынок труда

Российский рынок труда был и остается трудонедостаточным и существует значительное количество компаний, которым недостает рабочей силы, отмечает Захаров. Например, уход IKEA с российского рынка открыл новые возможности для Hoff: компания не только лишилась крупного конкурента, но и получила доступ к рабочей силе, которая в связи с его уходом освободилась, указывает Захаров и отмечает, что подобная ситуация наблюдается и в других отраслях экономики, в особенности в тех, которые должны обеспечивать импортозамещение (IT, машиностроение и др.).

Очень важно отметить, что в периоды больших кризисов российский рынок труда становится вялым, отмечает Захаров. Наиболее активно сотрудники компаний меняют места работы, когда экономика развивается стабильно, но, как только в экономике начинают проявляться признаки крупного кризиса, люди реже решаются на переходы, предпочитая держаться за свои места, продолжил эксперт.

В 2020 г., когда Россия столкнулась с коронакризисом, многие работодатели начали массово сокращать своих сотрудников. Тогда краткосрочная безработица, по данным SuperJob, взлетала до 15 млн человек, напомнил Захаров. Потом же, когда экономика стабилизировалась, работодатели столкнулись с большими сложностями, когда пытались восстановить число своих сотрудников: те из них, кто ранее попал под сокращение, уже не хотели возвращаться в штат на тех же условиях, отмечает эксперт.