Эксперты оценили последствия энергетической войны Европы с Россией в 1,6 трлн евро

Без российского газа ЕС грозит деиндустриализация
Развитие экономик ЕС будет зависеть от того, как долго продлится период разрыва экономических связей ЕС и России / Lisi Niesner / Reuters

Санкционная политика и стремление Евросоюза (ЕС) отказаться от российских энергоресурсов могут стоить Европе до 1,6 трлн евро в 2023 г., подсчитали аналитики консалтинговой компании «Яков и партнеры» (бывшее подразделение McKinsey в России).

В исследовании «Европейский энергетический баланс в новой реальности» (есть у «Ведомостей») отмечается, что страны ЕС начали «активные регуляторные и финансовые интервенции», пытаясь сгладить последствия текущего энергокризиса. Основным негативным эффектом, по мнению авторов исследования, является возможная потеря конкурентоспособности и последующее закрытие ряда наиболее энергоемких отраслей из-за нехватки газа и роста стоимости энергоносителей в целом.

В зависимости от сценария развития событий предприятия этих отраслей будут вынуждены сократить производство на 10–60% от уровня 2021 г. Наиболее зависимыми от цен на энергоресурсы являются металлургия (доля газа и электроэнергии в валовой добавленной стоимости составляет 23%) и целлюлозно-бумажная промышленность (14%). По оценкам аналитиков, выпуск продукции металлургических предприятий из-за энергокризиса может упасть на 30–60% к 2021 г., целлюлозно-бумажных комбинатов – на 25–50%, производство прочей неметаллической минеральной продукции – на 25–50%. Падение производства в горнодобывающей и химической промышленности может составить 20–45%.

В результате кризиса из-за недостатка газа и роста цен на энергоносители в самом худшем случае ВВП ЕС может снизиться на 6,5–11,5% (0,9–1,7 трлн евро), без работы останутся около 16 млн человек, прогнозируют аналитики «Яков и партнеры». Уже по итогам 2022 г. сокращение ВВП может составить более 1%.

Чтобы избежать такого развития ситуации, правительства европейских стран вынуждены продолжать «политику ручного управления экономикой» и компенсировать затраты бизнесу и домохозяйствам, говорится в обзоре.

Авторы напоминают, что правительства стран ЕС уже объявили о программах поддержки на сумму свыше 300 млрд евро. Но в 2022–2023 гг. на это может потребоваться существенно больше средств: общие расходы ЕС на компенсацию затрат на газ бизнесу и домохозяйствам, дополнительные компенсации сотрудникам остановившихся предприятий, инвестиции в снижение энергозависимости и другие меры в 2023 г. оцениваются аналитиками суммарно в 1–1,6 трлн евро.

«Проведение интервенций разгонит дефицит бюджета до 2 трлн евро в ежегодном выражении, а уровень долговой нагрузки госсектора ЕС – до 100% ВВП», – резюмирует партнер «Яков и партнеры» и соавтор отчета Елена Кузнецова.

Цены на газ в Европе начали рост еще осенью 2021 г. на фоне спада выработки ветровых электростанций. Новый скачок произошел после начала специальной военной операции (СВО) на Украине. 7 марта стоимость 1000 куб. м газа приближалась к отметке $3900. Затем цена снизилась, но стабильно держится выше $1000 за 1000 куб. м.

Ситуацию с ценами на топливо усугубляют прекращение поставок российского газа по трубопроводам «Северный поток – 1» и «Ямал – Европа» и снижение транзитной прокачки через Украину. «Газпром» 16 августа сообщал, что зимой 2022/23 г. спотовые цены на газ в Европе, по консервативным оценкам компании, могут превысить $4000 за 1000 куб. м. 5 октября цена на газ достигала $1735 за 1000 куб. м, что втрое выше цены на аналогичную дату 2021 г., свидетельствуют данные биржи ICE.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), экспорт газа из России в ЕС в 2021 г. составил 155 млрд куб. м, из которых 140 млрд куб. м приходилось на трубопроводный газ, а 15 млрд куб. м – на СПГ. По оценкам МЭА, это составляло около 45% от импорта газа ЕС.

По оценкам «Яков и партнеры», даже с учетом всех принимаемых ЕС мер отказ от российского газа в 2023 г. будет означать для ЕС дефицит, сопоставимый с годовым потреблением Франции и Польши вместе взятых.

После начала СВО страны ЕС также начали снижать импорт нефти и нефтепродуктов из России. В июне ЕС включил в шестой пакет антироссийских санкций эмбарго на морские поставки российской нефти с 5 декабря 2022 г. и нефтепродуктов – с 5 февраля 2023 г. 2 сентября страны G7 (США, Великобритания, Канада, Япония, Италия, Франция и Германия) заявили о планах ввести потолок цен на российскую нефть, хотя на уровне ЕС решение пока не утверждено. По оценкам аналитиков, это может привести к росту мировых цен на нефть. По прогнозам директора аналитического департамента ИК «Регион» Валерия Вайсберга, есть риск, что цены превысят $110–120/барр. во II квартале 2023 г. 13 сентября JPMorgan прогнозировал, что в ближайшие месяцы биржевые цены на нефть будут расти «вплоть до $150/барр.». 4 октября стоимость декабрьских фьючерсов на нефть Brent достигала $91/барр., что на 20% выше, чем на ту же дату 2021 г.

Бьют рекорды в ЕС также и цены на уголь. Фьючерсы на энергетический уголь с доставкой в порты Амстердама, Роттердама и Антверпена 8 марта взлетели почти до $442/т. 4 октября ноябрьский фьючерс торговался по $302–308/т – вдвое выше уровня начала октября прошлого года, свидетельствуют данные биржи ICE. На фоне роста цен на энергоносители в ЕС начали закрываться металлургические и химические комбинаты («Ведомости» писали об этом 17 и 25 августа).

Опрошенные «Ведомостями» эксперты в целом соглашаются с выводами компании «Яков и партнеры». Аналитик «Финама» Алексей Калачев подчеркивает, что успешное развитие европейской экономики «в значительной степени обеспечивалось» за счет доступных энергоресурсов, в том числе поступавших из России. Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин считает, что наиболее негативные сценарии падения производства в ЕС «вряд ли сбудутся». «Предприятия будут останавливаться постепенно. Вслед за этим последует рост цен на их продукцию, что позволит сохранить приемлемый уровень рентабельности оставшимся мощностям», – поясняет он.

Пороговым уровнем цен на газ для европейской экономики, за которым следуют негативные последствия, по оценкам «Финама», является диапазон $800–1000 за 1000 куб. м. «Это хорошо прослеживалось на примере прошлого года: момент входа биржевых цен в ЕС на газ в диапазон $800–1000 за 1000 куб. м стал началом витка инфляционного роста, который уже не контролировался привычными для ЕЦБ инструментами», – отмечает аналитик «Финама» Александр Ковалев. При ценах выше $2000 за 1000 куб. м проблемы становятся еще серьезнее, и странам приходится прибегать к экстренным мерам – прямым или косвенным субсидиям, докапитализации и национализации предприятий.

Для стабилизации цен на газ необходимо сокращение потребления или значительное увеличение поставок энергоресурсов на рынок, говорит Ковалев. Но снизить потребление еще больше, по его мнению, уже невозможно. Поэтому, по словам Ковалева, рассчитывать на стоимость ниже $600 за 1000 куб. м «на горизонте 2–3 лет не стоит». По мнению Калачева, дальнейшее развитие экономик ЕС будет зависеть от того, как долго продлится период разрыва экономических связей ЕС и России.

В подготовке статьи участвовал Александр Волобуев