Госдолг США превысил $31 трлн: что это значит для крупнейшей экономики

Рост ставок ФРС увеличивает стоимость его обслуживания для американских властей
Рост госдолга США в условиях постоянного бюджетного дефицита – реальность, в которой страна живет почти 40 лет / Rick Wilking / Reuters

Общий государственный долг США достиг исторического максимума и на 3 октября составил $31,12 трлн. Из этой суммы внутриправительственный долг (Intragovernmental Holdings) составляет $6,82 трлн, все остальное – публичный (Debt Held by the Public). Показатель превышает плановые доходы федерального бюджета в 5,7 раза. Госдолга такого размера у Штатов не было за все время ведения статистики минфином, который публикует ее с 1993 г.

Уровень обязательств США вплотную приблизился к потолку, который в конце прошлого года одобрил президент Джо Байден: $31,4 трлн. В мае управление конгресса по бюджету предупреждало, что в случае роста нагрузки инвесторы могут потерять уверенность в способности США погасить долг. Утрата веры может вынудить к резкому повышению процентных ставок и стремительному росту инфляции, утверждало управление.

В августе потребительские цены выросли на 8,3% в годовом выражении (при цели ФРC в 2%). Инфляция замедлилась по сравнению с 8,5% в июле и максимальных 9% в июне. ФРС 22 сентября в ответ на это третий раз подряд повысила базовую ставку сразу на 75 б. п. – сейчас она находится в диапазоне 3–3,25% и, как ожидает рынок, на этом значении не остановится и продолжит расти.

Доходность американских госбондов демонстрирует рекордные темпы роста за четыре десятилетия – еще год назад ставки краткосрочных казначейских облигаций (шестимесячные и годовые) были чуть выше нуля, доходность пятилетних бумаг приближалась к 1%, а у 10-летних и 30-летних облигаций – к 1,5–2%. Но сейчас ставки шестимесячных казначейских бумаг превышают 4%, тогда как доходность длинных (от 10 лет) находится на отметке 3,7–4%.

Рост госдолга США в условиях постоянного бюджетного дефицита – реальность, в которой страна живет почти 40 лет, отмечает главный макроэкономист УК «Ингосстрах-инвестиции» Антон Прокудин. Для экономики США такой высокий уровень долга никогда не был страшен, так как страна обладает резервной валютой, говорит заместитель руководителя департамента инвестиционной аналитики «Тинькофф инвестиций» Андрей Опарин: при необходимости доллары можно было всегда напечатать, для того чтобы профинансировать дефицит. Следующий год в США не станет исключением – страна планирует потратить на $1,2 млрд больше, чем позволяют доходы бюджета (это около 5% ВВП).

Что это значит

Но платить проценты по госбумагам в условиях быстрого роста ставок в экономике – непростая задача для американских властей, так как это приводит к увеличению стоимости обслуживания долга. Увеличение расходов на процентные платежи вытесняет госрасходы по другим, более производительным статьям бюджета, отмечает главный экономист Совкомбанка Михаил Васильев. Повышение ставки на 1 п. п. увеличивает расходы на обслуживание долга на $400 млрд в год, говорит директор по работе с клиентами «БКС мир инвестиций» Максим Шеин.

В США наступает классический «поздний цикл» для развитой экономики с резервной валютой, считает Опарин. Это означает сценарий стагфляции (экономического роста нет, а инфляция остается высокой) – он негативен для мировой экономики и означает рост дефолтов. Дополнительно к этому, продолжает эксперт, необходимость постоянно финансировать дефицит долгосрочно означает постепенную девальвацию доллара по отношению к мировым валютам.

Трудные времена наступают и для других стран, получавших финансирование в долларах, говорит Шеин: при повышении доходностей по облигациям более надежным заемщиком – США – они вынуждены вслед за ним повышать процентные ставки доходностей, чтобы удержать инвесторов. С начала года на рынке рекордные перетоки капитала из Европы в США, падение евро и фунта стерлингов. Страны и компании, корпоративный долг которых номинирован в долларах, будут испытывать проблемы и дальше, говорит эксперт. Россия на этом фоне находится в более выгодной ситуации, поскольку внешний долг страны в валюте не столь велик ($472 млрд).

Что делать ФРС

Если страна планирует сохранить долгосрочную экономическую стабильность и доверие к своей экономике и валюте, ей необходимо обуздать инфляцию, считает Опарин. ФРС с 1 марта перестала покупать гособлигации США в рамках политики количественного смягчения, принятой с начала пандемии, а с 1 июня начала сокращать портфель гособлигаций на своем балансе.

Более жесткая политика ФРС повышает риски сбоев в глобальной долларовой финансовой системе и вероятность более тяжелой рецессии в американской и глобальной экономиках, говорит Васильев.

137% ВВП

составил госдолг США на конец 2021 г. Страна занимает 10-е место в мире по этому показателю. Для сравнения: у России он находился на уровне 18,2% ВВП, у Китая – 67% в 2020 г. ($9,9 трлн)

ФРС в сложной ситуации, согласен Шеин. С одной стороны, даже повышение ставки не сможет полностью погасить инфляцию, поскольку она имеет структурный, а не монетарный характер. С другой – ФРС создает проблемы для госбюджета, повышая ставки: обслуживание госдолга вырастет на сотни миллиардов долларов. В текущей ситуации регулятор предпочитает выбрать вариант борьбы с инфляцией, продолжает Опарин: ставки продолжат подниматься, а стоимость обслуживания долга снизится только тогда, когда инфляция достигнет необходимых показателей.

Рост ставки ФРС с нынешних 3–3,25 до 5% привел бы к росту стоимости обслуживания долга примерно с 10% от доходов бюджета до 21%, оценивает Прокудин. Это, конечно, неприятно для госказны, но не критично: реструктуризации госдолга стартуют после превышения отметки в 25% по процентным расходам, не раньше.

Если же ФРС развернется в сторону смягчения монетарной политики (испугавшись рецессии или из-за нарушения работы финансовой системы) раньше, чем победит инфляцию, то тогда она рискует повторить стагфляцию 1970-х гг., когда потребовалось более 10 лет и подъем ставки до 20%, чтобы победить укоренившуюся инфляцию, отмечает Васильев.

Что дальше

«Эра бесплатных денег закончилась буквально у нас на глазах», – говорит аналитик ФГ «Финам» Алексей Ковалев. В условиях близкой к рекорду долговой нагрузки в мире (по данным IIF, 350% ВВП) сочетание синхронного глобального ужесточения финансовых условий, слабого роста мировой экономики и укрепления доллара увеличивает риски финансовых кризисов.

Хотя объем долга является слишком большим, чтобы его вообще можно было выплатить, текущая ситуация далека от дефолта именно в связи с тем, что финансовый рынок в США глубокий (там много капиталов), говорит Прокудин: финансовые ошибки правительства не приводят к развитию гиперинфляции. На фоне замедления экономического роста повышение ставок может привести к трудностям с рефинансированием корпоративного долга, что, в свою очередь, может стать триггером для увеличения числа дефолтов на рынке облигаций, говорит Ковалев.

Из-за роста ключевой ставки вырастет и число банкротств, особенно среди IT-компаний и других корпораций, которым станет дороже обслуживать долги, сказал Шеин. Число дефолтов среди них может вырасти в 3 раза: в спокойные времена дефолты наступают примерно по 3–5% облигаций, в периоды рецессий – 15%.

Пока емкости рынка достаточно для поглощения обязательств, полагает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин: среди покупателей есть ФРС, пенсионные фонды и внутренние инвесторы в США, которые будут сдерживать ситуацию. Если емкости перестанет хватать, у государства начнутся проблемы – доходность госбумаг вырастет, а доверие кредиторов может быть утрачено.

Правительство США теоретически могло бы сократить госрасходы, вернуться к более сбалансированному бюджету и не наращивать госдолг, считает Васильев. Но во времена наступающего глобального экономического спада и внутриполитической борьбы в США власти, скорее всего, продолжат наращивать долги и увеличивать риски для существования текущей доллароцентричной мировой финансовой системы.