Китай попробует вернуться к высоким темпам роста ВВП за счет потребителя

Но у страны сохраняются и другие потенциальные драйверы
Китай по-прежнему можно считать и «мировой фабрикой», а потому важным фактором в 2023 г. будет восстановление показателей экспорта / Paul Yeung / Reuters

Власти Китая после отмены антикоронавирусных ограничений внутри страны и для приезжающих извне ставят амбициозные цели в экономике. По мнению китайских властей и экономистов, рост ВВП в 2023 г. должен составить от 4,5 до 5,5% и приблизиться к доковидным показателям в 6,1%. О том, что председатель КНР Си Цзиньпин и его соратники полны решимости достигнуть таких показателей роста ВВП, 11 января сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на декана Института государственного развития Пекинского университета Яо Яна, который привлекается КПК для выработки экономического курса. В качестве доказательства амбиций китайских руководителей приводится прошедшее под эгидой политбюро ЦК КПК в конце 2022 г. традиционное совещание по экономической работе. На нем китайское руководство поставило цели на 2023 г., при этом фактор борьбы с COVID-19 уже практически не брался в расчет.

Цель новой тактики властей Китая по резкому снятию антиковидных мер может заключаться в том, чтобы как можно быстрее пройти пик заболеваемости. С одной стороны, такая тактика может привести к экономическим проблемам в начале 2023 г. из-за массового заражения коронавирусом, но при этом повышает вероятность мощного роста ВВП по его итогам. Эксперты Bloomberg не сомневаются, что потребление домохозяйств в КНР после открытия страны восстановится быстро, что показали в 2022 г. примеры Гонконга и Тайваня. При этом, по расчетам Яо Яна, для запланированного в диапазоне 4,5–5,5% роста ВВП потребительские расходы китайцев должны увеличиться более чем на 6%.

До начала пандемии коронавируса темпы роста ВВП Китая в 2019 г. составили 6,1%. В 2020 г., когда Пекин первым взял на вооружение самые жесткие методы борьбы с вирусом, рост стал минимальным за 45 лет и составил, по данным государственного статистического управления КНР, всего 2,3%. В 2021 г. темпы роста экономики КНР составили 8,4% на фоне восстановления экономики страны от негативного воздействия первого этапа пандемии. Официальных данных про 2022 г. пока не публиковалось, но в декабре 2022 г. Всемирный банк давал прогноз о том, что ВВП КНР вырастет на 2,7% в 2022 г. и на 4,3% – в 2023 г.

Рост китайской экономики в 2023 году гарантированно будет больше, чем в прошлом, за счет отмены противовирусных ограничений, уверен эксперт ИМЭМО РАН Сергей Луконин. Для достижения желаемых показателей компартия может прибегнуть к целому арсеналу средств: к реализации новых и завершению старых инфраструктурных проектов, попытке стимулирования предприятий, работающих в экспортном секторе, и стабилизации рынка недвижимости. Но приоритетом действительно окажется стимулирование потребления, при этом речь может идти не только о мерах для конечных домохозяйств (например, с помощью разнообразных фискальных льгот – при покупке электромобилей, улучшении жилищных условий, приобретении услуг по обслуживанию старшего поколения и т. п.), но и для корпораций, если они согласятся участвовать в реализации важных инфраструктурных проектов.

В декабре в Пекине также констатировали, что в конце 2022 г. экономика Китая испытывала тройное давление: от сокращения спроса, шока предложения и ослабления ожиданий. На этом фоне приоритетом в 2023 г. для достижения экономического роста должно стать расширение внутреннего спроса и потребления.

Надежды на рост экономики за счет потребительского спроса имеют объективные основания: политика «нулевой терпимости» к COVID-19 привела к тому, что у китайцев появилось больше сбережений (на конец сентября 2022 г. объем банковских депозитов оценивался в $1,9 трлн, что превышает годовой ВВП Южной Кореи). Однако отмечается, что сбережения приумножили прежде всего состоятельные люди, чья тактика поведения подразумевает дальнейшие инвестиции, а не увеличение потребления. Самым простым стимулом к восстановительному росту за счет внутреннего потребления населения Bloomberg называет прямые выплаты со стороны правительства домохозяйствам. Однако до сих пор китайские власти избегали таких действий, считая, что подобные методы лишь поощряют лень.

Разговоры о большом потенциале роста китайской экономики за счет внутреннего потребления ведутся последние 15 лет, но потребительское поведение до сих пор не удается в полной мере раскрепостить, отмечает руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Карнеев. Жители Китая традиционно любят держать лишние деньги на счетах в банке, и заставить их тратить сбережения сразу после снятия ограничений будет очень трудной задачей.

При этом эксперт призывает не забывать, что Китай по-прежнему можно считать и «мировой фабрикой», а потому важным фактором в 2023 г. будет восстановление показателей экспорта. Пока, по оценке Reuters, в декабре 2022 г. по сравнению с декабрем 2021 г. показатели китайского экспорта и импорта продолжили снижаться (на 10 и 9,8% соответственно) – как из-за слабого спроса, так и из-за нарушения производственных цепочек в результате быстрого распространения COVID-19. Кроме того, экономики многих торговых партнеров Китая сейчас находятся на грани рецессии, что ослабляет внешний спрос.

Помочь при восстановлении темпов роста КНР могут другие ее хорошо известные преимущества: налаженная инфраструктура и дисциплинированная рабочая сила, считает Карнеев. По его оценке, в ближайшее время Китай продолжит развиваться более быстрыми темпами, чем большинство развитых стран, но при этом почти наверняка не сможет вернуться к допандемийным показателям.

Еще один потенциальный фактор ускорения роста экономики КНР связан с рынком недвижимости. В последние месяцы Пекин вновь взялся за стимулирование строительства, пересматривая курс, который в последние годы был взят для охлаждения рынка. Как говорит Луконин, сейчас власти, по сути, уже отказались от сверхидеи взять под контроль как корпоративный, так и ипотечный долг. В результате введения строгих правил при выдаче новых кредитов (так, государство ввело потолок кредитования девелоперов) в стране начал сокращаться общий объем земель, передаваемых под застройку, а как следствие – упало количество новых проектов и объем продаж, добавляет он. Все это оказало сильное влияние на общий темп прироста ВВП Китая, в котором вклад сектора недвижимости составляет до 30%. Интересным явлением стал в 2022 г. и массовый отказ физических лиц гасить свои долги по ипотечным кредитам из-за задержек по срокам сдачи объектов со стороны застройщиков.

Но в последние месяцы власти КНР предприняли ряд шагов, которые могут оживить рынок недвижимости. Так, в ноябре 2022 г. Народный банк Китая сообщил об отсрочке на 12 месяцев погашения просроченных кредитов для оказавшихся в затруднительном положении застройщиков. Кроме того, крупнейшие госбанки выделили новые кредиты для девелоперов объемом около $140 млрд, продолжает Луконин. На местах, в свою очередь, также начали снимать препятствия для выдачи кредитов застройщикам и ипотечных кредитов населению, которые существовали как часть борьбы со спекуляцией на рынке. Отмена политики «нулевой терпимости» стимулирует приток населения из сельской местности Китая в мегаполисы, в результате чего, скорее всего, больше людей задумаются об улучшении собственных жилищных условий. Луконин также напоминает, что в КНР уже разрешили брать вторые кредиты на второй объект недвижимости, снизили требования к объему первоначального взноса и вернули льготную ставку ипотеки в некоторых районах.