В МВФ предложили унифицировать налогообложение цифровой отрасли

Введение НДС на цифровые услуги позволит увеличить доходы в бюджеты ряда стран
SEBASTIEN BOZON / AFP

Со следующего года страны, которые состоят во Всемирной торговой организации (ВТО; входит 164 государства), могут получить право облагать таможенными пошлинами и другими сборами так называемые электронные передачи (цифровые товары, услуги, сервисы), предупреждают эксперты МВФ в докладе «Мобилизация бюджетных поступлений и цифровая торговля: налогообложение на границе или за ее пределами?». К февралю 2024 г. истекает соответствующий мораторий ВТО от 1998 г.

Хотя соглашение говорит о любой информации, суть проблемы – в распределении налогов от продаж программного обеспечения, сервисов, компьютерных игр, музыки и фильмов, а также доступа к их коллекциям. И поэтому речь идет об обложении операций крупнейших мировых технологических компаний, таких как Alphabet, Microsoft, Apple или Netflix. Они продают услуги через собственные сервисы или даже устройства пользователям по всему миру, часто игнорируя налоговые сборы третьих стран. При этом прибыль от этих мировых продаж облагается налогом с головной корпорации, например в США, либо в специальных юрисдикциях, например в Ирландии. Бюджеты же стран, где живут пользователи сервисов, часто не получают ничего, а местные компании, вынужденные платить все налоги, проигрывают конкуренцию американским технологическим корпорациям. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) оценивала ежегодные потери бюджетов стран из-за такой бизнес-практики интернет-гигантов в $100–240 млрд.

Ранее мораторий продлевался каждые два года с подачи стран «семерки» и ЕС. Но в последние годы их оппонентами выступили развивающиеся страны, пишут эксперты МВФ. А с 2022 г. пересмотр или полную отмену моратория поддержали такие крупные импортеры цифровых услуг, как Индия, ЮАР и Индонезия. Если договориться с этими странами не удастся, в частности, на собрании рабочей группы 21 сентября, то с февраля 2024 г. они получат право вводить пошлины.

Хотя эксперты МВФ и считают продление моратория верным решением, они, по сути, не верят в него и уже сейчас призывают страны начать согласовывать альтернативу национальным пошлинам. И такой альтернативой эксперты называют введение во всех странах НДС на трансграничные цифровые услуги по единым правилам аналогично проекту единого цифрового налога (DST) от ОЭСР.

Суть идеи ОЭСР – уплата налога с прибыли только крупными международными компаниями, страны могут самостоятельно устанавливать налог не ниже минимальной ставки в 15%, а взиматься от должен с компании при наличии существенной базы пользователей в стране, даже если у продавца нет формального представительства в стране. При этом ОЭСР так и не завершила свой проект, пытаясь согласовать принципы с 2013 г. В результате страны организации стали вводить собственные правила. Франция обязала международные IТ-компании платить 3% от выручки, полученной в стране, если их общий оборот составляет не менее 750 млн евро, Великобритания – 2%.

Предложения же МВФ, по сути, калька с российского «налога на Google» (ставка составляет 16,67%), который крупные технологические компании стали платить в России с 2017 г. Они добавляют этот налог к чеку, который выдают покупателю в России при продаже услуги. «Налогом на Google» облагаются такие услуги, как передача прав на использование программ и баз данных, реклама, поддержка сайтов, хранение и обработка информации, ведение статистики, хостинг, доступ к поисковым системам и т. д. По оценкам ФАС, только за три года действия «налога на Google» с 2017 г. он принес в бюджет дополнительные 82 млрд руб.

НДС более эффективен с экономической точки зрения, чем таможенные пошлины, отмечают авторы доклада. Введение такого налога может увеличить годовые поступления в бюджеты развивающихся стран на 4,6% в год (или 0,3% ВВП), оценили эксперты МВФ. Для развитых экономик введение НДС на цифровые услуги будет значить менее сильное увеличение доходов – на 0,1% ВВП. Таможенные пошлины же могут создавать значительные торговые барьеры между странами. Кроме того, их реализация может оказаться осложнена из-за больших технических трудностей, связанных с отслеживанием потоков электронных товаров, отмечается в докладе.

При этом эксперты МВФ насчитали всего $10 млрд ежегодных сборов такого НДС на весь мир (на основе 2021 г.). Для сравнения: доходы от НДС в бюджет Франции за 2020 г. составили 161,4 млрд евро (около $172,2 млрд).

Судьба моратория

Мораторий ВТО значительно устарел и поэтому его отмена возможна уже в ближайшие несколько лет, считает директор Ассоциации налоговых консультантов Владимир Саськов. Развитые страны заинтересованы в сохранении ограничений, так как они по большей части являются производителями цифрового содержания, в то время как развивающиеся экономики чаще всего представлены его потребителями. Процесс цифровизации развивающихся стран расширяется и, как следствие, интересантов отмены моратория становится все больше, добавляет он.

Дискуссии об отмене моратория ВТО подтверждают наличие кризиса, в котором находится глобальная система международного налогообложения, уверен ведущий научный сотрудник лаборатории исследований налоговой политики РАНХиГС Виктор Мачехин. Одной из главных систематических проблем в данном случае является то, что она не отражает усиления цифрового сектора в мировой экономике, уточняет он. Развивающиеся страны, которые достаточно сильно зависят от него, уже давно пытаются обновить принципы международного налогообложения – так, еще в 2012 г. государства – участники ОЭСР и «двадцатки» инициировали проект BEPS (Base Erosion and Profit Shifting Project; документ нацелен на сокращение числа налоговых преступлений в мире) и первым из 15 направлений в нем обозначалось дополнительное обложение цифровых отраслей, напоминает эксперт. До сих пор это не привело к значительным изменениям, констатирует он.

Развитие и рост объемов электронных передач сейчас несопоставимы с уровнями 1998 г., что также усиливает запрос на пересмотр всей мировой системы фискального администрирования цифровой отрасли, указывает Саськов. Сегодня возможен эффективный государственный контроль фактически за любыми электронными передачами, по крайней мере, российский опыт цифровизации фискальной системы позволяет вполне оптимистично смотреть на подобные перспективы, добавляет эксперт.

Каким будет налог

В зависимости от ввозимого продукта и страны различаются ставки по таможенным тарифам, что может создать крайне болезненные для мировой экономики дисбалансы, оценивает доцент кафедры государственных и муниципальных финансов РЭУ им. Плеханова Галина Семенова. В данном случае обложение электронных передач при помощи НДС представляется более предпочтительным, чем таможенные пошлины, считает она. В случае если ставки НДС будут установлены ниже 10%, это позволит избежать значительных трудностей в экономике, полагает эксперт. Кроме того, негативных эффектов можно избежать, если будут введены льготные ставки на часть электронных передач, например на электронные письма и книги, добавляет Семенова.

Формат НДС более предпочтителен еще и потому, что он предполагает большие возможности для международной координации: страны – участницы ВТО могут легче договориться между собой о том, каким он должен быть, сложнее им будет координировать таможенные пошлины, добавляет Саськов.

На данный момент нет последовательных концепций относительно налогообложения цифровой отрасли, возможны любые варианты, включая одновременное взимание таможенной пошлины и НДС, допускает Мачехин.

Тем не менее даже при сохранении моратория страны будут создавать новые фискальные инструменты для его фактического обхода, уверен он. Такая практика существует уже сейчас, о чем говорит введение в 2019–2020 гг. дополнительных налогов на услуги американского технологического бизнеса в Европе, рассуждает эксперт. Также к способу обхода моратория ВТО можно отнести и «налог на Google», который ввели у себя Россия в 2017 г. и Белоруссия в 2018 г., добавляет он. Новый виток введения цифровых налогов может спровоцировать очередные ответные меры со стороны стран, выступающих против таких нововведений, опасается Мачехин.

Как и любое нововведение в системе фискальных правоотношений, налогообложение электронных передач, безусловно, повлечет рост цен для конечного потребителя и определенные издержки бизнеса, констатирует Саськов. В то же время, опираясь на опыт российского «налога на Google», можно вполне ожидать отсутствия значимого негативного эффекта для граждан и национального бизнеса при наличии вполне очевидных бюджетных плюсов, допускает он.