Эксперты ОЭСР назвали главные риски для мировой экономики

«Осторожный оптимизм» могут разрушить геополитические конфликты и инфляция
Блокировка главных морских торговых маршрутов, например, может привести к скачку цен/ ARIS MESSINIS / AFP

Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) указали на главные риски, которые могут подорвать восстановительный рост мировой экономики. В их числе экономисты приводят эскалацию израильского военного конфликта, возобновление инфляционного роста, реализацию последствий ужесточения ДКП, а также слабый рост экономики Китая. Об этом говорится в обзоре Economic Outlook.

Организация улучшила прогнозы по динамике глобального ВВП в текущем и следующем годах по сравнению с февральскими ожиданиями. По ее оценкам, рост мирового ВВП составит 3,1% по итогам 2024 г. (прежний прогноз – 2,9%) и 3,2% по итогам 2025 г. (3%). В предисловии к прогнозу главный экономист ОЭСР Клэр Ломбарделли назвала текущие ожидания «осторожным оптимизмом».

По ее словам, одной из основных угроз для мировой экономики может стать повышенное геополитическое напряжение, особенно на Ближнем Востоке. Опасность этого конфликта выражается в рисках блокировки главных морских торговых маршрутов, что может привести к скачку цен. В организации отмечают, что после нападений на корабли в Красном море в декабре 2023 г. среднесуточное число кораблей, проходящих через Суэцкий канал, сократилось на 51% в период с середины – конца января по апрель в сравнении с IV кварталом 2023 г. На фоне обмеления Панамского канала это уже привело к росту цен на грузоперевозки на 60% в сравнении с 2023 г. При эскалации израильского конфликта под риск подпадают грузопотоки в Ормузском проливе, через который проходит около 30% нефтяного трафика в мире, а также 20% трафика сжиженного газа, указывают в ОЭСР.

При эскалации конфликта мировые цены на нефть могут подскочить в среднем на 25% до конца года, что приведет к ускорению инфляции на 1 п. п. в сравнении с базовыми ожиданиями, отмечается в обзоре. Это, в свою очередь, приведет к повышению процентных ставок примерно на 50 б. п. во многих странах.

Рост мирового ВВП в таком случае сократится на 0,4 п. п. в сравнении с базовыми ожиданиями.

Организация также отмечает, что большим риском для мирового роста остается неопределенная ситуация в китайской экономике. «На каждый процентный пункт, на который реальный рост ВВП Китая отстает от прогнозов, приходится 0,2 п. п. [негативного эффекта] на глобальный экономический рост», – оценивают эксперты.

Ставки и инфляция

Еще одним риском может стать рост долгового бремени – оно уже значительно в развитых экономиках и может вырасти сильнее по мере пролонгации низкодоходных долговых обязательств или пересмотра процентных ставок, пишет Ломбарделли. Экономист настаивает, что государства должны обращать больше внимания на суверенные долговые обязательства, траты на социальные, оборонные и климатические направления. Раздувание государственных расходов ставит под угрозу финансовую стабильность, фискальные позиции вызывают серьезные опасения в средне- и долгосрочной перспективе, считает Ломбарделли. Только за прошлый год выплаты по госдолгу США превысили 15% от всех бюджетных трат.

В числе главных рисков для мировой экономики в ОЭСР называют также неопределенность инфляционной ситуации: рост цен выше таргетов может сохраниться дольше, чем ожидается, в связи с чем регуляторам рекомендуется сохранять жесткую риторику.

По базовому прогнозу организации, инфляция в США составит 2,45%, в еврозоне – 2,34%, в Германии – 2,41%. В 2025 г. ожидается ее замедление и приближение к таргетам регуляторов: в США она составит 2,05%, в еврозоне и Германии – 2,16%. Такие прогнозы эксперты приводят с оговоркой, что они реализуются, если мир не столкнется с новым энергетическим и продовольственным кризисом, а производительность увеличится на фоне замедления роста зарплат. Если страны ОПЕК+ продолжат сокращать добычу топлива, а природные катаклизмы продолжат нарушать работу агропромышленных предприятий, рост цен будет оставаться выше таргетов.

Риски, связанные с ужесточением ДКП, в последние годы также становятся более явными, считают эксперты ОЭСР. В особенности это отражается на домохозяйствах, для которых проценты по финансовым продуктам стран ОЭСР выросли со средних 1,6% в 2019 г. до 4,2% в 2023 г. Банки остаются крайне уязвимыми к рискам дюрации при сохранении или росте ключевых ставок и возможном оттоке депозитов, отмечают эксперты.

Поводы для оптимизма

Несмотря на разнообразие рисков, ОЭСР улучшила свои оценки роста ВВП по всем ключевым экономикам – США (с 2,1 до 2,6%), Китая (с 4,7 до 4,9%) и еврозоны (с 0,6 до 0,7%). В тройке самых быстрорастущих экономик в мире остались Индия (6,6%), Индонезия (5,1%) и Китай (4,9%). Значительно был улучшен прогноз по России – с 1,8 до 2,6%, это подняло страну в рейтинге экономик G20 по динамике роста сразу на четыре позиции – с 10-й до 6-й. Россия обогнала Мексику, Бразилию и Саудовскую Аравию.

В сторону ухудшения были пересмотрены прогнозы динамики 2024 г. для Германии (с 0,3 до 0,2%), Японии (с 1 до 0,5%) и Великобритании (с 0,7 до 0,4%). С одним из наиболее сильных снижений столкнулась Саудовская Аравия – с 2,4%, ожидавшихся в феврале, до -0,2%. Также значительно были понижены прогнозы по Аргентине – с -2,3 до -3,3%, страна занимает последнюю позицию в глобальном рейтинге ВВП.

ОЭСР демонстрирует небольшие изменения в ожиданиях экономической динамики на 2025 г.: США вырастет на 1,8% (на 0,1 п. п. выше февральских ожиданий), Китай – на 4,5% (увеличен на 0,3 п. п.), еврозона – на 1,5% (увеличен на 0,2 п. п.). Не изменились прогнозы по Индонезии (5,2%), Германии (1,1%) и России (1%). Несмотря на ожидаемое в 2024 г. падение, экономики Саудовской Аравии и Аргентины в 2025 г. покажут рост на 4,1 и 2,7% соответственно, ожидают в ОЭСР.

Улучшение прогнозов связано с тем, что инфляция замедляется быстрее, чем ожидалось, рынки труда остаются сильными, безработица держится вблизи исторических минимумов. Частный сектор чувствует себя более уверенно, говорится в обзоре.

Оправданны ли риски

Пока последствия израильского конфликта грозят логистическими вызовами, а также повышением только региональной инфляции, считает доцент департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Ксения Бондаренко. Но в среднесрочной перспективе в случае ухудшения ситуации и более глубокого вовлечения региональных игроков напряженность конфликта усугубится и это уже негативно скажется на глобальном экономическом росте, отмечает она.

Расширение бюджетных дефицитов в условиях перестройки экономик и наращивание долгов будут основными рисками для устойчивости роста в дальнейшем и ключевыми источниками повышенной инфляции, опасается главный экономист «БКС мир инвестиций» Илья Федоров. Эксперт ожидает долгой и болезненной борьбы с инфляцией – особенно в странах, столкнувшихся с высокой долговой нагрузкой. «Устойчивость бюджетной системы снижается. Потому для победы над инфляцией центральным банкам придется долго держать ставки на повышенных уровнях для нормализации темпов роста цен», – считает он.

Регуляторы не торопятся понижать процентные ставки, несмотря на отсутствие роста цен, отмечает научный сотрудник лаборатории структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС Константин Тузов. В следующем году, вероятно, начнется цикл смягчения ДКП в развитых экономиках, за ними последуют и развивающиеся, полагает он. В итоге мировая экономика должна ускориться немного больше, чем ожидалось ранее, когда ситуация с инфляцией была совершенно неясной, заключает он.

На данный момент риски возвращения высокой инфляции невелики, наблюдаются признаки стабилизации ценовой динамики в европейских странах, России и США, оценивает Тузов. Не исключено, что Банк России приступит к циклу снижения ставки уже в текущем году, тогда как от ФРС ждут смягчения ДКП в 2025 г., что должно будет простимулировать экономический рост, считает эксперт.

Замедление инфляции пока еще нельзя назвать устойчивым и вероятность сохранения ставок на повышенном уровне дольше, чем ранее ожидалось, сохраняется, спорит первый заместитель генерального директора ЦСР Борис Копейкин. Это может с определенным лагом отразиться на сырьевых рынках, нефти и ситуации с ценовыми параметрами российского экспорта, указывает он. Сохраняются и риски эскалации на Ближнем Востоке, материализация которых также может привести к скачку нефтяных цен, инфляции, соответствующей реакции монетарных властей развитых стран и сильному спаду экономической активности, добавляет он.

Драйверы роста

Пока экономическая динамика в ряде стран остается достаточно устойчивой к уровню процентных ставок, отмечает Копейкин. Уверенный рост продолжается в США, одновременно, несмотря на ряд проблем и рисков, динамика в китайской экономике, очевидно, будет близка к 5%, поэтому умеренное улучшение прогнозов ОЭСР – отражение фактического положения дел, уверен он.

Спрос в экономиках Китая и США растет, как и торговля между ними, несмотря на растущие взаимные ограничения, указывает Федоров. Торговое противостояние отчасти и является причиной текущего роста, так как оно требует привлечения ресурсов для создания замкнутых производственных цепочек внутри экономик, рассуждает он. Это, в свою очередь, создает напряженность на рынке труда, ускоряет рост цен в краткосрочной перспективе и повышает издержки экономик в долгосрочной перспективе, продолжает эксперт.

Основными драйверами роста мировой экономики становятся азиатские страны, которые в большей степени нацелены на сотрудничество между собой в рамках вновь выстраиваемых глобальных цепочек создания стоимости, отмечает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Плеханова Екатерина Новикова. В данном случае очень важна синергия, получаемая от эффективного сотрудничества экономик между собой: например, ЕАЭС обогнал Евросоюз по темпам экономического роста в 7,6 раза в 2023 г., указывает она.