Экономика
Бесплатный

Как превратить малый бизнес из ширпотребного в инновационный

В Германии экономический рост и занятость обеспечивают высокотехнологичные, хорошо финансируемые, экспортно-ориентированные малые и средние предприятия
Александр Лосев, генеральный директор «Спутник — управление капиталом»

Задайте вопрос друзьям, знакомым или самим себе, что такое малый бизнес в вашем представлении? В ответ услышите: торговый павильон, парикмахерская, домашняя выпечка, такси или работы по ремонту дома. Ах да, еще кафе и рестораны, услуги дизайна, интернет-магазины и создание сайтов. 


Задав аналогичный вопрос жителю Германии, Австрии или Швейцарии, вы услышите в ответ «der Mittelstand!». Миттельштанд в Германии – это свыше 3,5 млн небольших компаний, из которых сотни тысяч - инжиниринговые, причем многие из них являются так называемыми скрытыми чемпионами в своих нишах и отраслях. Это 15 млн высокотехнологичных рабочих мест в одной только Германии. Это то, что движет экономику Евросоюза вместе с гигантскими концернами, ведет научные исследования и расширяет сферу услуг. Миттельштанд (множество компаний малого и среднего бизнеса) делает инженерные расчеты и производит отдельные детали и узлы, создает электронную начинку для таких автогигантов, как BMW, Volkswagen или Daimler, помогает разрабатывать электронику и электрооборудование для концерна Siemens, создает IT-проекты и решения для различных сфер деятельности, развивает медицинские и биотехнологии, обучает людей. Безусловно, кафе, пивоварни, парикмахерские и интернет-магазины в Германии тоже есть, но не они обеспечивают экономический рост. Эту задачу берут на себя крупные концерны и инновационный, хорошо финансируемый и экспортно-ориентированный Миттельштанд. 


Как работает малый и средний бизнес в Германии? Что помогает развиваться и выживать небольшим компаниям? И почему экономические неурядицы ЕС почти не отразились на немецком рынке труда? 


Ежегодно в экономику Германии вливается до 100 000 новых инженеров и ученых, получивших высшее образование в технических ВУЗах или университетах. Но и молодые люди без высшего образования также получают в специальных школах профессиональную подготовку и практические навыки работы. Современная система образования обеспечивает немецкую экономику надежным притоком квалифицированных рабочих и инженеров, которые так востребованы бизнесом, и больше всего выигрывают от высокого качества подготовки рабочей силы как раз малые и средние предприятия.

Ничего не напоминает? Советский Союз тоже славился системой высшего и профессионально-технического образования. Правда, в СССР не было рыночной конкуренции, и экономика была замкнута в основном на себя, в этом и заключалась ее проблема. Возможно ли возрождение в современной России системы профессиональной подготовки? Вполне, хотя было потеряно много времени и ресурсов. 


Права владельцев немецких предприятий надежно защищены федеральным законодательством. Права работников защищают профсоюзы, которые договариваются с собственниками бизнеса о четких правилах оплаты труда и размерах тарифов. Эти соглашения учитывают интересы всех сторон, что позволяет избегать забастовок и негативных социальных последствий на предприятиях малого бизнеса. 


Федеральное агентство по труду следит, чтобы все сотрудники предприятий были зарегистрированы в кассах пенсионного и социального страхования, взносы в которые в определенных пропорциях делают и работодатели, и сами работники. А помните, какая дискуссия идет в нашей стране по поводу накопительной пенсии и софинансирования пенсионных взносов? 


Государство также осуществляет постоянный контроль, систематически проверяя соблюдение предприятиями стандартов и правил, но делается это так, чтобы не вредить их текущей деятельности. Компании же материально заинтересованы как можно скорее устранять недостатки, выявленные контролерами. Фраза «кошмарить бизнес» просто не может иметь место в немецком лексиконе, ведь там есть die Ordnung, что означает систематизацию и порядок. 


Несмотря на то, что многие компании малого и среднего бизнеса финансово независимы, в Германии как на региональном, так и на федеральном уровнях действует свыше 200 программ поддержки предпринимателей. Их финансирование осуществляется через государственный банк KfW (активы 489 млрд евро) или его дочернее подразделение DEG – корпорацию по инвестициям и развитию. 


Только в 2014 г. группа KfW профинансировала компании на 74,1 млрд евро и направила 26,6 млрд евро на программы по защите окружающий среды. А ведь это больше, чем весь объем российского Фонда национального благосостояния, на помощь которого так рассчитывают наши крупнейшие корпорации. И сравните это с объемами господдержки малого и среднего бизнеса в России. Вывод, к сожалению, очевиден. 


Каковы производственные приоритеты Миттельштанда? 


В основе германской экономической модели лежат передовые технологии и ориентация на экспорт. Промышленная конкуренция в мире очень высока, поэтому на НИОКР и исследования в Германии ежегодно тратится свыше 70 млрд евро – больше, чем в любой другой европейской стране. 


Своей экономической мощью Германия также обязана взаимодействию университетской системы и промышленно-исследовательских лабораторий. Существует целая сеть публично финансируемых научно-исследовательских институтов, таких как Общество научных исследований имени Макса Планка и Общество институтов прикладных исследований имени Фраунгофера, которые в партнерстве с бизнесом разрабатывают то, что в будущем станет и новыми технологиями, и новыми товарами. 


Финансируют НИОКР в основном крупные корпорации, а задача Миттельштанда – прежде всего внедрение в производство результатов этих научно-технических исследований на первом этапе, когда производство нового продукта является высокорискованным инновационным бизнесом. Это общемировая тенденция – до 85% всех венчурных проектов в мире приходится на долю небольших высокотехнологичных компаний. 
Миттельштанд использует передовые технологии именно в экспортно-ориентированных отраслях. Многие семейные фирмы имеют офисы продаж, сервисные центры и даже заводы за рубежом. 


Относительно небольшие, но весьма успешные компании малого и среднего бизнеса заслужили звание «скрытые чемпионы». У них узкая специализация, но высокая степень внедрения инноваций, а качество делает их продукцию востребованной во всем мире. Некоторые «скрытые чемпионы» вышли за пределы Германии и работают по всему миру: например, Omicron NanoTechnology (порядка 100 сотрудников) – мировой лидер в области аналитических методов физики поверхности, производитель туннельных микроскопов и установок для создания наноструктур; производитель ветрогенераторов Enercon; компания медицинских технологий BrainLab, производитель технологического оборудования для переработки продукции птицеводства и животноводства Rud.Baader и известный нашим автолюбителям Webasto. 


Производство и экспорт электрооборудования в Германии растет ежегодно на 12%, а это, представьте, выше, чем темпы экономического роста Китая. 


После реализации в Германии федеральной целевой программы по развитию биотехнологий в конце 90-х – начале 2000-х гг. количество биотехнологических предприятий увеличилось в пять раз, и теперь страна уступает в этой сфере лишь Соединенным Штатам. 


Миттельштанд – крупнейший работодатель. На предприятия малого и среднего бизнеса в Германии приходится примерно 70% рабочих мест, 57% произведенного ВВП, 40% экспорта и 52% добавленной стоимости в экономике. Налоги в Германии высокие. Если просуммировать все выплаты, то, в среднем, 50% прибыли Миттельштанд отдает в федеральный и региональные бюджеты. Но государство при этом создает условия для развития бизнеса, осуществляет инвестиционное финансирование, поддерживает образование, предоставляет льготы стартапам и создает инфраструктуру. 


В России официальная налоговая нагрузка на бизнес составляет 35,6%, но фактически, по данным РСПП и Всемирного банка, достигает 54%. А если добавить сюда инфляционный «налог» и сложно просчитываемую коррупционную составляющую затрат, то цифры снова будут в пользу немецкого бизнеса. 





Вы скажете: в Германии нет природных ресурсов, поэтому предприниматели вынуждены основывать свой бизнес на знаниях. Да, это совершенно справедливо. 
Но и у нашего малого и среднего бизнеса тоже нет никакого доступа к природным ресурсам. Правда, ведь? 


За окнами XXI век. Есть множество технологий, которые успешно развиваются или будут востребованы. Для примера назову отрасль, где российский малый и средний бизнес еще может занять производственную и экспортную нишу – робототехника. Для создания роботов не нужно много материалов и сырья, зато требуется интеллект, знание теоретической механики, программирования и математики – а в этом мы всегда были сильны. Роботы, в свою очередь, повысят производительность труда, высвобождая людей на тяжелых работах и производствах для более интеллектуальной деятельности. 


Экспертов поражает тот факт, что по линии Министерства труда РФ в ближайшие годы планируется потратить сотни миллиардов рублей на привлечение в страну миллионов гастарбайтеров вместо того, чтобы использовать эти средства на улучшение профтехобразования. Россия пока имеет и трудовые традиции, и еще не разрушенную до конца систему образования, и даже систему госконтроля, а главное человеческий потенциал.

Давайте забудем немецкое слово гастарбайтер и выучим вместо него новое слово – Миттельштанд!

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.