Замедление развивающихся экономик — третья и последняя волна мирового кризиса

Связанные с ними риски для мирового роста преувеличены
Питер Оппенгеймер, главный стратег по глобальному рынку акций Goldman Sachs

Как ни странно, но с 2010 г. падение потребительских и сырьевых цен наблюдается одновременно с резким ростом цен на активы.

Этот парадокс может быть объяснен как более низкими по сравнению с долгосрочным трендом темпами роста мировой экономики, так и агрессивным денежным стимулированием со стороны центробанков, которое помогло росту стоимости рыночных активов. Однако в последнее время вновь появились опасения относительно устойчивости роста цен на активы, порожденные ухудшением экономической ситуации в развивающихся странах, еще большим падением цен на сырье и перспективой повышения процентных ставок в США. Мы наблюдаем новую волну проблем, нарастающую в рамках мирового финансового кризиса.

Эта «волна», эпицентром которой стали экономики развивающихся стран, связана с предыдущими этапами глобального кризиса. Первый начался в США с обвала на рынке жилой недвижимости, который перерос в полномасштабный кредитный кризис и завершился банкротством Lehman Brothers и началом денежного стимулирования (в конце 2008 г. ФРС США начала первый раунд количественного смягчения).

Реакция на этот первый раунд в США была быстрой, и надежды на восстановление экономической активности вылились в мощное ралли на рынках рисковых активов. Однако восстановление было краткосрочным, поскольку внимание переключилось на Европу, где стала формироваться вторая волна кризиса. Она началась с банков, оказавшихся перед лицом масштабных убытков, однако быстро переросла в кризис суверенного долга. Завершилась эта волна обещаниями «сделать все возможное» для сохранения евро и началом программы денежного стимулирования в этом году в еврозоне.

Но как только стало казаться, что Европа выходит из кризиса, накатила третья волна – в виде падения на сырьевых и развивающихся рынках и ухудшения экономической ситуации в развивающихся странах. И если поначалу внимание было сосредоточено на странах со значительными внешними дисбалансами (в частности, большим дефицитом счета текущих операций), то затем тревогу стали вызывать и другие страны, включая Китай. Замедление роста китайской экономики, в свою очередь, породило новый виток проблем, учитывая высокую зависимость многих развивающихся стран от экспортных поставок (прежде всего сырья) в Китай.

Вполне возможно, что сейчас мы приближаемся к переломному моменту, или развилке, как для экономик, так и финансовых рынков. Отсюда по одной дороге лежит путь к «долгосрочной стагнации», вероятность которой определяется слабостью развивающихся экономик и опасениями, что различные меры по борьбе с дефляционными силами в развитых странах становятся все менее эффективны. Другой путь – к «нормализации» активности в мировой экономике. Дорога эта не будет ровной, но если третья волна кризиса окажется последней, есть вероятность, что при правильных мерах поддержки мировая экономика выйдет из периода тяжелых испытаний более сбалансированной, а значит, более стабильной и выносливой.

Страхи, связанные со сценарием стагнации, подогреваются на только замедлением развивающихся экономик и падением цен на сырье, но и наблюдающимся в последнее время ужесточением финансовых условий на развитых рынках и поведением участников корпоративного сектора. Растущие выплаты дивидендов и объемы выкупа акций компаниями вместо наращивания капиталовложений могут ухудшить долгосрочные перспективы по генерированию денежного потока и оправдать высокую премию за риск по акциям.

Однако эти события требуют более тщательного рассмотрения и интерпретации. Слабость развивающихся экономик – это необходимая корректировка сложившейся ситуации, которая должна стимулировать сокращение долгового бремени и перебалансировку экономики, от чего будут зависеть долгосрочные перспективы роста. Падение цен на сырье в большей степени отражает избыток предложения, чем нехватку спроса, тогда как выкуп акций – оправданная реакция на дисбаланс между дешевым долгом и дорогими акциями. А низкие капиталовложения в значительной степени отражают падение инвестиций в сырьевых секторах и развитие технологий, при которых разработка программного обеспечения более выгодна, чем традиционные вложения в оборудование.

Как бы то ни было, долгосрочный тренд, в рамках которого наблюдается переход влияния от производителей (сырьевых и промышленных компаний, тех, кто получает выгоды от потраченных капитальных расходов) к потребителям, продолжится. Компании, чья деятельность зависит от размеров капиталовложений, более десятилетия двигались при сильном попутном ветре, порожденном бумом в сырьевом секторе, формированием капитала в развивающихся странах и сильным ростом мировой торговли. Эти факторы ослабевают, их влияние в долгосрочной перспективе будет снижаться.

Потребителям же в последние годы приходилось идти против ветра: ужесточение бюджетной политики, необходимость наращивать сбережения домохозяйствами, падение реальных доходов и растущая неопределенность. Теперь же ситуация начинает меняться к лучшему, чему способствуют подешевевшее сырье и развитие технологий.

Мы считаем опасения, связанные с негативным влиянием развивающихся стран на мировую экономику, преувеличенными. Проблемы развивающихся стран, скорее всего, будут последней волной кризиса, которая пройдет, не утянув мировую экономику в рецессию.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать