Чего ждать от мирового рынка нефти в 2016 году

Ситуацию определят многие факторы, включая отмену запрета на экспорт нефти из США, но важнейшим станет возвращение Ирана
Дэниел Ергин, вице-председатель аналитической компании IHS

Как мировой рынок нефти будет выглядеть в 2016 г.? Нынешний год завершается потрясениями в нефтяной отрасли. Цена американской нефти – около $35 за баррель, поставки захлестывают рынок, США вот-вот отменят 40-летний запрет на экспорт нефти, а геополитическое противостояние сеет семена все большей неопределенности.

Отмена экспортного эмбарго в США станет важным шагом, отражающим новую реальность – сланцевую революцию в США и ее влияние на мировые рынки. США наряду с Россией и Саудовской Аравией вошли в «большую тройку» нефтепроизводителей, о чем еще несколько лет назад невозможно было даже помыслить.

За снятие запрета на экспорт нефти выступают Европейский союз и Япония. Не то чтобы они ждут значительных поставок из США, скорее всего, что американская нефть позволит еще больше диверсифицировать мировой рынок и внесет вклад в укрепление их энергетической безопасности. Если бы запрет сохранился, ЕС стал бы настаивать на решении этого вопроса в рамках нового соглашения о свободе торговли, которое сейчас обсуждают ЕС и США. Кроме того, в этом случае остался бы без ответа вопрос, поставленный в этом году председателем сенатского комитета по энергетике Лайзой Мураковски: почему США намерены снять санкции с Ирана, но сохранить «санкции» в отношении экспорта американской нефти?

При нынешних ценах на нефть страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией продолжают заявлять, что готовы рассмотреть вопрос о сокращении добычи, но только если к ним присоединятся другие производители. Однако признаков того, что это может случиться, почти не наблюдается. Венесуэла выступает против стратегии по защите доли рынка и изо всех сил призывает сократить добычу. Но с таким же успехом ее представители могли бы разговаривать со стеной. У социалистического правительства президента Николаса Мадуро, которое недавно проиграло парламентские выборы в основном из-за отвратительной экономической политики, нет возможностей сократить добычу.

Иран также призывает соседние арабские страны смягчить позицию – и при этом делает все возможное, чтобы максимально быстро нарастить экспорт нефти после снятия санкций, что может произойти в ближайшие месяцы. Однако те, конечно, не хотят потесниться на рынке, уступив место Ирану, с которым они ведут в Йемене то, что рассматривают как гибридную войну. Это подчеркивает еще один важный момент: борьба за долю рынка также представляет собой геополитическую борьбу на Ближнем Востоке.

За последние полгода в Россию, которая является крупнейшим нефтепроизводителем в мире, приезжало несколько высокопоставленных делегаций из стран Персидского залива. Можно не сомневаться, что нефтяной вопрос они тоже обсуждали, хотя Россия неоднократно давала понять, что сокращать добычу не будет. Более вероятным представляется то, что эти поездки отражают геополитическую перебалансировку, которая может включать налаживание новых связей с Россией.

Страны Персидского залива реагируют на договоренность по ядерной программе Ирана – и это они воспринимают как улучшение отношений между их главным противником и Соединенными Штатами. Они считают, что Иран намерен стать региональной державой и в конечном итоге окружить их. Для стран Персидского залива война в Йемене направлена на то, чтобы не допустить создание Ираном протектората на южной границе Саудовской Аравии.

В отличие от Саудовской Аравии и России добыча нефти в США сокращается. С 2008 г. по апрель 2015 г. она выросла почти вдвое – на 4,6 млн баррелей в день. Но производителям сложно адаптироваться к ситуации, когда цены опустились ниже $40, а порой и просто выжить. С апреля суточная добыча сократилась на 400 000 баррелей. В 2016 г. она может составить, в среднем, около 8,8 млн против 9,3 млн по итогам нынешнего года.

При этом мировой спрос на нефть растет – в 2015 г. его темпы вдвое превышают показатель прошлого года. По данным Федерального управления шоссейных дорог, в этом году американские водители проедут больше километров, чем когда-либо в истории. Доля внедорожников и пикапов выросла в 2015 г. до 60% от продаж, тогда как три года назад была менее 50%. При столь низких ценах на нефть и бензин не стоит ожидать скорого прекращения этой тенденции.

Хотя обвал цен на нефть объясняется и специфическими особенностями этого рынка, его также следует рассматривать как часть общего тренда снижения цен на сырье. IHS Materials Price Index, отражающий динамику цен на сырьевые товары, включая энергоресурсы, с июля 2014 г. упал на 55%. Основными причинами этого падения стали замедление экономики Китая, которая ранее стимулировала сырьевой суперцикл, общее снижение темпов роста мировой экономики и избыток предложения на сырьевых рынках.

Высокий уровень запасов нефти, которые продолжают расти и в какой-то момент выплеснутся обратно на рынок, подрывает ожидания подъема цен на нефть. Однако самый важный вопрос, стоящий перед рынком в 2016 г., связан с Ираном: когда он начнет увеличивать экспорт и в каких объемах? Тегеран намерен действовать быстро. «Наша единственная обязанность – вернуть потерянную долю рынка, а не защищать цены. Вернуться на уровень добычи, который у нас был исторически, – наше право», – заявил министр нефти Ирана Биджан Зангане.

Начать наращивать поставки Иран сможет только после того, как будет реализовано соглашение по ядерной программе и отменены санкции. Президент Хасан Роухани пытается завершить этот процесс до парламентских выборов в феврале, чтобы показать избирателям, что его правительство может добиваться конкретных результатов, которые должны улучшить ситуацию в экономике.

Приход дополнительной иранской нефти на рынок, если он произойдет, будет означать еще больший рост предложения и новый этап в борьбе за долю мирового рынка. Определять ход этой борьбы будут цены на нефть и результаты геополитического противостояния в Персидском заливе.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.