Когда стоит ожидать прекращения экономического спада в России

Слабый рубль может стимулировать производство, но есть и ряд негативных факторов
Дэвид Любин, главный экономист по развивающимся рынкам Citigroup

В конце марта группа экономистов Citigroup провела в Москве ряд встреч с представителями экономических ведомств и неправительственных аналитических организаций. Мнения наших собеседников о ситуации в российской экономике можно обобщить следующим образом.

Российская экономика остается слабой, но в этом году спад может достичь дна. Наиболее сильное давление на нее оказывают три фактора. Во-первых, бюджетная политика остается жесткой, и это, по оценкам МВФ, в текущем году окажет негативное влияние на рост ненефтяного ВВП в размере 2 процентных пунктов.

Во-вторых, сохраняется неопределенность относительно того, насколько выраженным будет влияние слабого рубля на производственную активность.

Наконец, на внутреннем кредитном рынке наблюдается снижение аппетита к риску. С января прошлого года население сокращает задолженность по банковским кредитам. Можно предположить, что вскоре их примеру последуют корпорации: в реальном выражении рост кредитования корпоративного сектора уже отрицательный. Банки, скорее всего, будут поощрять эти действия. Рост необслуживаемых и реструктурированных кредитов представляет угрозу для капитальной базы банков — по оценкам S&P, их доля в кредитном портфеле в настоящее время составляет 15% и к концу года возрастет до 25%. Сокращение рискованных активов на балансах банков остается в текущих условиях одним из немногочисленных способов повысить достаточность капитала.

Учитывая все это, можно предположить, что спад в экономике России продлится еще некоторое время. Citi ожидает, что после падения на 3,7% в 2015 г. ВВП по итогам текущего года сократится еще на 0,5%, если среднегодовая цена на нефть марки Brent составит $40 за баррель. Однако уже к концу года экономика, вероятно, выйдет на положительные темпы роста.

Самый серьезный аргумент в пользу того, что экономический спад скоро остановится, связан с резким ослаблением реального курса рубля в период с 2014 г. (реальный эффективный курс рубля сейчас примерно на 40% ниже пикового уровня, достигнутого в 2013 г.), и процессом, который мы назвали бы «голландской болезнью наоборот»: подобно тому, как завышенный курс национальной валюты оказывает негативное воздействие на внутреннее производство, ее ослабление может содействовать восстановлению последнего.

Однако насколько серьезным стимулом для российской обрабатывающей промышленности может стать дешевый рубль? По общему мнению, наиболее вероятными бенефициарами политики слабого рубля являются сельское хозяйство и пищевая промышленность. Министерство финансов также оптимистично оценивает перспективы нефтехимической промышленности, производства пластмасс, внутреннего туризма и ряда других отраслей. Одним из признаков того, что дешевый рубль может вернуть к жизни производственные сектора, продукция которых может идти на экспорт, является увеличение совокупной доналоговой прибыли корпоративного сектора в 2015 г. на 50%. Но остается неясным, на что будут направлены эти средства – на инвестиции или снижение долговой нагрузки. По мнению Банка России, пока нет неоспоримых свидетельств того, что производственный сектор набирает обороты. При этом положительный эффект от ослабления рубля будет тем меньше, чем дольше правительство тянет с проведением структурных реформ, направленных на улучшение инвестиционного и делового климата, – такое мнение нам часто доводилось слышать и от наших собеседников в экономических ведомствах, и от независимых экспертов. Реформы эти особенно необходимы сейчас, поскольку свободных мощностей в экономике немного, а официальная безработица находится на исторически низком уровне. Однако признаков готовности проводить такие реформы мы не увидели.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.