Экономика
Бесплатный

Замораживание нефтедобычи возможно, но не решит проблем рынка

При стагнации добычи России будет проще исполнить договоренность с ОПЕК, но на рынок будут давить другие негативные факторы
Фарес Кильзие, президент CREON Energy

В воскресенье в Дохе состоится встреча стран – производителей нефти по вопросу о замораживании добычи. Возможно, также будет обсуждаться введение квот на экспорт – ранее такое предложение выдвигал министр энергетики Александр Новак.

Многие специалисты уже поспешили высказать сомнения насчет того, что Россия сможет выполнить договоренности о замораживании добычи или квотировании экспорта. Причина тому – слабая дисциплина российских компаний в отношении реализации взятых правительством обязательств. Так, в марте 2002 г. Россия договорилась с картелем о сокращении экспорта на 150 000 баррелей в день, однако за последующие полгода отечественные компании увеличили его на 300 000 баррелей (подсчеты Оксфордского института энергетических исследований): для зарубежных поставок, осуществлявшихся в обход государственной «Транснефти», использовался железнодорожный, грузовой и водный транспорт.

Но если в начале 2000-х гг. для отечественной нефтянки был характерен бурный прирост добычи (в 1999-2004 гг. его средние темпы составляли 25%), то сегодня отрасль переживает стагнацию: в 2015 г. общий прирост добычи в России составил 1,4%, при том что западносибирские «дочки» нефтяных мэйджоров и вовсе показали спад, будь то «РН-Самотлорнефтегаз» (минус 4,5% – данные за первые девять месяцев), «РН-Юганскнефтегаз» (минус 3,6%) или «Лукойл – Западная Сибирь» (минус 6,7%). В этих условиях России будет проще исполнить договоренности с ОПЕК.

Другой аргумент критиков – разногласия между Саудовской Аравией, Ираком и Ираном, на долю которых приходится более половины добычи ОПЕК. Ирак в последнее время существенно расширил свое присутствие на рынке: с февраля по март добыча в стране выросла с 4,46 до 4,55 млн баррелей в день, а экспорт – 3,23 до 3,81 млн (данные Bloomberg). В основе этого прироста – усилия работающих в стране международных компаний, которые могут быть слабо заинтересованы в исполнении договоренностей с ОПЕК.

Но Ираку далеко до показателей Саудовской Аравии, где добыча и экспорт в последние полгода колеблются около отметок 10,2 млн и 7,4 млн баррелей в день соответственно. Этот аргумент еще более справедлив в отношении Ирана, который ежедневно поставляет за рубеж лишь 1,2 баррелей. Что самое главное, у саудовского правительства есть рычаги воздействия на государственную компанию Saudi Aramco, которая фактически является его департаментом. В этой связи договоренности о замораживании добычи или квотировании действительно могут быть реализованы.

Впрочем, нельзя не отметить, что повышение нефтяных цен, которого пытаются добиться страны – члены ОПЕК, приведет к стремительному увеличению добычи на сланцевых месторождениях в США, поскольку для их перезапуска не потребуется больших дополнительных инвестиций. За последний год из-за падения цен количество работающих в США буровых установок уменьшилось на 55% (с 988 в апреле 2015 г. до 443 в апреле 2016 г. – подсчеты Baker Hughes), однако выход котировок на уровень в $50-60 увеличит их число, что отразится на статистике добычи. А это будет давить на цены, равно как и ужесточение денежной политики Федеральной резервной системы.

Стоит напомнить, что рост нефтяных цен, произошедший после кризиса 2008 г., шел одновременно с программой выкупа казначейских и ипотечных облигаций ФРС. Первый раунд количественного смягчения начался в ноябре 2008 г., а в марте объемы скупки были существенно увеличены, и с марта 2009 по апрель 2010 г. цена барреля Brent подскочила с $45 до $86. За те девять месяцев, что длился второй раунд, с сентября 2010 г. по июнь 2011 г., котировки Brent выросли с $76 до $112,5 за баррель.

Остановка программ количественного смягчения, о которой ФРС США объявила в октябре 2014 г., оказала сильное понижательное давление на нефтяные цены. Схожий эффект возымело и повышение базовой ставки 0,25% до 0,5% в минувшем декабре. В условиях уверенного восстановления американской экономики (в 2015 г. ВВП США вырос на 2,4%, как и годом ранее) ФРС вряд ли вернется к политике дешевых денег, которая в недавнем прошлом стимулировала бум на сырьевых рынках.

Вкупе с легкостью восстановления добычи на сланцевых месторождениях и развитием альтернативных источников энергии (уже в 2014 г., по данным Еврокомиссии, на их долю приходилось 15,3% энергопотребления в Евросоюзе) это будет давить на нефтяные котировки. Правда, с другой стороны, свертывание проектов по добыче в Арктике и на глубоководном шельфе будет поддерживать цены, что несколько снизит глобальный дисбаланс между предложением и спросом, достигший в IV квартале 2015 г. 2 млн баррелей в день – 97,2 млн против 95,2 млн баррелей, по данным Международного энергетического агентства. И это дает основания полагать, что рынок не увидит цен ниже $30 за баррель.

В целом, встреча в Дохе станет важной инвестиционной историей для сырьевых рынков на ближайшие пару недель. Однако какие бы колебания цен она ни вызвала, эпоха сверхвысоких нефтяных котировок, по всей видимости, подошла к концу.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.