«Панамское досье» может явить нам истинную картину мировых финансов

До сих пор офшоры представлялись объектами на периферии финансовой системы, но могут оказаться ее центром
Джилиан Тетт, обозреватель Financial Times

Имя Николая Коперника обычно не употребляется, когда говорят о корпоративном налоговом планировании или панамской юридической фирме Mossack Fonseca. Но сейчас, возможно, следовало бы это делать. Шесть веков назад польский астроном сформулировал модель Солнечной системы, в центре которой поместил Солнце, а не Землю. Это был сдвиг парадигмы, который привел к изменению нашего взгляда на Вселенную.

Я подозреваю, что нечто подобное может произойти с мировыми финансами. В апреле Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) обнародовал примерно 11,5 млн документов, которые удалось добыть у Mossack Fonseca. Среди прочего стали известны детали того, как фирма создавала офшорные компании для мировой элиты. Утечка уже спровоцировала ряд политических скандалов – премьер-министр Исландии ушел в отставку, так как стало известно о его офшорной компании в Панаме; премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон подвергся критике из-за офшорной компании, созданной его покойным отцом. Новые обвинения могут прозвучать и в отношении китайских и российских миллиардеров, о которых стала известна соответствующая информация.

По-моему, столь захватывающим событием утечку «панамских документов» делает не только раскрытие информации о богатых и знаменитых – в конце концов, в офшорных компаниях нет ничего незаконного, если они не используюся для уклонения от налогов или отмывания денег. Гораздо интереснее, спровоцирует ли эта утечка что-то похожее на сдвиг парадигмы, вызванный открытием Коперника.

Большинство из нас имеет расплывчатое представление о том, что деньги движутся через офшорные центры, но детали этого процесса и этого мира смутные и непрозрачные. Поэтому если кто-нибудь из нас пытался представить «карту» мировых финансов XXI в., мы предполагали, что «солнцем» в этой вселенной является видимая активность в традиционных, всем известных финансовых центрах. А офшоры – лишь непонятная планетка, вращающаяся где-то на краю системы. Но «панамское досье» обозначило контуры этого офшорного мира. Тот, кто хочет разобраться в происходящем более предметно, может зайти на сайт ICIJ.

Становятся известны не только новые имена, но и цифры. Даже до утечки такие организации-активисты, как Tax Justice Network, утверждали, что в офшорах спрятано $21-32 трлн, но способа проверить эту цифру не было. Теперь благодаря онлайн-доступу к «панамским документам» могут стать известны более точные цифры и появится возможность сравнить их с общей картиной мирового банковского сектора.

Может ли это изменить международную политику, например, в борьбе с уклонением от налогов или отмыванием денег? Циники возразят, что нет. Стоит помнить, что происходящее затрагивает интересы влиятельных людей. Но чтобы представить, что может произойти, если нарисованная в нашем воображении карта мировых финансов перевернется, достаточно подумать о том, как изменилось отношение к теневому банковскому сектору за последние 10 лет.

До 2007 г. власти, журналисты и избиратели обычно игнорировали происходившее на рынках мутных долговых инструментов и кредитных деривативов. Оценивать и обсуждать их было трудно не в последнюю очередь потому, что сфера эта была крайне непрозрачна, а работавшие в ней строили из себя высоколобых специалистов, бросаясь непонятными профессиональными жаргонизмами. Поэтому и считалась эта область всего лишь спутником традиционного банковского мира.

Но когда в 2008 г. разразился финансовый кризис, она неожиданно приобрела запоминающееся и легкопроизносимое название – «теневой банковский сектор». И обсуждать его стало гораздо проще. Затем умники из Федерального резервного банка Нью-Йорка и Совета финансовой стабильности начали составлять его карту, словно первооткрыватели прошлых эпох. И когда эта гигантская карта теневого банкинга наконец появилась, власти неожиданно поняли, что этот мир не только намного больше, чем представлялось (ошеломительные $67 трлн), но и находится в центре системы. И тогда за дело взялись регуляторы.

Пока мир офшорных финансов малопонятен. Но если такие организации, как ICIJ, продолжат копать (и если центробанки и министерства финансов будут делиться своими данными), может возникнуть достоверная «карта». Возможно, власти и избиратели не будут протестовать против картины, которая проявится; а, может, размер офшорных потоков шокирует нас и сподвигнет на реформы. В любом случае прозрачность пусть чуть-чуть, но может способствовать развитию демократии. Если хотите, это можно назвать переворотом Коперника в цифровую эпоху.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.