Brexit приблизит надвигающуюся глобальную рецессию

Россия получит выгоду лишь на бытовом уровне – в виде более дешевого фунта
Натан Шкляр, партнер Bain

Текст написан в соавторстве с Остином Кимсоном, руководителем проектов Группы изучения макроэкономических тенденций Bain

Результаты прошедшего в Великобритании голосования о выходе из Евросоюза оказались неожиданными - настолько же, насколько проигрыш сборной Англии исландцам и ее вылет из чемпионата Европы по футболу. Произошедшие одновременно события породили волну смешных шуток и мемов, хотя, признаться, нам Brexit не кажется забавным событием.

Начнем с того, что возможность выхода из состава ЕС любой страны даже не рассматривалась всерьез: в Лиссабонском договоре предусмотрена лишь самая общая процедура, так что разрыв связей с Великобританией потребует проработки и согласования тысяч деталей. Нет ни дорожной карты, которой можно было бы следовать, ни каких-то аналогий, на которые можно было бы ориентироваться при определении последствий на ближайшие месяцы и годы.

Тем не менее, на наш взгляд, общая траектория развития мировой макроэкономики сохраняется, и только ее имеет смысл использовать в качестве ориентира для глобального базового сценария.

Как же выглядят ключевые моменты развития экономики, учитывая итоги референдума? Нерадостно, причем для всех. В двух словах, Brexit подталкивает основные страны с развитой экономикой к следующей рецессии. Конечно, результаты референдума только ускорят процессы, а не станут причиной экономического спада во всем мире, но это не утешает.

Наиболее стабильной экономикой мира останутся США. Для американцев звучит неплохо, но не стоит обольщаться: на деле это значит лишь то, что рост в США может продлиться дольше, чем в других крупных экономических регионах, но от негативных глобальных факторов, которых и без референдума было достаточно, никуда не уйти.

С одной стороны, в результате расшатывания ЕС США столкнутся с возможным усилением доллара вследствие бегства капитала из зоны неопределенности в (относительно) безопасные американские активы, что повредит экспортной способности промышленного сектора страны, уже сегодня переживающего спад производства.

С другой стороны, повышение спроса на казначейские облигации США приведет к росту цен на них и вызовет снижение процентных ставок, что будет способствовать экономическому росту. Но важно понимать, что на текущем этапе в экономике США отмечается падение рентабельности инвестиций, поэтому риск превращения слабого роста в рецессию в ближайшие 2-3 года остается существенным.

Цикл роста в экономике еврозоны и до Brexit был достаточно слабым, мы и ранее предполагали, что он будет относительно коротким. Результаты же голосования увеличивают премию за риск в еврозоне, и банки сократят свою коммерческую активность, что может стать причиной досрочного завершения цикла роста. На наш взгляд, попытки стимулирования со стороны ЕЦБ не дадут эффекта.

Brexit обнажил серьезные дефекты в структурах Европейского союза и дополнительно подчеркнул проблемы еврозоны. Как показывали наши предыдущие исследования, уже несколько лет назад начала вырисовываться на горизонте 10 лет вероятность частичного распада еврозоны в силу макроэкономических противоречий между ожидаемыми дефляционными тенденциями в ее северных странах и инфляционными - в южных. Теперь же результаты голосования в Великобритании придадут еще и политический толчок этим макроэкономическим тенденциям, придав смелости различным партиям евроскептиков, прежде всего в странах еврозоны. В ближайшие месяцы и годы могут быть инициированы другие референдумы о выходе из ЕС. Да и сама Великобритания может столкнуться с еще одним референдумом – о выходе Шотландии.

Если посмотреть на экономические перспективы отдельных стран еврозоны, то наиболее уязвима Италия, и сейчас ее положение только усугубится. Германия тоже находится в затруднительной ситуации, поскольку вынуждена выполнять требования договоров, предотвращая эпидемию референдумов о выходе, и одновременно выступать в качестве благотворителя, поддерживая привлекательность ЕС и еврозоны, стараясь при этом не дать другим членам блока ободрать себя как липку.

Не лучше ситуация и в Китае, который и так находился под давлением факторов, отрицательно влияющих на темпы роста. Эти факторы в основном возникли из-за проблем на внутреннем рынке. Однако теперь, оказавшись в условиях расхождения между двумя своими крупнейшими экспортными рынками – ЕС и США, Китай вынужден будет установить более низкий курс юаня, а турбулентность на глобальном рынке замедлит переход на новую, более стабильную экономическую модель, ориентированную на внутренний рынок.

Для России на бытовом уровне падение курса британского фунта до 84 руб. со 115 руб. в январе или даже с 95 руб. накануне референдума означает, что недвижимость в Лондоне, обучение в частных школах и отпуска станут более доступными, по крайней меры, для российской элиты и наиболее состоятельной части среднего класса. Эта информация попадет в заголовки новостей, но окажет ограниченный эффект.

Гораздо более ощутимы будут иные последствия. В частности, торговля России с внешним миром скорее всего понесет урон. За последний год сальдо внешнеторгового баланса России уже стремительно упало с $15 млрд до $7 млрд. При этом в структуре внешней торговли на ЕС приходится 50%, это крупнейший торговый партнер России. Германия и Италия входят в первую тройку торговых партнеров России внутри ЕС, и отмеченная выше экономическая уязвимость этих стран, равно как и нестабильность самого союза отрицательно скажутся на здоровье российской экономики. Хотя Китай отвечает всего за 12% торговли с Россией, он – второй по величине партнер после ЕС и усиление протекционизма там повлияет на Россию схожим образом.

Если говорить совсем глобально, то надвигающаяся общемировая рецессия ограничит совокупный спрос на энергоносители и подкрепит сценарий «новой нормы», предусматривающий сохранение низких цен на нефть и газ в течение длительного времени. А этот фактор окажет самый серьезный эффект на экономику России.

Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов