Статья опубликована в № 4219 от 07.12.2016 под заголовком: Защита от чиновников

Антимонопольная служба хочет дать сигнал чиновникам

И сделать государственный сектор более прозрачным
Игорь Артемьев, руководитель ФАС

За последние 10 лет в России было сформировано современное антимонопольное законодательство, возможно, спорное, но достаточно развитое законодательство о госзакупках, об оборонном заказе, рекламе. В десятки отраслевых законов были включены антимонопольные требования. ОЭСР признала российское антимонопольное законодательство соответствующим лучшим мировым практикам. Огромное количество нормативных актов, связанных с защитой и развитием конкуренции, приняло правительство. Сложилась судебная практика. Но указа президента о развитии и защите конкуренции не было. Хотя президент может издать такой указ – он гарант Конституции, которая защищает конкуренцию.

Идея национального плана развития конкуренции была одобрена президентом и поддержана председателем правительства. ФАС подготовила проект указа, сейчас он проходит согласование. Как обычно, системные ведомства предлагают свои поправки, а отраслевые грозят развалом отрасли.

Игорь Артемьев

Окончил Ленинградский государственный университет по специальности «биология», а также Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «юриспруденция». В 1990 г. избран депутатом Ленсовета, председателем комиссии по экологии и городскому хозяйству. В 1996 г. назначен первым вице-губернатором и председателем комитета финансов администрации Петербурга. В декабре 1999 г. стал депутатом Госдумы. Заместитель председателя фракции «Яблоко», заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. С 10 марта 2004 г. – руководитель Федеральной антимонопольной службы.

Что мы предлагаем в указе? В первой части – провозгласить национальным приоритетом активное содействие конкуренции, дать сигнал госслужащим, определить цели и принципы проконкурентной политики, разъяснить задачи органов власти по развитию конкуренции. Это важно, поскольку именно органы власти на всех уровнях и есть главные нарушители конкуренции. Они придерживаются все того же советского стиля управления экономикой – каждый хозяйственный руководитель пытается создать монополию в своей отрасли.

Вторая часть – сам национальный план. Мы предлагаем утверждать его на два года и каждые два года пролонгировать. В этом приложении к указу предлагается поручить правительству утвердить отраслевые планы развития конкуренции. И очень важно, что, не дожидаясь указа, правительство уже поручило всем министерствам до 1 марта 2017 г. разработать отраслевые дорожные карты развития конкуренции. Но мы бы хотели, чтобы президент поручил это сделать в еще более жесткой форме. Чтобы отраслевые ведомства делали это вместе с нами, с Минэкономразвития, с Минфином – теми, кто не заинтересован в том, чтобы любить только свою отрасль самой замечательной любовью, ни о ком больше не думая. И, конечно, мы это будем делать с привлечением бизнес-структур, общественных институтов.

Мы предлагаем в указе совершенно конкретные меры. Например, дерегулировать деятельность морских глубоководных портов в Крыму и на Дальнем Востоке, некоторых авиаузлов, услуги электросвязи. Запретить создавать ГУПы и МУПы на конкурентных рынках.

Бренд не защитит

Мы предлагаем ввести принудительное лицензирование лекарств на территории России по решению правительства в чрезвычайных ситуациях: установление монопольно высокой цены в условиях эпидемии и монопольно высокая цена или отказ поставлять в Россию жизненно важные препараты. Решение правительства – кому, на какой срок предоставить лицензию и какой будет компенсация правообладателю – может быть обжаловано в Верховном суде. Такая практика есть во всех странах БРИКС, кроме России.

ФАС предлагает сохранить в ст. 10 и 11 закона о защите конкуренции (злоупотребление доминирующим положением и создание картелей) иммунитеты для интеллектуальной собственности. Но четко указать, что антимонопольное законодательство можно применять к обороту товаров, произведенных с использованием исключительных прав. Наличие бренда у товара, который продает компания, не должно позволять ей вступать в картели, в ценовые сговоры, злоупотреблять доминирующим положением. Пора в законе внести ясность, которую в своей практике уже давно внесли суды.

Что мешает

Филипп Стеркин, редактор отдела «Экономика» газеты «Ведомости»: ФАС предупреждает об угрозе государственно-монополистического капитализма и фиксирует рост госучастия в экономике до 70%. Насколько осознанна эта политика власти, какие ее действия приводят к этому: создание точек роста в виде госкорпораций, аккумулирование на них активов, деприватизация, национализация, использование госкомпаний как квазибюджетного ресурса? И. Артемьев: Я думаю, в начале рыночных реформ, когда советская система преобразовывалась в рыночную, прошел плохой отбор тех, кто получил доступ к крупной госсобственности. Так была сформирована первая олигархия. Путин отодвинул ту старую олигархию, но появилась новая. Эти люди в отличие от олигархов 90-х стали меньше заниматься политикой, но имеют преференции, которых больше ни у кого нет. Например, локомотивная тяга не принадлежит операторам перевозок. Но были приняты специальные решения, которые находятся за гранью закона, разрешающие ряду компаний владеть локомотивами. То есть всем нельзя, а кому-то можно. Этот принцип неравенства тиражируется в создании госкорпораций. В 90-х гг. действительно был тотальный развал основных фондов. А как мы умеем наводить порядок? Сначала создаем госкорпорацию, которая завладевает всем имуществом, потом начинает разбираться с помощью силовиков и уголовных процессов. Эта концентрация собственности и эта олигархизация и есть государственно-монополистический капитализм.

СвернутьПрочитать полный текст

Другие планы

Впервые с 90-х в этом году ряд тарифов был снижен в абсолютном значении. Например, тариф «Системного интегратора» – на 3,9%, «Администратора торговой системы» – на 0,6%. «Инфляция минус» остается принципом нашей долгосрочной политики, как и регуляторные контракты, длинные формулы тарифного регулирования, чтобы меньше приходилось вмешиваться в ручном режиме.

Мы продолжим совершенствовать контрактную систему. Закон о ней оказался таким замечательным, что уже пришлось внести в него 1500 поправок. Если вводится 1500 инъекций, а больной никак не идет на поправку, видимо, он серьезно болен. Последний пакет изменений, мы рассчитываем, принесет, наконец, облегчение. Мы намерены установить единый порядок торгов по продаже имущества и имущественных прав на едином перечне электронных торговых площадок. Установить исчерпывающий перечень способов закупок монополиями. Перевести все открытые конкурентные закупки в электронную форму.

И наконец – пока слабенький, но все же успех – стандарт развития конкуренции, принятый для российских регионов, исполняется. В разных регионах по-разному, но главное, что есть конкретные параметры: доля частных аптек, дошкольных учреждений, частного бизнеса в социальных перевозках. Мы хотим, чтобы нечто подобное произошло и на федеральном уровне: снижение госучастия в экономике, поощрение частной инициативы, защита конкуренции, создание равных условий, как гарантирует Конституция, для государственной и частной собственности. И, конечно, беспрецедентная открытость и прозрачность самого госсектора.

Автор - руководитель Федеральной антимонопольной службы