Могут ли Россия и Италия развивать сотрудничество в условиях санкций?

Чем итальянский опыт может быть полезен российскому государству и бизнесу
Александр Лосев, генеральный директор «Спутник — управление капиталом»

Из всех государств Западной Европы Италия, быть может, наиболее близкая для нашего восприятия страна. Несмотря на все сложности во взаимоотношениях России и Запада, российско-итальянские отношения на протяжении большей части своей истории были дружественными и взаимовыгодными и охватывали культурную, научную и торговую области. Сотрудничество СССР с концерном Fiat в эпоху холодной войны преобразило советский автопром, а в 1974 г. начались поставки в Италию природного газа из СССР.

И, несомненно, самыми знаковыми символами многовекового сотрудничества наших стран являются Московский Кремль, шедевр миланских зодчих Марко Руффо, Алоизио да Карезано и Пьетро Солари и архитектурное чудо Санкт-Петербурга.

Сейчас, когда всем уже очевидно, что западные санкции в отношении России еще долго останутся в силе, двусторонние контакты с отдельными странами выглядят интереснее малоперспективных диалогов с ЕС, США и НАТО, то есть переговоров на блоковом уровне. Предпочтительнее выстраивать отношения с теми государствами, где имеются современные технологии, интерес к сотрудничеству со стороны бизнеса и представителей культуры, а также отсутствует идиосинкразия или фобии в отношении России. Италия, безусловно, одна из таких стран. И к тому же это третья по величине экономика еврозоны и восьмая – по размеру номинального ВВП в мире.

Но остается вопрос, приведет ли сейчас создание привилегированного партнерства с Италией к тем же результатам, что были достигнуты СССР в эпоху глобального геополитического, военного и идеологического противостояния второй половины ХХ в. И можно ли вообще рассчитывать на особые отношения с любой из стран Западной Европы, если еврочиновники в Брюсселе или истеблишмент в Вашингтоне будут выступать против?

По всей видимости, ответ на этот вопрос будет отрицательным. Несмотря на хорошее отношение к России в целом со стороны политиков правящей в Италии коалиции партий, никаких значимых технологий российская экономика скорее всего не получит, как и масштабных прямых инвестиций, пока не наступит потепление на общеевропейском уровне. Тем не менее в некоторых отраслях и отдельных проектах успех вполне возможен, поэтому усилия не окажутся напрасными, и стоит попробовать выстроить взаимодействие хотя бы на уровне отдельных компаний. А еще лучше – присмотреться к опыту самой Италии.

И здесь наблюдаются интересные параллели с российской историей. В 1861 г., когда в России было отменено крепостное право, произошло объединение Италии в единое государство, и одновременно с этим была ликвидирована феодальная система земельной собственности. И так же, как и в России, далеко не все итальянские крестьяне могли получить хоть какой-то кусок земли, поэтому направлялись на заработки в города в северные и центральные районы страны, что способствовало процессу индустриализации.

Первая мировая война заметно ослабила экономику, а в 1929 г. Италия стала жертвой Великой депрессии, и установившемуся тоталитарному режиму пришлось срочно менять экономическую политику, проводить национализацию и изыскивать внутренние ресурсы всеми доступными средствами, включая политическое давление на население и предпринимателей. В СССР в этот же период началась коллективизация и индустриализация хорошо известными нам всем методами.

А вот дальше векторы развития наших стран разошлись. Италия получила помощь от США, а затем включилась в создание европейского общего рынка. В стране произошло свое экономическое чудо – il boom, как его называли итальянцы, которое длилось почти 20 лет с середины 1950-х до середины 1970-х гг. Тогда Италии помогли структурные преобразования в экономике; масштабные инвестиции в промышленность и прогрессивные технологии, что стимулировало крупный бизнес к модернизации производства и созданию новых рабочих мест; государственная поддержка частного предпринимательства, что привело к появлению тысяч малых предприятий легкой промышленности с высокомаржинальным бизнесом и высоким качеством продукции; социальные программы в области жилья, здравоохранения и образования. Эти экономические меры в сочетании с демократией и политическими свободами быстро превратили Италию из бедной аграрной страны, где часть населения была вынуждена эмигрировать из-за хронической безработицы, в современную индустриальную державу.

Сегодня Италия не может похвастаться экономическими успехами и динамикой ВВП, который по итогам 2016 г. оказался на 6% ниже уровня 2008 г. Госдолг высокий, рост слабый, производительность труда за последние 10 лет не увеличилась, зато усилились риски безработицы, а банковская система пострадала от финансового кризиса и нуждается в дальнейшей рекапитализации, что также сдерживает процессы восстановления. Но главное – итальянские экспортеры за последние 20 лет потеряли около 40% своей доли во внешней торговле, и им необходимо не только конкурировать с другими странами ЕС на привычных рынках, но и находить новые или усиливать свое присутствие там, где конкуренты временно сократили свою активность, например в России.

Таким образом, аргументов для сотрудничества с нашей страной у итальянского бизнеса более чем достаточно. Бывший премьер-министр Италии Маттео Ренци в 2016 г. выступал против новых санкций в отношении России, а сменивший его Паоло Джентилони провел 17 мая переговоры с президентом Владимиром Путиным в Сочи, в ходе которых было подписано соглашение о расширении сотрудничества между «Роснефтью» и Eni, в том числе по международным шельфовым проектам и нефтепереработке.

Куда перспективнее выглядят проекты по созданию совместных предприятий легкой, обрабатывающей и пищевой промышленности, а также производство строительных и отделочных материалов. В России сейчас работают около 500 итальянских компаний, среди которых Fiat, Pirelli, Candy, General Invest, Intesa Sanpaolo, Snam, Indesit, Danieli, Gruppo Cremonini, Coeclerici, Franchini Acciai, Marelli Motori и проч. И пусть от них не стоит ожидать передачи современных технологий и больших финансовых вливаний, поскольку эти моменты относятся к сфере большой европейской политики, но они создают здесь производственные мощности и рабочие места, платят налоги и улучшают общую культуру производства.

А со стороны России лучшим ответом на санкции может стать укрепление экономических связей и поддержка дружественных отношений с государствами Средиземноморья, прежде всего с Италией, а также с Грецией и Францией. Стоит рассмотреть возможность введения для компаний из этих стран режима наибольшего благоприятствования, включающего создание инфраструктуры и предоставление налоговых льгот для совместных предприятий и приоритеты в международных тендерах. Можно частично снять режим контрсанкций с итальянской сельхозпродукции. Все это окупится и принесет плоды в ближайшем будущем.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать