Как правильно дробить бизнес

Чем законное дробление отличается от незаконного в глазах налоговых инспекторов
Екатерина Ряднова, юрист адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В 2003 г. в налоговом законодательстве появились режимы льготного налогообложения: упрощенная система налогообложения (УСН) и единый налог на вмененный доход (ЕНВД). С тех пор компании стали активно применять дробление бизнеса для получения налоговой выгоды. С другой стороны, налоговые органы постоянно ищут новые методы борьбы с незаконным дроблением. Тем не менее этот способ налоговой оптимизации актуален и сегодня.

Под дроблением (разукрупнением) понимается деление бизнеса на несколько более мелких фирм и ИП. Способы различны: реорганизация в форме разделения или выделения, создание новых фирм или регистрация в качестве индивидуальных предпринимателей (ИП) физлиц и с последующим переводом на них части активов. Каждая из мелких фирм получает право применять специальные налоговые режимы, а материнская компания – выгоду.

Само по себе дробление бизнеса закону не противоречит. Незаконным считается лишь дробление, не соответствующее трем признакам:

– наличие деловой цели;

– реальное ведение деятельности взаимозависимыми компаниями или ИП;

– самостоятельность вновь созданных фирм и ИП.

В законах нет исчерпывающего перечня признаков, свидетельствующих о незаконности разделения бизнеса. Самые популярные признаки можно выделить, исходя из судебной практики.

1. Отсутствие деловой цели. Налоговую выгоду нельзя признать деловой целью. Однако в судебной практике есть масса примеров, когда налогоплательщику удавалось доказать, что дробление произошло не для оптимизации налогов, а, например, чтобы привлечь новых покупателей.

Общество с ограниченной ответственностью, работавшее на УСН, заключило с ИП договор на переработку давальческого сырья и поставку готовой продукции –полиэтиленовых пакетов. Часть выручки от продажи пакетов доставалась ИП. Налоговики сочли, что деятельность ИП носила формальный характер – фактически все пакеты производило и продавало ООО. В суде ООО утверждало: основной целью дробления было привлечение новых покупателей – плательщиков НДС. Им нужно было, чтобы НДС был выделен в отпускной цене, а ООО, которое НДС не платило, этого делать не имело права. Поэтому ООО обслуживало неплательщиков НДС, а ИП — плательщиков. У компании и предпринимателя были общие поставщики, что ООО объяснило небольшим количеством производителей нужного сырья. Суд встал на сторону бизнеса, увидев в его деятельности деловую цель, а налоговики не смогли доказать недобросовестное получение налоговой выгоды.

Деловой целью может быть оптимизация бизнес-процессов. Например, налоговики доначислили строительной компании налог на прибыль, поскольку она работала через три аффилированные фирмы, применявшие УСН. Но суд решил, что дробление принесло строительной компании экономическую пользу, не имеющую отношения к налогам. Компании ссылалась на то, что каждая из фирм была основана в разное время, по мере развития бизнеса, и имела свой профиль: одна тестировала новые виды работ, другая специализировалась на отделке помещений, третья работала только в центральном и южном регионах.

2. Единая материально-техническая база и общие финансы связанных предприятий. Если бизнес дробится фиктивно, исключительно для налоговой выгоды, «осколки» продолжают использовать ресурсы материнской фирмы. Они используют общие офис и склад, телефонный номер, базу поставщиков и клиентов, переводят друг другу деньги по фиктивным схемам (связанные займы, нерыночные сделки), отправляют налоговую отчетность с одного IP-адреса. Это легко обнаруживается ФНС при осмотре помещений, опросе персонала и анализе движения денежных средств между компаниями. Но даже в таком случае суд может встать на сторону бизнеса. Например, компания, владеющая АЗС, попеременно сдавала ее в аренду сотрудникам и родственникам директора, зарегистрированным как ИП и применяющим УСН. По мнению налоговых инспекторов, компания делила полученную от эксплуатации АЗС выручку между арендаторами станции, чтобы не платить налоги на прибыль и НДС. Компании удалось доказать, что никакой необоснованной налоговой выгоды она не получала, потому что у нее не было ничего общего с арендаторами. Мол, ИП самостоятельно вели учет доходов и расходов, выручку вносили на свои счета, за аренду рассчитывались по безналичному расчету, а договоры с владельцем АЗС не носили фиктивный характер.

3. Взаимосвязанность компаний. Предприниматели при разделении бизнеса часто обращаются за помощью к родственникам, друзьям и сотрудникам. Обнаружить это нетрудно, но аффилированность не является самостоятельным доказательством незаконности дробления. Налоговикам нужно доказать и иные признаки: отсутствие деловой цели, собственных средств для ведения бизнеса, работа персонала на условиях совместительства, единое управление (общие юридический адрес, вывеска и т. п.). Хотя внимание налоговиков к дроблению бизнеса становится все более пристальным, суды принимают решения как в пользу компаний, так и налоговиков – в зависимости от предъявленных доказательств.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать