Когда российский бизнес вернется к борьбе за эффективность

Инвестиционный климат во многом зависит от того, боятся ли компании будущего
Павел Самиев, управляющий директор НРА
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В первом полугодии инвестиционная активность российских компаний, казалось, оживилась, но уже в III квартале, по данным Лаборатории конъюнктурных опросов Института Гайдара, инвестиционные планы ушли в минус: больше предпринимателей планирует снижать вложения в производство, чем наращивать. Доля не уверенных в экономическом будущем и общей стабильности также выросла.

И средний, и крупный нефинансовый бизнес, предприятия реального сектора выводят деньги из производственного оборота и размещают на срочные депозиты, отмечает ЦМАКП. Кредитование крупного и среднего бизнеса банками не растет, а стагнирует. Бизнес старается снизить и инвестиционную, и кредитную активность, и это при снижении ключевой ставки и, как следствие, ставок кредитования. Бизнес, в том числе и крупнейший, фактически выжидает: в 2016 г. финансовые вложения (в основном – в банковские инструменты) превысили инвестиции в основной капитал в 10 раз, в этом году пропорция будет еще выше. Для сравнения: пять лет назад это соотношение было лишь 6 к 1, а 10 лет назад – 3 к 1.

Счетная палата усомнилась в прогнозах Министерства экономического развития относительно роста инвестиций в основной капитал с текущих 4,1% до 5,7% в 2020 г., ведь пока тренд скорее обратный. Важно понимать и структуру нынешних инвестиций: это не вложения в разных отраслях экономики, а прежде всего масштабные госпроекты, например инфраструктура в Крыму (Керченский мост), реновация Москвы, проект «Сила Сибири» и т. д.

Конечно, макроэкономические факторы важны. Но на самом деле инвестклимат и долгосрочное планирование капиталовложений зависят не столько от роста экономики, текущей рентабельности, сколько от того, считает ли бизнес условия работы предсказуемыми и понятными. Иностранным спекулятивным инвесторам это неважно, а для российских холдингов высокая правовая и институциональная неопределенность – это, конечно, ключевой фактор при решении о заморозке проектов, снижении объема инвестиций.

Мы привыкли, что малый бизнес жалуется на институциональные проблемы, административные препоны, сложности с запуском нового дела, проблемы с правовой системой. Но сегодня к этому добавилась правовая и экономическая турбулентность и для крупного бизнеса. Торможение инвестиций и боязнь долгосрочного планирования могут стать системным барьером для роста в тех отраслях, где крупные финансово-промышленные группы даже в кризисные периоды обеспечивали относительно стабильный уровень реинвестирования в развитие или модернизацию.

Все чаще возникают сложные споры между крупными бизнес-структурами. Арбитром часто приходится выступать госструктурам, которые вообще, по идее, не должны заниматься коммерческими спорами. Это увеличивает дисконт за риск нестабильности для фондового рынка и демотивирует акционеров развивать бизнес.

Самый резонансный и знаковый процесс этого года – «Роснефть» требует 170 млрд руб. с АФК «Система». Процесс идет уже почти полгода, привел к снижению кредитных рейтингов АФК, фондовый рынок на новости реагировал сначала достаточно резко. То есть влияние было оказано и на капитализацию активов группы, и на оценки кредитоспособности, а значит, и стоимость фондирования.

Некоторые аналитики говорят, что влияние на поведение инвесторов и эта история, и другие конфликты публичных компаний оказывают несущественное: мол, инвесторы, которые смотрят на российские активы, уже давно учитывают высокий уровень стресса. На самом деле это не так: усугубление и жесткий сценарий этого конфликта, появление аналогичных новых, увеличение числа резонансных исков – это тоже факторы, влияющие на настроения бизнеса.

Ряд российских компаний, не попавших под санкции, показывают сильные результаты по денежному потоку, имеют солидную подушку в виде финансовых резервов и наслаждаются позитивными последствиями девальвации, получая выручку в валюте при основных издержках в рублях. Их кредитные рейтинги могли бы быть выше, но они ограничены суверенным рейтингом России, указывает агентство Moody’s. Оно также пишет про существенную угрозу потери активов крупным бизнесом, отмечая специфический риск – «возможное вмешательство в деятельность компаний, а также возможность экспроприации или национализации находящихся в стране активов».

Ухудшение инвестиционного климата, который, казалось бы, только начал стабилизироваться после геополитических потрясений и попыток облегчить сам процесс ведения бизнеса, вызывает беспокойство. Если крупный бизнес продолжит конфликтовать друг с другом, масштабы и число судебных разбирательств будут расти, а бизнес будет бояться лавинообразного роста госсектора, особенно там, где есть потенциал роста, то усилия ключевых участников, по сути, системообразующих компаний экономики, и далее будут направлены вовсе не на развитие бизнеса. И инвестиционный климат пострадает еще больше – гораздо больше, чем от санкций, влияние которых в реальности минимально.

Российскому бизнесу сегодня нужны стабильные правила игры и минимизация крупных конфликтов, а также вера в то, что сильный частный бизнес нужен стране. Негативный информационный фон – один из ключевых факторов оттока капитала, давления на мотивацию акционеров, снижения, в конечном счете, потенциального роста экономики. Когда российским рынком перестанут править страх и боязнь будущего, он вернется к борьбе за эффективность.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more