Экономика
Бесплатный

Почему Южная Корея активизировала экономические отношения с Россией

Сеул готов к совместным проектам на $2 млрд и увеличению товарооборота в два раза
Дмитрий Магоня, управляющий партнер юрфирмы Art De Lex

На сентябрьском Восточном экономическом форуме президент Южной Кореи Мун Джэин озвучил новую экономическую инициативу – «Девять мостов развития», по которой в ближайшие три года планируется инвестировать в совместные с Россией проекты до $2 млрд. А в конце ноября посол республики в Москве У Юн Гын заявил о намерении увеличить товарооборот с Россией до $30 млрд к 2020 г. Что стоит за инициативами Южной Кореи?

Умиротворение соседа и любовь к рыбе

Еще в 2012 г. Южная Корея и Россия анонсировали масштабные совместные экономические проекты, однако затем геополитическая обстановка изменилась. И хотя Корея напрямую не присоединилась к санкциям США и ЕС, проекты были заморожены. Спустя пять лет отношения двух стран снова активизировались.

Сработало несколько факторов. Один из главных – Северная Корея, которую в понимании южных соседей нужно не столько запугать, сколько умиротворить. Поэтому Южная Корея заинтересована в строительстве транскорейской железной дороги, энергомоста через территорию КНДР (обеспечит поставки электроэнергии из России) и в других подобных проектах. Для нее это такой же вопрос безопасности, как наличие американской военной базы в Сеуле. Другой фактор – это особенности корейской экономики. Внутренний рынок давно насыщен, Южная Корея является одним из ведущих мировых экспортеров. Заморозив на несколько лет российское направление, она, похоже, больше не хочет игнорировать такой большой и платежеспособный рынок. Конечно, для нее это не вопрос выживания, но активного развития.

Свою роль играют также, как ни странно, особенности потребления и, в частности, корейской кухни. Корейцы очень любят морепродукты, которые вылавливают в том числе в российских территориальных водах. Но такая деятельность, откровенно говоря, велась на грани браконьерства. Сейчас рынок становится более цивилизованным, и корейцы готовы заплатить за право ловить рыбу в наших водах, инвестируя в развитие рыбоперерабатывающего кластера на Дальнем Востоке (в апреле корейская сторона подготовила инвестиционный проект рыбохозяйственного комплекса, а Росрыболовство подтвердило, что может выделить дополнительную квоту на добычу 3000 т минтая).

Большой путь

Проект «Девять мостов» включает в себя соответствующее число направлений: газовая промышленность, развитие железнодорожного сообщения, создание портовой инфраструктуры, электроэнергетика, Северный морской путь, судостроение, сельскохозяйственное производство, рыбное хозяйство и создание новых рабочих мест. По каждому пункту обеим странам есть что предложить друг другу. Например, Корее необходимо диверсифицировать поставки газа. Сейчас он поставляется в страну в основном с Ближнего Востока – не самого стабильного региона в мире. Россия (наряду с США и, возможно, в скором будущем – с Австралией) может стать для Кореи крупным поставщиком СПГ. Доля «Газпрома» на южнокорейском рынке в 2016 г. составила всего 7%, или 1,9 млн т СПГ. Долгосрочный контракт позволит увеличить поставки в 2-5 раз. Также обе стороны заинтересованы в развитии железнодорожных перевозок – как транзитных через Россию на заводы Samsung в Восточной Европе, так и контейнерных перевозок грузов Samsung до станции Ворсино в Калужской области, где расположены основные мощности корейской компании на территории России.

Но один из самых интересных и перспективных проектов – освоение Северного морского пути и создание портовой инфраструктуры, которая на российском Дальнем Востоке развита очень слабо. Сейчас Корея заинтересована в строительстве Дальневосточного зернового терминала в порту Зарубино (Приморск) – это один из приоритетных проектов Объединенной зерновой компании. А для развития Севморпути, который на 30-40% сокращает расстояние для перевозки грузов с Востока на Запад (путь от Владивостока до Санкт-Петербурга составляет около 14 000 км, а через Суэцкий канал – 23 000 км), требуется атомный ледокольный флот. Здесь Росатом способен предоставить силовые установки, а Корея, собственно, суда (в стране находятся две из трех крупнейших судостроительных компаний мира). Интерес к проекту проявляют Hyundai Heavy Industries, Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering, Samsung Heavy Industries. Последние уже строили по заказу «Совкомфлота» челночные танкеры ледового класса Arc7, а в сентябре 2017 г. подписали основные условия создания СП по управлению проектами строительства арктических челночных танкеров с судостроительным комплексом «Звезда». С российской стороны в подобных проектах заинтересованы также «Газпром», «Роснефть» и «Новатэк», которые нуждаются в расширении танкерного флота. Плюс необходимо развивать портовую инфраструктуру Севморпути. После ее создания контейнерные перевозки через Северный Ледовитый океан должны стать таким же обыденным делом, как курьерская доставка в Москве.

Грабли

Россия – региональный лидер и гарант региональной безопасности. Ставя на Россию и Китай, которые поддерживают идею мирного разрешения северокорейской проблемы, Южная Корея в значительной степени балансирует американские методы силового решения (от удушающих санкций до военной операции). Однако парадокс российско-корейских отношений заключается в том, что политическая часть диалога традиционно оказывалась не скоординирована с экономической. И там, где Россия могла получить выгоды, она в лучшем случае не получала ничего. История вполне может повториться.

Российские территории опережающего развития на Дальнем Востоке, как и режим свободного порта Владивосток, создавались в условиях очень конкурентной среды Азиатско-Тихоокеанского региона. У корейского инвестора есть богатый выбор преференциальных режимов в специальных экономических зонах Китая, Вьетнама, да и самой Кореи. Да, Россия сделала многое, чтобы превратить Дальний Восток в «территорию особых инвестиционных правил», которая получила «особую модель контрольно-надзорной деятельности». Но, по мнению корейцев, главными препятствиями для инвестиционной активности продолжают оставаться бюрократия, коррупция, неразвитость инфраструктуры и неуважение к праву частной собственности. До сих пор южнокорейских инвесторов в регионе очень мало: всего девять организаций с долей менее 5% от общего объема инвестиций в российский Дальний Восток. Поэтому озвученные корейской стороной инициативы требуют всестороннего и сбалансированного развития отношений.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать