Иностранные инвестиции больше не будут подпитывать быстрый рост развивающихся стран

Структурные реформы и ослабление санкций сами по себе не помогут российской экономике расти
Артем Заигрин, экономист Citi в России, Украине и Казахстане

Уходящий год оказался сложным для развивающихся стран. В большинстве действовали негативные факторы, будь то подъем процентных ставок в США и цен на нефть для стран с высокой валютной долговой нагрузкой и импортеров, санкции, как в случае с Россией, или замедление роста системообразующих торговых партнеров, например Китая. Торговые войны на данном этапе развития мировой экономики являются конъюнктурным феноменом, способным, однако, привести к далеко идущим последствиям, в особенности для развивающихся стран. Войны могут привести не только к репатриации физического производства в развитые страны, но и к остановке совместного производства интеллектуальной собственности, а также импорта технологий. В результате приток иностранных инвестиций уменьшится, снижая потенциал роста не только стран – реципиентов технологий, но и мировой экономики в целом. Развивающиеся экономики должны будут пересмотреть модель роста.

Как ни странно, российская экономическая политика волею судеб предвосхитила эту тенденцию.

Торговое замедление

Одной из главных тем уходящего года оказались торговые войны, начавшиеся с атаки президента Дональда Трампа на Мексику и переформирования зоны свободной торговли NAFTA в USMCA, куда по-прежнему будут входить США, Канада и Мексика. Затем фокус торговой борьбы американской администрации сместился с юга на восток, и США ввели пошлины на товары из Китая на общую сумму $250 млрд. По сравнению с Канадой и Мексикой ограничения на импорт из Китая намного более болезненны для мировой экономики, так как только 65% добавленной стоимости товаров, на которые были введены пошлины, произведены в Китае. По оценке экономистов Citi по Китаю, введение пошлин может замедлить рост китайской экономики на 0,8% в ближайшие несколько лет. И жертвами этих пошлин станут не только страны – поставщики сырья для китайских фабрик, но и те, что окажутся заложниками замедления роста китайской экономики. МВФ уже снизил прогноз мирового роста на 0,2% до 3,7% в 2019 г., назвав торговые войны в качестве основной причины.

Несмотря на внешнюю хаотичность действий американской администрации, обусловленную получением сиюминутных выгод (снижение корпоративных налогов, репатриация капитала из офшоров, давление на компании по вопросу возврата производственных мощностей в США), такая политика может привести к более серьезным последствиям, чем кажется на первый взгляд. Один из примеров – озвученное строительство в США завода тайваньской компанией Foxconn, крупнейшим подрядчиком Apple. Несмотря на различные сложности, повышение роботизации мощностей делает преимущество в стоимости рабочей силы, которым располагали развивающиеся страны, незначительным. Эта тенденция пока только набирает обороты, но ее очертания уже проявляются сквозь внешнеполитический шум.

Технологии меняют модель роста

Для развивающихся стран, таких как Словакия (крупнейший производитель немецких автомобилей в Европе в расчете на душу населения) и Таиланд (крупнейший производитель японской техники), подобные новости не несут ничего хорошего. Если у стран с большими рынками и достаточно удаленных, таких как Китай и Индия, есть преимущества в локализации некоторых технологичных производств, то у стран с меньшими рынками шансы на обмен технологиями с их носителями гораздо скромнее.

Более того, развитие передовых технологий, в особенности роботизации, сделает модель быстрого экспортоориентированного роста, как в странах АСЕАН в 1980–2000-е гг., если не невозможной, то трудноосуществимой. Несколько десятков лет назад низкая стоимость труда, логистическое удобство, улучшения институциональной среды позволили развивающимся странам привлечь иностранные инвестиции, которые помогли им присоединиться к глобальным производственным цепочкам и ускорить экономический рост. Но эпоха легкого роста, связанного с притоком инвестиций и последующим увеличением экспорта, повышающим экономический потенциал, на исходе. Теперь правительствам будет недостаточно лишь предоставить условия и/или преференции для производства.

Что же нужно для поддержания текущих темпов роста? Поиском ответа на этот вопрос будут заниматься правительства многих стран в ближайшее десятилетие. Одним, но однозначно не единственным подходом к стимулированию экономики будет развитие образования. Если новыми синими воротничками станут IT-специалисты и многие другие, более низкая стоимость их труда снова стимулирует компании передавать работы на аутсорсинг в наиболее продвинутые страны развивающегося мира. Характерным примером нового технологического аутсорсинга стала Эстония, где многие транснациональные корпорации открывают хабы для операционной деятельности.

Цифровое развитие

Более сложным и капиталоемким вариантом является пример «азиатских тигров» – Японии, Южной Кореи, Сингапура, т. е. стран, которые смогли создать самоподдерживающийся процесс воспроизводства технологий. Но развивающимся странам придется пойти еще дальше и вкладывать в «невидимые» технологии для «невидимого» производства. Сейчас в экономическом сообществе идет дискуссия о том, что вклад современной интернет-индустрии в ВВП намного меньше, чем он должен быть. Не исключено, что в обозримом будущем вклад интернет-экономики будет учтен в большей мере, чем сейчас. В результате будут пересмотрены траектории ВВП за последнее десятилетие, а также цели правительств по будущему росту. Но никто не мешает позаботиться о поддержке этих отраслей уже сейчас, развивая свои Google и Amazon, которые будут популярны не только внутри страны, но на глобальном уровне.

Что все это значит для России? Как это ни странно, российская экономическая политика, возможно, оказалась на передовой прогресса. Если до 2014 г. основной проблемой, на которую жаловались иностранные инвесторы, было отсутствие структурных реформ, то теперь основным препятствием стала неопределенность по поводу санкций. Российской экономике не стоит надеяться на резкий неорганический рост в долгосрочной перспективе даже в том случае, если будут проведены необходимые структурные реформы и ослаблены санкции, так как иностранные инвестиции, ориентированные на устаревающие производственные цепочки, будут уже неактуальны.

Возможно, цифровизация экономики и развитие сопутствующих отраслей, в особенности образования, станут наиболее перспективными в той повестке дня, что отражена в новых президентских указах. Несмотря на наши достаточно оптимистичные ожидания, маловероятно, что в долгосрочной перспективе российская экономика сможет разогнаться быстрее 2,5% в годовом выражении, но это не значит, что она не будет расти в рейтинге крупнейших экономик. В основном это может происходить за счет того, что другие экономики станут расти медленнее или перестанут расти вообще.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Читать ещё
Preloader more