Три источника волатильности

Если экономика страны и ее финансовые рынки сбалансированы, то волатильность будет временной
Ксения Юдаева, первый зампред ЦБ

Для развивающихся рынков 2018 год оказался гораздо сложнее предыдущего. Волатильность была очень высокой, и я бы выделила три ее источника.

Первый – это нормализация денежно-кредитной политики ведущих центробанков. Пока последствия для развивающихся рынков не столь велики, как в 2013 г., когда Бен Бернанке, тогда председатель ФРС, объявил, что федрезерв начнет сокращать покупки активов. Но есть опасения, что эффект от повышения ставок будет нарастать.

Вторая – достаточно новая группа проблем – это обострение торговых конфликтов, в первую очередь между США и Китаем. Это две крупнейшие экономики мира, и в эпоху глобальных производственных цепочек их проблемы и противоречия могут сказаться на любой стране.

И третий источник волатильности – это специфические проблемы конкретных стран внешнеполитического или внутриполитического характера. Это и санкции против России, и проблемы в отношениях США с соседними странами, миграционные вызовы.

По всем трем направлениям возможен эффект заражения, и мы видели, как проблемы, к примеру, в Турции приводили к волатильности на российских рынках. Наиболее уязвимыми оказываются экономики с накопленными внутренними дисбалансами – с большим дефицитом текущего счета, с большими долгами – сейчас не столько государственными, сколько корпоративными. Если же экономика страны и ее финансовые рынки сбалансированы, внутренне устойчивы, то волатильность будет временной и потихоньку схлынет. Многие рыночную волатильность воспринимают как зло, но в действительности от нее есть и польза. Принимая на себя основной удар, рынки смягчают удар по экономике. Волатильность – нормальное состояние для рынков, они должны с ней справляться.

Насколько Россия сейчас уязвима или защищена от заражения?

Нормализация денежно-кредитной политики в США, в будущем в Евросоюзе, может быть, даже в Японии, конечно, повлияет на весь мир. Но Россия не относится к числу наиболее уязвимых стран: у нас большой профицит текущего счета, не очень большой долг, а приток капитала не столь велик, как в другие страны. Безусловно, нужно следить за ситуацией. Но действующий режим денежно-кредитной политики (инфляционное таргетирование), бюджетное правило, стабильность бюджета позволяют экономике быстро адаптироваться к волатильности. Например, один из основных источников волатильности для России – колебания цен на нефть. В этом году они то быстро росли, то быстро снижались. Но рынки и экономика оказались устойчивы к этим колебаниям благодаря прежде всего бюджетному правилу. Бюджет – это существенная часть экономики, и его защита от нефтяных шоков стабилизирует всю экономику.

Ксения Юдаева
  • Окончила экономический факультет МГУ и Российскую экономическую школу.
  • 1998–2000 гг.
    ведущий исследователь Российско-европейского центра экономических реформ
  • 1999–2006 гг.
    старший научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН
  • 2000–2006 гг.
    ведущий исследователь, директор по исследованиям в сфере экономической политики Центра экономических и финансовых исследований и разработок
  • 2006–2008 гг.
    научный руководитель Центра стратегических разработок
  • 2008–2012 гг.
    главный экономист, директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка
  • 2012–2013 гг.
    начальник Экспертного управления президента
  • С сентября 2013 г.
    первый заместитель председателя ЦБ

От второго источника волатильности – торговых конфликтов – российскую экономику защищает то, что она достаточно слабо встроена в глобальные производственные цепочки. Для современного мира это, безусловно, недостаток: передовые отрасли, как правило, не могут развиваться изолированно. Но сейчас этот недостаток смягчает удар торговых войн.

И наконец, специфический риск – санкции. Конечно, они достаточно непредсказуемы, но общие их эффекты понятны: всплеск волатильности и отток капитала. И задача Центрального банка скорее не угадать, какими будут санкции, а иметь в распоряжении набор инструментов, которые помогут сглаживать их последствия: с одной стороны, дать экономике адаптироваться, найти новое равновесие, а с другой – не поставить под угрозу финансовую стабильность. Обычно используются инструменты валютного рефинансирования. У нас есть инструменты разового рефинансирования, которые работают как автоматические стабилизаторы. Есть более длинные инструменты – репо. Кроме того, мы используем всякого рода временные регуляторные послабления, чтобы дать финансовой системе адаптироваться к шокам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать