Как поддержать реальные доходы, не меняя бюджетное правило

Прямые выплаты гражданам эффективнее госрасходов на инфраструктуру
Дмитрий Кипа, директор инвестиционно-банковского департамента QBF

В ушедшем 2018 г. одним из вызовов экономической политики стало негативное воздействие на курс рубля бюджетного правила, по которому при цене Urals свыше $40 за баррель Минфин должен направлять доходы от нефтяного экспорта на закупку валюты для ее последующего размещения в фонде национального благосостояния (ФНБ). Из-за давления на рубль ЦБ в августе временно приостановил закупку валюты, а в декабре, объявив о возвращении к ней, был вынужден повысить ключевую ставку, чтобы заранее успокоить валютный рынок. Среди экспертов развернулась дискуссия о том, стоит ли повысить цену отсечения до $45 за баррель и должен ли ЦБ изменить периодичность закупок валюты, чтобы снять напряжение на рынке.

К сожалению, в этой дискуссии на втором плане осталась конечная цель бюджетного правила, призванного обеспечивать устойчивость государственных расходов и тем самым содействовать росту благосостояния. Такой взгляд на бюджетное правило важен в контексте спада реальных доходов, который в случае публикации негативной статистики по декабрю продлится пятый год подряд. Поэтому в наступившем 2019 г. правительству, возможно, стоит выработать новые фискальные принципы, которые помогут поддержать не только бюджетную стабильность, но и уровень жизни граждан.

Запрет на повышение налогов

Ключевым принципом мог бы стать полный отказ от повышения налогов. О его необходимости еще в 2014 г. заявлял президент, который тогда в послании Федеральному собранию призвал зафиксировать действующие налоговые условия на четыре года. Однако из-за падения цен на нефть и кризиса региональных бюджетов правительство было вынуждено усилить фискальную нагрузку, что вкупе с улучшением администрирования привело к росту ненефтегазовых доходов консолидированного бюджета с 26,2 до 27,3% ВВП по итогам первых трех кварталов 2014 и 2018 гг. соответственно, как следует из данных Минфина и Экономической экспертной группы (ЭЭГ).

Это поспособствовало спаду реальных доходов, поддержать которые могла бы отмена налогов на совокупный доход, незначительных для поступлений консолидированного бюджета (447 млрд из 31 трлн руб., согласно данным Федерального казначейства за 2017 г.), но обременительных для малого бизнеса. То же самое касается и налогов для самозанятых, тем более что с июля 2017 г., когда был утвержден их правовой статус, в качестве таковых зарегистрировались лишь 2880 человек, как следует из декабрьских данных ФНС.

Сокращение внутренних займов

В 2018 г. для федерального бюджета впервые за долгое время был характерен устойчивый профицит: по итогам первых 11 месяцев года он достиг внушительных 3,7% ВВП, как следует из данных ЭЭГ (более поздних оценок нет). Однако Минфин продолжал осуществлять внутренние займы, стремясь поддержать ликвидность на рынке ОФЗ. При этом правительство планирует сделать ОФЗ источником формирования Фонда развития, шестилетний бюджет которого составит 3,5 трлн руб. Для этого ежегодные заимствования нужно будет увеличить на 0,5% ВВП, заявлял ранее министр финансов Антон Силуанов.

Этим планам может помешать рост ставок из-за санкционных рисков, которые уже привели к удорожанию заимствований, что видно на примере полуторалетних ОФЗ, размещенных в конце ноября по ставке 7,99%. В 2013 г. облигации с тем же сроком погашения Минфин размещал по 6,98%, при том что инфляция тогда была в полтора раза выше (6,5% в сравнении с ноябрьским уровнем годовой инфляции в 3,8%), ее таргетирование еще не стало приоритетом ЦБ, а цена отсечения в рамках бюджетного правила вместо $40 составляла $91 за баррель.

С ростом ставок Минфин может столкнуться и в 2019 г. – не только из-за рисков второго раунда санкций по «делу Скрипаля», но и в силу изменений в руководстве Еврокомиссии, возглавить которую в мае может Манфред Вебер (лидер крупнейшей в Европарламенте Европейской народной партии), не раз призывавший ЕС ужесточить санкции в отношении России и отказаться от «Северного потока – 2». А потому Минфину наверняка придется пересмотреть подход к долговым инструментам, обслуживание которых может стать более обременительным.

Акцент на прямых бюджетных выплатах

Ухудшение условий займов под проекты Фонда развития, возможно, подтолкнет правительство к отказу от попыток простимулировать экономику за счет дорогостоящих инвестиций в инфраструктуру, не приносящих серьезного мультипликативного эффекта для реального сектора, росту которого мешают не столько инфраструктурные ограничения, сколько слабый потребительский спрос. Снять остроту этой проблемы могла бы переориентация бюджетных расходов на прямые выплаты гражданам – к примеру, за счет докапитализации Пенсионного фонда или увеличения трансферта Федеральному фонду обязательного медицинского страхования (ФФОМС), который в период с 2020 по 2021 г. должен будет снизиться с 0,8 до 0,7% ВВП, как следует из среднесрочных проектировок Минфина.

Такое решение особенно актуально в свете снижения нефтяных котировок, из-за которого Минфин вряд ли согласится повысить цену отсечения до $45 за баррель. Падение нефтяных цен, по всей видимости, станет новым вызовом экономической политике, ответ на который правительству придется искать в 2019 г.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Читать ещё
Preloader more