Статья опубликована в № 4770 от 11.03.2019 под заголовком: Школа выживания юристов

Корпорации научились обходиться без консультантов

Им достается лишь около трети денег, которые тратятся на юридическое сопровождение
Виктория Арутюнян, руководитель практики в PwC Legal

За последние 20 лет роль юристов в российских компаниях существенно изменилась: отношение к ним развернулось на 180 градусов. В 1990-е гг. юрист играл роль секретаря, считался пережитком прошлого, лишним звеном, которое должно лишь оформить то, о чем уже договорились в компании. Настоящий бизнес делался без юристов. В 2000-е юрист дорос до роли контролера, с которым руководство бизнеса уже согласовывает свои решения, ему позволяется сказать, что можно или нельзя делать, и объяснить почему. В 2010-е юрист эволюционировал до роли партнера, советника, который не просто дает заключение, но предлагает и решение проблемы. Юристы в абсолютном большинстве случаев подчинены непосредственно гендиректору и все чаще (примерно в трети компаний) включаются в состав органов управления и комитетов при них. Это неудивительно: около 80% российских компаний считают, что усложнение нормативно-правового регулирования будет наибольшим риском для эффективности бизнеса. Да и сами юристы занимают все более проактивную позицию, понимая, что должны хорошо разбираться в бизнесе и увеличивать его ­ценность.

Всё в дом!

До кризиса 2008 г. компании не скупились на юридическую поддержку и около половины этих расходов доставалось внешним консультантам. Но эти времена остались в прошлом. Девиз последних 10 лет на юридическом рынке – делать больше меньшими силами. С наступлением периода турбулентности 78% компаний в России начали сокращать расходы на внешних консультантов. Пояса были затянуты так туго, что в 2014 г. уже лишь около 20% компаний прибегали к этому способу оптимизации расходов. Вся работа выполняется внутренними юристами, и консультантов нанимают только в особых случаях, например при сделках по иностранному праву или для проектов, требующих уникальных знаний.

В последние годы лишь около 30% расходов юридических департаментов приходится на внешних консультантов. Например, в 2017 г. им досталась всего 31 копейка из 1 руб., включая затраты на оплату нотариальных услуг, госпошлин, поддержку патентов и лицензий и т. д., показал «Бенчмаркинг юридической функции» PwC: при средних расходах на внешних юристов в 25 млн руб. затраты на внутренних составили 57 млн. На Западе ситуация зеркальная, там юридические департаменты более активно привлекают внешних консультантов и больше на них тратят.

Расходы на внутренние службы тоже существенно снизились – с 70 млн руб. в 2016 г. Юристам не привыкать к экономии – они находятся под прессингом последние 10 лет. Только в 2017 г. компании сократили штат юристов в среднем на четыре человека до 39. Новых юристов нанимали в основном для замены уволенных, и только 25% респондентов делали это в связи с увеличением задач.

В Россию приходит практика гибких схем работы юристов – удаленно, по временным контрактам и т. д. Многие компании переводят юридические службы в регионы или, напротив, нанимают там юристов и перевозят их в Москву или Санкт-Петербург.

Еще один способ экономии – централизация юридических служб и отказ от подразделений и в головном офисе, и в каждом регионе, где работает компания. В прошлом году 54% опрошенных компаний сформировали юридические общие центры обслуживания или центры компетенций. Для сравнения – в 2014 г. это делали около 20%.

Ищут юридические службы и новые ниши. Пока в их работе – и в России, и в мире – сохраняется акцент на управление рисками, комплаенс и консультирование менеджмента. Но за последние три года на 16% увеличилось количество департаментов, которые считают одной из приоритетных задач расширение спектра оказываемых ими услуг. Юристы будущего должны быть отличными управленцами, партнерами бизнеса, глубоко понимающими его стратегию, потребности и процессы, гибкими, творческими, открытыми к инновациям и постоянному развитию.

Робот и юрист

Если стандартизация юридической работы была вершиной повышения эффективности юридического департамента лет 15 назад, то 2010-е – это бум автоматизации. Ею занимается около 90% компаний, на 29% выросло число участников опроса «Бенчмаркинг юридической функции», назвавших это направление особо приоритетным. Типизированные процессы выполняют роботы, на типовые вопросы представителей бизнеса отвечают чат-боты. Инхаус-юристы стремятся автоматизировать все, что возможно, чтобы сконцентрироваться на сложных задачах, имеющих приоритет для бизнеса. И это тоже позволяет им экономить на внешних консультантах.

Пока российские компании отстают от западных по уровню автоматизации. Однако рынок продуктов legal tech в России растет в геометрической прогрессии: еще пять лет назад мы говорили о десятке решений для юристов, сейчас на составленной нами карте legal tech их около 150.

Пока, правда, роботы не заменяют юристов, а лишь помогают им и природный юридический интеллект дешевле искусственного. Но проникновение автоматизации в жизнь юристов повсеместно, и изменение юридической профессии неизбежно. Многих юристов, особенно молодых, это пугает – они боятся, что автоматизация оставит их без работы. Их беспокойство оправданно лишь отчасти. Автоматизация порождает и новые рабочие места, и новые юридические специальности: менеджер по операционной эффективности юридического департамента, инженер по автоматизации юридических процессов, аналитик юридических процессов, менеджер по управлению юридическими рисками, дизайнер юридической информации и др. Например, уже сейчас около 30% компаний имеют в юридической команде менеджеров по операционной эффективности и 70% планируют инвестировать в развитие этой специальности в своем юридическом подразделении. Освоение новых юридических профессий – отличная возможность для юристов, которые устали быть просто юристами или потеряли работу.

Консультанты «про будущее»

Что же остается консультантам? В условиях постоянно снижающегося спроса, повсеместного ценового демпинга и жесткой конкуренции им приходится соответствовать растущим в геометрической прогрессии потребностям клиентов: быстрее, дешевле, качественнее. Они вынуждены трансформироваться: расширять линейку услуг (например, консультировать по вопросам управления юридическими департаментами, автоматизировать юридические процессы и т. д.), оптимизировать внутренние процессы, чтобы повысить скорость и снизить себестоимость. Так, они открывают общие центры обслуживания в регионах России или в странах СНГ, например в Белоруссии.

Спрос на внешние юридические услуги не только снижается, но и меняется. Крупные международные и российские компании отказываются от некоторых направлений, таких как поддержка регистрации, несложные вопросы корпоративного права и управления, миграционные. Растет последние пять лет спрос на коммерческие споры, по антимонопольному праву, вопросам интеллектуальной собственности и защите данных. Однако наиболее денежными для консультантов остаются проекты с международным элементом, сделки слияний и поглощений, реструктуризация. Кроме того, сейчас клиенты нуждаются в комплексных услугах, сочетающих юридический, налоговый и стратегический консалтинг, когда консультанты работают единой командой, а не «каждый отвечает за пуговицы».

Клиенты ожидают глубокого понимания консультантом их бизнеса, креативности, инновационных решений. Как говорил Руслан Ибрагимов, вице-президент МТС по корпоративным и правовым вопросам, «консультант, как правило, продает свой прошлый опыт, а таковой есть у нас самих. Нам бы таких консультантов, которые про будущее...»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more