Как потребительское кредитование влияет на жизнь людей и экономику

Пока займы позволяют компенсировать падение доходов, но в будущем могут помочь в планировании семейного бюджета
Иван Чакаров, главный экономист Citi в России, Украине, Казахстане

Текст написан совместно с Артемом Заигриным, экономистом Citi в России, Украине, Казахстане

Одной из животрепещущих тем недавнего Петербургского международного экономического форума стала полемика о том, есть ли пузырь на рынке розничного кредитования. Достаточно высокие темпы роста потребительской задолженности, на 25% в год, вызывают небеспочвенные опасения на фоне низкого роста экономики и доходов населения. Маловероятно, что кредитование продолжит расти такими темпами достаточно долго, в том числе с учетом мер по стабилизации рынка, предпринимаемых Банком России.

Стоит, однако, отметить, что быстрый рост кредитования объединяет в себе несколько важных тенденций – желание временно поддержать уровень потребления и изменение отношения к кредитованию как к инструменту планирования семейного бюджета.

Одной из главных особенностей экономической динамики последних лет стал достаточно уверенный рост потребления домохозяйств, несмотря на снижение реальных располагаемых доходов. В 2015–2016 гг. мы видели восстановительный рост, и вопросов о его источниках не возникало. Вопросы появились с 2017 г., когда население стало активно тратить накопленное: если норма сбережений в начале 2016 г. превышала 17%, то уже к началу прошлого сократилась до 10% и упала в начале 2019 г. до 8% – исторически самого низкого уровня с начала 2000-х гг. С 2018 г. кредитование стало практическим единственным фактором, поддерживающим рост потребления на стабильном уровне: вклад потребления в ВВП за все кварталы прошлого года практически совпадал с приростом потребительского кредитования за исключением ипотеки, обеспечивая 1% из 2,3% роста ВВП прошлого года. А к концу 2018 г. население стало чистым заемщиком у банков, то есть стало брать в кредит больше, чем класть на депозиты.

Более того, кредитование осталось единственным существенным фактором роста экономики на ближайший год.

Уровень сбережений достиг минимума за двадцатилетний период, темп роста зарплат в этом году вряд ли повторит динамику прошлого, рост НДС и пенсионного возраста вносят свой негативный вклад в динамику, не говоря уже об эффекте высокой базы 2018 г. из-за чемпионата мира по футболу и запаздывающих трат по национальным проектам. За неимением других источников дополнительных средств кредиты для менее обеспеченных категорий населения стали способом адаптации к скачку цен этого года. По последним опросам Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), число таковых выросло с 4–7% в 2017–2018 гг. до сегодняшних 9%.

Использование займов для сглаживания потребления увеличивает долговую нагрузку на менее обеспеченные и уже закредитованные группы населения. В сегменте необеспеченного кредитования заемщикам в среднем приходится отдавать около 40% доходов, а около трети выплачивают более 50%. Опросы Всемирного банка и Роспотребнадзора показывают, что среди банковских заемщиков проблемы с займами не испытывает только 41%, у остальных же либо есть просроченная задолженность, либо они испытывают трудности с выплатой процентов, либо тратят на погашение более 75% доходов семьи. Во избежание еще большей концентрации рисков в необеспеченном кредитовании Банк России постепенно вводит ограничения: с 1 октября займы закредитованным гражданам по высоким процентам будут обходиться банкам дороже.

Несмотря на сложность ситуации, не стоит сбрасывать со счетов кредитование как источник поддержки экономического роста в среднесрочной перспективе. Во-первых, при сопоставлении должников в России и других странах общая картина представляется не такой мрачной. Задолженность россиян по кредитам (отношение долга к ВВП) составляет 15% ВВП; это довольно низкий уровень, особенно в сравнении с другими странами. Так, задолженность домохозяйств в развивающихся странах превышает 40% ВВП, а в развитых – 70% ВВП. В большинстве стран с высокой кредитной нагрузкой доля ипотеки может составлять 50–70% от общей массы кредитов. По расчетам же Банка России на конец марта, совокупная долговая нагрузка населения (отношение ежемесячных платежей по кредитам к ежемесячным доходам) находится на уровне 8,4%, что ближе к низкому уровню по меркам развитых стран. Это выше, чем во Франции и Германии (6–7% ВВП), но ниже, чем в Канаде и Австралии (14–15%).

Во-вторых, в отсутствие бурного роста экономики, производительности труда и доходов населения проведение достаточно жесткой денежно-кредитной и бюджетной политики принесло свои плоды. Инфляция не просто перестала выходить за рамки 10–15%, а стабилизировалась на уровне около 4%, благодаря чему снижаются процентные ставки. Например, ставки по потребительским кредитам до года опустились с 24–25% в 2013 г. до 14,7% в апреле 2019 г. Это существенно расширило возможности населения по использованию кредитов. За последние пять лет популярность ипотеки, где средняя ставка снизилась с 14% в начале 2015 г. до 9,5% в июне 2018 г., выросла в полтора раза. Правда, к апрелю этого года она подросла до 10,5% в связи с всплеском инфляции и сопутствовавшим ему повышением ключевой ставки в сентябре и декабре.

В дальнейшем, с ослаблением инфляционного давления и снижением ставок в экономике, население будет воспринимать потребительское кредитование не как тяжкое бремя, а скорее как инструмент планирования семейного бюджета. При снижении стоимости кредитов люди при тех же процентных выплатах смогут взять в кредит бóльшие суммы. А те, кто обычно не хотят пользоваться кредитами (сейчас таких 56%), скорее всего, будут рассматривать покупку недвижимости, товаров длительного пользования в кредит, что увеличит располагаемые ресурсы для потребления.

Как показывает то же исследование ФОМ об инфляционных ожиданиях и потребительских настроениях, пока тех, кто начинает благосклоннее относиться к кредитам, не много, но при дальнейшем снижении ставок их доля будет расти. Таким образом, в среднесрочной перспективе мы не ожидаем, что рост кредитования продолжится на уровне 20–30% в год. Однако в текущих реалиях годовой рост на 10% был бы хорошим подспорьем для экономической динамики.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more