Технологии
Бесплатный
Олег Сальманов|Екатерина Кравченко
Статья опубликована в № 3866 от 06.07.2015 под заголовком: «Иннополис – новый технологичный стартап, хотя это и город»

«Это история про Россию»

Как появился новый город Иннополис и чем он будет притягивать жителей, рассказывает его мэр Егор Иванов

Ради работы мэром в новом городе Иннополисе Егор Иванов отказался от проектов в Москве и Лондоне и, как он рассказывает, собрал все свои вещи и переехал насовсем в Татарстан. Задуманный как город для программистов, Иннополис предполагается строить на особом социальном микроклимате, который будет притягивать людей так же, как Кремниевая долина. Мэр объясняет: Иннополис должен стать таким высокотехнологичным городом, куда с удовольствием будут переезжать люди из мегаполисов – где интересно, комфортно и безопасно. Он собирает себе команду, которая сможет работать с жителями как с клиентами: изучать их потребности и создавать именно те услуги и продукты, которые нужны и в инфраструктуре, и в развитии городской среды. В Иннополисе все должно крутиться вокруг жителя и его интересов, говорит Иванов: «Это город про высокотехнологичные индустрии и проект моей жизни».

Чтобы создать в России чудо наподобие Кремниевой долины и сделать так, чтобы молодые и талантливые не уезжали из страны, есть всё – не хватает только океана, как в Калифорнии. Но он готов решить и эту проблему и создать искусственную волну для серфинга: «Кремниевая долина – это не про деньги или венчурный капитал – это есть в избытке и в других странах, ее главное достоинство – открытое сообщество». Таким же открытым новым городом станет Иннополис, где к мэру можно будет прийти и поговорить о том, что нужно или не хватает. Преподавать в Иннополисе будут ведущие российские и иностранные специалисты в сферах IT и робототехники.

– Вы стали мэром Иннополиса неожиданно для многих. Вы работали в бизнесе – были гендиректором «Скартела», занимались международными инвестпроектами. Как получилось, что вы так изменили свой карьерный путь?

– Последний год в Yota я постепенно передавал дела новому менеджменту и акционеру. И в этот период, и в течение следующего года, работая в инвестфонде, я постоянно находился в поиске новых смыслов и вызовов, по-настоящему интересных задач.

Когда я узнал, что Иннополис ищет мэра, потому что они преобразовались в городское поселение в декабре 2013 г., все сошлось. Я понял, что хочу этим заниматься. Это проект про IT, а это моя специальность по образованию, и я семь лет проработал в отрасли. Это также проект про инфраструктуру, а в Yota я очень много времени уделял инфраструктурному развитию сетей 4G в России и за рубежом. И это новый технологичный стартап, хотя это и город. Ну и наконец, это история про Россию. Как бы пафосно это ни звучало, но для меня это важно. Делая международные проекты в фонде, я всегда подсознательно ловил себя на мысли: а для чего я все это делаю? Ведь, например, Yota начиналась с задорного мальчишечьего отношения, драйв был в том, что мы делаем одну из лучших продуктовых компаний в России, и именно это было очень важным.

– Вас как мэра выбирали жители?

– Да, конечно, проходили выборы. С урнами [для голосования], как положено.

– Что вы говорили избирателям?

– Я рассказал про свой опыт, объяснил, почему этот опыт подходит для решения задач, которые стоят перед Иннополисом. И они проголосовали за меня.

– Были конкуренты?

Егор Иванов,
Мэр города Иннополиса
  • Родился в 1980 г. в Москве. Окончил Московский инженерно-физический институт
  • 1999
    Работал в IT-индустрии, пройдя путь от программиста до директора международной консалтинговой IT-компании Columbus
  • 2008
    Директор по международному развитию компании Yota (ООО «Скартел»). Позже был назначен генеральным директором компании «Скартел», в которой проработал до 2013 г.
  • 2013
    Инвестиционный директор фонда Marsfield Capital
  • 2014
    В декабре избран мэром города Иннополиса

– Конкурентов не было, но была возможность проголосовать против. Все 11 жителей – а на тот момент ровно столько было официально прописано в городе – проголосовали «за».

– Что вы сделали после того, как вас выбрали?

– Просто собрал все свои вещи и переехал насовсем в Татарстан, выйдя из всех проектов, которые у меня на тот момент были в Москве и Лондоне. Мне кажется, в этом есть что-то символичное, потому что мы должны сделать Иннополис таким городом, куда будут с удовольствием переезжать люди из мегаполисов. Мы должны создать для них здесь такую же насыщенную и интересную среду, только при этом еще и очень компактную, комфортную и безопасную.

– Что вы почувствовали, когда стали мэром?

– Большую ответственность. В Yota мы очень внимательно относились к клиентам и их проблемам, а здесь это вдвойне. Когда люди заезжают в строящийся город и пропадает электричество, вода, невозможно это воспринимать иначе как личную проблему. Тем более я сам поселился в одном из первых построенных многоквартирных домов, испытывая на себе те же проблемы, что и другие жители.

– И как жилось? Не было желания вернуться в Москву?

– На начальном этапе было сложно, но в то же время очень интересно. Я искренне считаю, что это проект моей жизни. Тем более сейчас, когда город открыт и в рамках первых мероприятий тысячи людей посетили Иннополис. В такие моменты понимаешь, ради чего это все создавалось.

– Как будет расти город?

– Инфраструктура, которая уже построена или находится в финальной стадии строительства, готова принять 5000 человек. Мастер-план Иннополиса рассчитан на 155 000 человек. И наша цель на ближайшие годы – набрать соответствующую динамику, чтобы прийти к этой цифре. На мой взгляд, Иннополис должен развиваться в логике сервисной компании и стать первым подобным городом в России. Город – это сервисная компания, а жители – ее клиенты: именно в этом направлении сейчас пытаются двигаться самые успешные города мира. Мы собираем команду, которая сможет работать с жителями как с клиентами: изучать их потребности, создавать наиболее актуальные для них продукты и услуги. Это касается и инфраструктуры, и развития городской среды, и мероприятий, которые проходят в городе. Принимая те или иные решения, выстраивая оргструктуру, мы будем в первую очередь отталкиваться от клиентского опыта. Все должно быть подчинено интересам и потребностям жителей.

– Наличие города подразумевает не только программистов – нужны учителя, врачи. Как будете конкурировать за кадры (им же тоже нужно жить тут, обустраиваться)?

– Мне бы сразу хотелось развеять миф, что Иннополис – это город, где будут жить только программисты. Это совсем не так. Даже по мастер-плану только 60 000 из 155 000 жителей – это высококвалифицированные специалисты. То есть меньше половины. И наша задача – создать привлекательные условия для всех жителей независимо от их специализации. У нас должна быть лучшая школа, лучший медцентр, и это все должно сделать Иннополис точкой притяжения для многих людей.

– Легко будет приехать и получить жилье? Оно будет арендным?

– На начальном этапе в основном будет действовать арендная схема: чтобы люди могли заехать сразу, не тратя время на покупку и ремонт, и чтобы избежать спекуляций с недвижимостью. Сейчас арендные договоры заключаются с компаниями-резидентами, которые распределяют квартиры между сотрудниками в соответствии с внутренними правилами. В то же время в городе уже продаются таунхаусы.

– Иннополис будет конкурировать со «Сколково»?

– Не уверен, что стоит говорить о какой-то конкуренции. Чтобы вывести Россию в лидеры IТ-индустрии, у нас должно появиться еще несколько проектов такой направленности. Чем больше их будет, тем лучше. А с коллегами из «Сколково» у нас очень теплые отношения, мы регулярно общаемся, обмениваемся опытом.

– Почему Иннополис не наукоград?

– Потому что главная и, по сути, единственная цель наукограда – научные открытия. А Иннополис – это город во всем его многообразии. Да, у нас есть фокус на IТ и высокие технологии, но задача – сделать такой город, чтобы сюда хотелось приезжать и жить людям самых разных профессий из самых разных регионов.

– Можете назвать компании, с которыми уже подписаны договоры?

– В конце мая подписан договор с «Ростехом». Корпорация построит здесь свой офис на 5000 сотрудников, который станет ее ключевым центром компетенции в IТ. 9 июня было подписано совместное соглашение с компаниями Huawei и «Ай-теко». Они создадут дочернюю компанию, которая займется разработкой программного обеспечения для создания облачных сервисов. Также уже в финальной стадии находятся переговоры еще с рядом крупных компаний, и, как только все формальности будут улажены, будет официально объявлено о подписаниях.

– Насколько высока роль «Ростеха» в проекте Иннополиса? Это его вотчина. Раз они закладывают собственное здание, значит, они ставят на проект Иннополиса?

– Безусловно, роль «Ростеха» велика. В здании, которое будет построено, смогут работать 5000 сотрудников, и для корпорации это будет ключевой центр компетенции в IТ. Очень важно, что уже на самом старте у нас есть такой мощный партнер, как «Ростех».

– Не боитесь, что стиль и принципы работы оборонной промышленности отпугнут свободолюбивых программистов?

– На начальном этапе мы делаем ставку на большие компании. Именно они дадут городу первоначальный импульс, создадут необходимую энергию, чтобы в город потянулся частный бизнес и стартапы. И если мы посмотрим на международный опыт – ту же Кремниевую долину или долину Вади в Израиле, – то там именно ОПК на первом этапе сыграл ключевую роль в развитии.

– Что это за химическая формула, которая может привлекать людей, – какие у нее ингредиенты?

– Ее надо создавать, это живая материя. Мне важно, чтобы людям захотелось переехать в Иннополис. Например, если перед человеком из Альметьевска стоит выбор, поехать в Москву или Иннополис, чтобы он выбрал наш город, потому что здесь будет комфортно и стабильно. Возможно, в Иннополисе пока нет такого драйва, как в Москве, но он должен появиться. Это должен быть город, куда хочется приехать и где хочется жить. Потому что здесь современная инфраструктура, прекрасная природа и экология, безопасная среда. А еще – возможность учиться, работать и развиваться в профессиональном сообществе.

– Какие компании вы хотите видеть в Иннополисе в дальнейшем?

– Вначале мы делаем ставку на IT-компании, в первую очередь из госсектора. За ними должны подтянуться IТ-компании из частного сектора, а затем – компании поменьше и стартапы. Мы не хотим ограничиваться исключительно IT. Иннополис – город про любые высокотехнологичные индустрии.

– Какие льготы по налогам компании могут получить в Иннополисе?

– Нулевая ставка по налогу на прибыль и транспортному налогу в течение пяти лет, нулевая ставка по налогам на имущество и землю в течение 10 лет, ставка в 14% для единого социального налога.

– Сколько студентов сейчас учится в Университете Иннополиса и сколько планируется выпускать в будущем?

– Два года назад университет принял первых студентов, и сейчас в нем учится в общей сложности 50 студентов в магистратуре и бакалавриате. С сентября в университете начнут обучение еще до 330 студентов бакалавриата и до 105 студентов магистратуры. Через несколько лет в университете смогут одновременно учиться 5000 человек.

– А сколько айтишников не хватает сейчас стране?

– По подсчетам Минсвязи, России сейчас не хватает порядка 400 000 специалистов. При этом ежегодно все наши вузы выпускают лишь 50 000 IТ-специалистов. Так что количественно эту проблему не решить, нужен качественный подход. Чтобы у нас появлялись собственные IТ-продукты и сервисы, нужны управленцы в сфере IT, нужен такой блицкриг, как курс MBA, но только с технологическим уклоном. Для решения этих задач в том числе и появился Университет Иннополиса, где образовательные программы ориентированы на актуальные потребности бизнеса и индустрии.

– На Западе, когда люди описывают привлекательность профессии, они апеллируют к другим категориям – не только к уровню зарплат, а к уровню престижа, вкладу отрасли в экономику. Когда в госдепе была введена должность главного аналитика по работе с большими массивами информации, он при назначении сказал: это самая сексуальная профессия. Работать в сфере IT очень престижно, потому что все сейчас завязано на технологиях. Финансовый директор Morgan Stanley, например, ушел работать в Google, потому что в Google работать круче, хотя гендиректор Morgan Stanley и утверждает, что работа банкира по-прежнему «секси». У нас, как вы считаете, работа IT престижна?

– Значит, в России надо добавить cекса в IT (смеется). Если серьезно, с имиджем IT в нашей стране необходимо серьезно поработать. Пока у нас по-прежнему считается, что, например, инвестбанкир, консультант – это круто, а программист – не круто. Думаю, это связано с тем, что в переходный период развития страны у нас за короткий период можно было получить все. Пришел в инвестбанк – через два года уже партнер. Горизонтальный рост в России непопулярен, абсолютное большинство выбирает вертикальный. В Нидерландах, например, IT-специалист в возрасте 50–55 лет, такой мегаэксперт с багажом горизонтальных знаний, это нормально – и он чувствует себя комфортно, у нас же это считается ненормальным. Есть нацеленность на быстрый карьерный рост, а не на увеличение профессионализма. И это то, что что нужно постепенно менять, как и в целом имидж IТ-специалиста в России. Надеюсь, появление Иннополиса поможет решить эту задачу.

– В чем основное отличие Университета Иннополиса от других?

– Здесь готовят на самые востребованные специальности: сomputer science, software engineering, cyber security, data Sciences и robotics. Преподавательский состав – ведущие российские и иностранные специалисты в сферах IТ и робототехники. Образовательные программы построены исходя из реальных потребностей бизнеса и индустрии, а студенты могут проходить регулярную практику в компаниях – резидентах Иннополиса.

– Как вы привлекаете западных преподавателей, специалистов – не долларовыми же зарплатами?

– В западных университетах средний возраст профессорского состава – от 50 лет. А в нашем университете в основном работают преподаватели до 45 лет. Для них Университет Иннополиса – это отличный шанс сделать что-то свое, реализовать свой потенциал. К нам едут за драйвом, за возможностью стать частью по-настоящему крутого проекта, которых сейчас не так много в мире.

– А чем привлекаете студентов?

– Это единственный в России специализированный IТ-университет, где обучают самым передовым и востребованным IТ-специальностям. Обучение ведется полностью на английском языке, а часть студентов могут еще получить второй диплом от нашего партнера – питсбургского Университета Карнеги Меллон. В Иннополисе для студентов создана полноценная экосистема, которая подразумевает не только насыщенную учебу, но и разнообразный отдых, а также возможность пройти практику и затем устроиться на работу в ведущие IТ-компании.

– Вы не боитесь, что потом все ваши выпускники в США и останутся?

– На самом деле большая часть молодых ребят хотела бы работать и создавать что-то в России. Но они уезжают в Штаты, потому что там высокое качество жизни и есть определенность. Наша задача – создать для этих ребят такие же условия здесь, чтобы им не приходилось никуда уезжать и они могли работать и развиваться в России.

– Но всех манит Калифорния.

– Всех манит в первую очередь высокое качество жизни и определенность – и в этом смысле Иннополис должен стать достойной альтернативой. Единственное, чего мы не сможем здесь предложить, – это океан, который на самом деле является одним из ключевых факторов притяжения Калифорнии.

– Что с этим делать?

– Ну, у нас есть большая вода, Иннополис стоит на берегу Волги. А для серфинга можем сделать искусственную волну (смеется).

– А иностранные студенты хотят учиться в Иннополисе?

– Конечно. В последнем отборе, например, участвовали ребята даже из Латинской Америки.

– У вас есть какие-то региональные предпочтения? Может быть, вы особенно рассчитываете на китайцев или арабов?

– В первую очередь это страны БРИКС, с которыми Россия сотрудничает по многим направлениям, в том числе по высоким технологиям и IT. И именно от стран БРИКС у нас пока больше всего заявок. При этом мы открыты абсолютно для всех и изначально все делали так, чтобы иностранцы комфортно чувствовали себя в Иннополисе.

– В России вы делаете ставку на специалистов из Татарстана в первую очередь?

– Иннополис – это общероссийский проект. И наша задача состоит в том, чтобы сюда переезжали люди из разных регионов и из других стран. Хотя жители Татарстана, безусловно, играют ключевую роль в Иннополисе, потому что для них это во многом личный проект.

– Капсула с посланием жителям в основание первого здания в Иннополисе торжественно закладывалась еще три года назад – до кризиса. Это корректирует развитие Иннополиса?

– Нет, потому что большая часть города была построена до кризиса. Всего за два с половиной года с нуля в чистом поле вырос город. И в этом большая заслуга подхода «взяли и сделали»: без раскачки, без многолетних согласований. Это вообще стиль руководства республикой: появилась идея – за нее взялись и стали четко реализовывать с очень глубоким вовлечением кабинета министров и лично президента.

– Кто делал мастер-план города?

– Мастер-план делала известная сингапурская компания RSP Architects Planners & Engineers, но всю архитектуру и дизайн делали уже молодые талантливые татарстанские ребята. У них за плечами не было огромного опыта, но результат получился просто супер.

– Вы впечатлены, как быстро удалось все сделать?

– Я действительно поражен. Считаю, есть два ключевых фактора такой динамики. Первый – жесткая постановка целей сверху вниз, а не наоборот, как это обычно бывает. Когда цель поставлена сверху, люди начинают искать путь, как ее достигнуть, а не ищут отговорки, почему это сделать невозможно.

Еще один важный фактор – погружение в детали. Здесь принятие решений происходит на уровне глубокого понимания ситуации. Так работает и президент, и премьер-министр.

Насколько здесь эффективно работает кабмин, действительно поражает, но по-другому и невозможно поднимать такие проекты.

– Что еще вас удивило в Татарстане?

– Меня поражает степень замотивированности молодежи и ее лояльность к власти. Набирая команду с нуля, я встречаюсь с большим количеством молодых ребят и девушек и вижу у них горящие глаза, очень большую мотивацию работать на страну и республику.

– Это общий крен в России – интерес к работе на государство. Но все-таки проект Иннополиса удался, потому что все двери были открыты – глава Республики Татарстан Рустам Минниханов лично патронировал проект?

– Конечно, роль Рустама Нургалиевича в успехе проекта огромна. Он лично и его команда очень активно занимаются вопросами, связанными с развитием Иннополиса. Во многом благодаря такому вниманию и поддержке удалось с нуля построить город меньше чем за три года. Также велика заслуга [министра связи] Николая Александровича Никифорова – он был главным идеологом проекта, а потом уже много сделал для Иннополиса в качестве федерального министра.

– Насколько бурно будет развиваться инфраструктура? Будет ли аэропорт?

– В идеале хотелось бы иметь и вертолетную площадку, и собственный аэропорт, но это не в ближайших планах.

– Строя планы Иннополиса, учитываете ли вы региональные инфраструктурные проекты, например дорогу Москва – Пекин?

– Естественно, мы смотрим на планирующиеся проекты, но закладывать их в развитие будем, когда эти проекты обретут более четкую форму. Проектов много. Например, стратегия развития Татарстана – 2030, разработанная совместно с Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина, предполагает строительство нескольких новых мостов через Волгу. Для нас очень важно, чтобы появилась прямая дорога из аэропорта, по которой можно будет добраться до Иннополиса за 15–20 минут.

– Какова структура управления городом, сколько денег уже вложено в Иннополис?

– Есть город, в нем есть муниципалитет и ряд ключевых на этом этапе развития компаний. В первую очередь это ОАО «Особая экономическая зона» «Иннополис», ОАО «Иннополис-сити» – владелец большей части земли в Иннополисе, ОАО «Иннополис» – компания, которая застраивает и эксплуатирует все объекты студенческого кампуса, и АНО «Университет Иннополис», которая отвечает за функционирование самого университета. Под особую экономическую зону отведено 200 га из общей площади города в 1200 га. Первоначальный объем инвестиций, направленных на создание особой экономической зоны и строительство инженерной, транспортной, коммерческой и социальной инфраструктуры, из средств федерального бюджета составил 15 млрд руб. На строительство университетского кампуса и развитие его инфраструктуры из бюджета Министерства связи и массовых коммуникаций России было выделено 4,7 млрд руб. Также в городе возводится жилье на общую сумму 3 млрд руб. в рамках государственно-частного партнерства. На развитие города привлекаются и внебюджетные средства, ведется финансирование за счет инвесторов, частных девелоперов и спонсоров. Сумма частных поступлений в Университет Иннополиса в 2013–2014 гг., например, составила 840,6 млн руб.

– На какие средства будет финансироваться медицина и образование для детей?

– Из бюджета города и бюджета республики, а также из средств особой экономической зоны, которая на данный момент является основным владельцем социальной инфраструктуры в городе.

К чему стремиться

Кремниевая долина
Кремниевая долина (англ. Silicon Valley) – регион в штате Калифорния (США). Она занимает площадь в 4800 кв. км, протянувшись с северо-запада на юго-восток. Долгое время Кремниевой долиной называли пять небольших городов в окрестностях Стэнфордского университета – Пало-Альто, Саннивейл, Маунтен-Вью, Купертино и Санта-Клара – в 20 милях к югу от Сан-Франциско. Сегодня Кремниевой долиной называют всю экономическую зону от Сан-Франциско до Сан-Хосе, включая округа Санта-Клара, Сан-Матео, Аламеда, Санта-Круз. Население долины – 3 млн человек. Средний заработок – $166 000 в год.
Долина получила название от кремния, используемого в качестве полупроводника при производстве микропроцессоров: именно с этой индустрии началась история долины как технологического центра. Впервые это название было использовано 11 января 1971 г. журналистом Доном Хефлером, когда он начал публиковать серию статей под названием «Кремниевая долина США». Русскоязычный вариант названия «Силиконовая долина» возник из-за схожести написания английских терминов silicon (кремний) и silicone (силикон).
Основателем Кремниевой долины считается Леланд Стэнфорд – создатель самого университета, вокруг которого и вырос первый и самый эффективный в истории центр создания и коммерциализации технологий. Университет владел большим участком земли (около 32 кв. км), которую в соответствии с завещанием основателя университета Леланда Стэнфорда не имел права продавать. В 1951 г. вице-президент Станфордского университета Фредерик Терман с целью улучшения финансового положения начал сдавать этот участок в долгосрочную аренду.
Последователи
С начала 1970-х гг. десятки стран пытались повторить успех Кремниевой долины. Подобные регионы возникли в английском Кембридже, Тель-Авиве, Хельсинки, французском Антибе, корейском Тэджоне, индийском Бангалоре, китайском Чжунгуаньцуне, на Тайване, в Японии.
В Европе такой кластер – Медиконовая долина на территории Дании и южной Швеции (регион Скане). Вначале в шведском городе Лунд возник научный парк Ideon, теперь он составная часть Медиконовой долины. Сегодня это самый мощный в Европе кластер, где сосредоточены научные лаборатории, коммерческие структуры, промышленные предприятия, имеющие отношение к биомедицинским технологиям. В долине сегодня семь научных парков, куда входят 443 компании, 10 университетов, 31 клиника.

СвернутьПрочитать полный текст

– Как будут оцениваться результаты Иннополиса?

– Мы ставим перед собой задачу, чтобы Иннополис стал одним из драйверов развития индустрии высоких технологий и IТ в России и смог оказать значительное влияние на диверсификацию ВВП страны. Это главная цель – и у нее нет одного ключевого показателя эффективности (KPI): их много и они разные. Это и появление реальных продуктов, которые будут конкурентоспособны на международном рынке, и новые рабочие места, и налоговые доходы города, и его инвестиционная привлекательность.

– Из-за присоединения Крыма и конфликта на Украине отношение к России в некоторых развитых странах стало отрицательным. Россия уже не в моде, как раньше. Вы чувствуете, что отношение иностранцев изменилось?

– На уровне политики и больших организаций такой момент присутствует. Но все образованные и интеллигентные люди понимают, они разделяют политику и жизнь – и их отношение к России никак не поменялось. Вообще, в той ситуации, которая сейчас сложилась в мире и на рынке, есть не только минусы, но и плюсы. Та же задача по импортозамещению – это хороший стимул для развития. Если взять IT-индустрию, то в ней сейчас есть абсолютный лидер – США. И это большой риск для других стран. При этом совершенно очевидно, что взять и построить сейчас собственный «Боинг» за короткий срок невозможно – на это уйдет не меньше 10 лет, просто так устроен технологический цикл. А вот в сфере IT создать продукты, которые смогли бы заместить западные, можно за 3–5 лет. И для государства это может быть определяющим фактором, чтобы дать сейчас импульс развитию IT-индустрии и направить туда серьезные ресурсы. С точки зрения скорости получения результата такие инвестиции будут абсолютно оправданны.

– Не лучше ли дружить и не идти на обострения? Мир идет по пути не локализации, а глобализации. Та же Америка без Китая не может, хотя есть противоречия. США не боятся жить в ситуации, когда они зависимы от многих стран. Страны БРИКС не идут на обострение отношений с США и Великобританией. Или они хотят создать что-то свое в IT по экономическим причинам?

– Речь не идет про обострение. Скорее нужно говорить про экономический и политический баланс. Когда на рынке IТ есть монополия одной страны – это явный перекос. Поэтому те же страны БРИКС стремятся к независимости. И у них есть реальный шанс, потому что в высокотехнологичных индустриях все определяет рынок сбыта, количество пользователей. Объединившись, страны БРИКС создают очень большой рынок, который может конкурировать с рынками западных стран.

– Иннополис будет открытым или закрытым городом?

– Безусловно, открытым. Есть такая теория, что эпохе Ренессанса предшествовало появление культуры чаепития. До этого англичане проводили время в пабах, где не было возможности нормально общаться. А когда они стали вместе пить чай, эта возможность появилась, люди стали общаться на самые разные темы. И это стало одним из катализаторов технологических инноваций в мире. Невозможно родить идею в себе, должен быть обмен информацией.

Еще один пример – уже из личной практики. Когда я учился и жил в Кремниевой долине, многие стартаперы говорили, что их переезд – это не история про деньги, про венчурный капитал – все это в избытке есть и в других странах. Это история про открытое сообщество. Там в любой момент можно найти любого эксперта, поговорить с конкурентом, найти ошибки и изменить развитие компании. Открытая система – главное достоинство Кремниевой долины. Поэтому я – за открытость. Это, кстати, один из ответов на вопрос, почему в России не так много хороших продуктов. Потому что у нас замкнутая страна. Мы плохо говорим по-английски, не умеем делать презентации, выстраивать международные отношения в принципе. А это все очень важно, должен происходить постоянный обмен идеями.

– К вам как к мэру можно будет прийти в любой момент и поговорить?

– Конечно.

– А о бытовых проблемах тоже можно будет поговорить?

–Разумеется. Сейчас любой житель может пообщаться со мной напрямую. Когда численность населения сильно вырастет, со мной можно будет общаться через различные IT-каналы.

– А обязательно понимать в программировании, чтобы управлять большим IT-городом? Вам помогло ваше образование?

– Чем лучше ты понимаешь предмет, тем эффективней управляешь. Для нас сейчас очень важно сформировать правильную среду. В Иннополисе все должно крутиться вокруг жителя и его интересов. Поэтому мне, как мэру, очень важно понимать профиль наших жителей и реальные потребности компаний, которые у нас размещаются. Тот факт, что я сам работал в этой сфере, сильно облегчает мне эти задачи.

– А что конкретно вы делали в Кремниевой долине?

– Учился в университете Singularity. Учеба там строится вокруг новых технологий и технологических прорывов, которые уже свершились или вот-вот свершатся. У меня был очень интересный курс, который проходил на бывшей базе НАТО. Все обучение проводили ключевые эксперты и владельцы компаний из сферы высоких технологий. Была возможность поездить по долине, посмотреть изнутри, как там работают компании. Красной линией там проходит теория, что все новые технологии привносят как раз люди не из отрасли, не зашоренные, а с новым взглядом, и на каком-то этапе рост технологий начинает удваиваться в соответствии с законом Мура. В целом этот курс очень полезен для расширения кругозора и мотивации. Кроме того, появляется новый круг знакомств в сферах технологий и инвестиций. Когда знаешь людей, потом легче найти что-то для своего проекта.

– После такой инновационной прокачки в Россию будет трудно возвращаться – руки могут опуститься после столкновения с действительностью.

– Почему? У меня ровно наоборот. Все ведь от мотивации зависит. Я вернулся, и мне хочется что-то создать в своей стране.

– Собственные стартапы у вас есть?

– Было два проекта по IT-консалтингу и сервису в области рекламы и маркетинга.

– Это успешные проекты?

– Да, но я полностью вышел из них, когда пришел в Yota. Нужно было на 100% погрузиться в дела компании – и времени на что-то еще просто не оставалось.

Multitask3030
13:50 06.07.2015
Остап со вчерашнего дня еще ничего не ел. Поэтому красноречие его было необыкновенно. — Да! — кричал он. — Шахматы обогащают страну! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний! ... Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто. Ведь на турнир с участием таких величайших вельтмейстеров съедутся любители шахмат всего мира. Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Васюки. Во-первых, речной транспорт такого количества пассажиров поднять не сможет. Следовательно, НКПС построит железнодорожную магистраль Москва-Васюки. Это — раз. Два — это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Три — поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров: гостей нужно снабжать — овощи, фрукты, икра, шоколадные конфеты. Дворец, в котором будет происходить турнир,— четыре. Пять — постройка гаражей для гостевого автотранспорта. Для передачи всему миру сенсационных результатов турнира придется построить сверхмощную радиостанцию. Это — в-шестых. Теперь относительно железнодорожной магистрали Москва-Васюки. Несомненно, таковая не будет обладать такой пропускной способностью, чтобы перевезти в Васюки всех желающих. Отсюда вытекает аэропорт «Большие Васюки» — регулярное отправление почтовых самолетов и дирижаблей во все концы света, включая ЛосАнжелос и Мельбурн.))))
110
Комментировать
Читать ещё
Preloader more