Экономика
Бесплатный
Энн-Сильвен Шассени
Статья опубликована в № 3873 от 15.07.2015 под заголовком: Европа выбирает неправильный путь – путь вечного покаяния

Европа выбирает неправильный путь – путь вечного покаяния

Кризисы увеличивают интерес к экономике у простых людей. Книга Тома Пикетти «Капитал в ХХI веке» по имущественному расслоению за 250 лет стала бестселлером в США и Европе. А автор получил статус рок-звезды мировой экономики

Увеличение числа самых богатых – американское явление, считает французский экономист Тома Пикетти, автор бестселлера «Капитал в XXI веке», где рассматриваются концентрация и распределение богатства и имущественное расслоение за 250 лет. Экономический рост делает более богатыми богатых и не сокращает разрыв элиты с самыми бедными слоями населения, убежден он. В Европе – коллективная амнезия: Франция и Германия забыли, как правительства списывали долги, а именно это обеспечило 30 лет роста экономик, отмечает он. Пикетти вспоминает, как побывал в Москве в 1991 г. и получил вакцину против коммунизма, когда увидел огромные очереди около магазинов. Он верит в капитализм, частную собственность и рынок, но считает, что проблему расслоения в обществе рынок решить не может – нужна корректировка со стороны государства с помощью прогрессивного налогообложения.

Политики против роста неравенства населения

В начале 2000-х гг. Пикетти вместе с преподавателем Калифорнийского университета Эммануэлем Саезом составил базу данных богатейших людей США. Это исследование, возможно, не получило бы столь широкого резонанса, если бы в 2009 г. его не использовал президент США Барак Обама, чтобы наглядно показать: неравенство вновь выросло до пика 1929 г.

Исследования экономистов в итоге подстегнули бурные дебаты в обществе о том, что нужно реформировать налоговую, медицинскую и социальную системы и насколько серьезны стали перекосы в перераспределении общественных благ.

«В Европе – коллективная амнезия»

«Я бы предпочел, чтобы Тони Блэр присоединился к еврозоне, а не посылал войска в Ирак, но я понимаю, почему еврозона не является местом, привлекательным в эти дни, – отмечает Пикетти. – Может, она станет таковым в 2040 г. Кто знает?»

Но главный успех был впереди. 700-страничная книга Пикетти «Капитал в ХХI веке», вышедшая в 2013 г., стала бестселлером – это редкость для книги экономического толка. В своих работах он рассматривает соотношение темпов накопления капитала и экономического роста с XVIII в. Он собрал данные об экономической элите: вычислил скорость накопления богатства и сопоставил эти данные с динамикой остальных слоев населения и экономики в целом.

В книге «Капитал в ХХI веке», опираясь на статистику за 250 лет, Пикетти сделал вывод, что концентрация богатства постоянно растет. Только перераспределение через прогрессивные налоги на имущество способно скорректировать этот рост, предположил он. Он также выяснил, что экономическое неравенство снижалось лишь после Второй мировой войны, но затем стало вновь углубляться – как в континентальной Европе, так и в англоговорящих странах.

Для звезды экономической мысли Пикетти слишком молод – ему всего 44 года. Звание лучшего молодого экономиста Франции он получил еще в 2002 г.

После выхода книги Пикетти стал одним из самых цитируемых экономистов. А СМИ его окрестили рок-звездой мировой экономики.

В жизни Пикетти на самом деле совсем нет гламура, присущего обычной рок-звезде. После обрушившейся популярности Пикетти старается вернуть свою жизнь в прежнее русло. Именно поэтому мы пошли в эту кофейню – малолюдное место, где люди едят из пластиковых контейнеров на синих подносах, а на стене висит фотография пляжа на Сейшельских островах. Для ланча больше подошла бы лужайка Парижской школы экономики, но уже слишком поздно, чтобы идти туда. В итоге мы сидим в кафе пекарни Les Jardins, и Пикетти уже вгрызается в сваренное вкрутую яйцо.

«Я с удовольствием посетил целое множество конференций, много раз выступал, но теперь мне нужно вернуться к нормальной жизни», – объясняет Пикетти, скрестив ноги и облокотившись на рядом стоящий стул.

Нормальная жизнь в его понимании – это сидеть за письменным столом с 9 утра до 7 вечера и чтобы никто его не беспокоил.

«Множество цифр используется для того, чтобы скрыть отсутствие идей»

Перед ланчем я зашла в офис Пикетти. Это душное помещение площадью 12 кв. м в сером здании послевоенных лет.

В нем он и написал прославивший его труд. Главное утверждение книги «Капитал в ХХI веке» – что капитализм по своей природе усиливает неравенство населения – вызвало фурор по обе стороны Атлантики и еще сильнее накалило спор между теми, кто выступает за усиление государственного вмешательства в экономику, и теми, кто ратует за свободный рынок.

В книге использована обширная статистика по распределению доходов в обществе. Выводы Пикетти таковы: доля доходов и уровень благосостояния 1% богатейших людей достигли исторического максимума – доход на капитал, как правило, превышает экономический рост, в результате чего происходит автоматическое увеличение неравенства.

Призывы Пикетти к повышению налогов и увеличению регулирования сделали его любимцем левых и врагом правых.

Я спрашиваю его, как он ощущает себя, будучи знаменитостью. Он говорит, что это хорошо, поскольку увеличивает продажи книг. «2 млн экземпляров уже куплено, – отмечает он с удовольствием. – Успех моей книги показывает, что есть множество людей – не экономистов, которые устали от того, что им постоянно говорят, что эти вопросы являются слишком сложными для них». «Экономисты обычно строят очень сложные математические модели, чтобы все выглядело по-научному и производило впечатление на людей. Я не имею ничего против математики, я сам по образованию математик, но множество цифр обычно используется для того, чтобы скрыть отсутствие идей. Меня радует, что мою книгу читают обычные люди, широкая общественность. Даже моя мать, которая редко читает толстые академические книги», – говорит Пикетти.

Я спрашиваю, были ли его семье близки взгляды левых, что могло бы подстегнуть его интерес к изучению проблемы неравенства в обществе. Нет, отвечает он, политику дома не обсуждали. В молодости его родители были увлечены идеями Льва Троцкого, но охладели к программам левых партий еще до того, как родился их сын (см. врез).

Пикетти окончил один из самых престижных колледжей – Ecole Normale Superieure. В 22 года Пикетти получил докторскую степень за диссертацию о перераспределении богатства, которую он написал в Лондонской школе экономики и политических наук. Его работа была признана Французской экономической ассоциацией лучшей диссертацией года. После защиты диссертации Пикетти два года преподавал на кафедре экономики Массачусетского технологического института в должности доцента. В 2000 г. стал профессором Высшей школы социальных наук в Париже. В 2006 г. он возглавил Парижскую школу экономики, в создании которой принимал участие. При подготовке президентской кампании 2012 г. работал в качестве экономического советника Сеголен Руаяль – кандидата в президенты от французской социалистической партии.

В апреле 2012 г. Пикетти вместе с 42 коллегами подписал открытое письмо в поддержку Франсуа Олланда, который в мае одержал победу на президентских выборах над Николя Саркози. В 2013 г. Пикетти получил Yrjo Jahnsson Award, вручаемую экономистам моложе 45 лет, которые «внесли свой вклад в теоретические и прикладные исследования, имеющие важное значение для изучения экономики в Европе».

В 2015 г. Пикетти отказался от ордена Почетного легиона. По его мнению, правительству лучше заниматься ростом экономики, а не присуждать такие награды.

«Мы отправляем миллионы солдат, чтобы эмир Кувейта мог добывать свою нефть»

По словам экономиста, его интерес к проблеме неравенства возник после падения Берлинской стены и первой войны в Персидском заливе.

Он вспоминает, как побывал в Москве в 1991 г. и как его потрясли очереди у магазинов: «Это стало вакциной против коммунизма». «Я верю в капитализм, частную собственность и рынок», – продолжает Пикетти. При этом главные вопросы его исследования напрямую связаны с правилами жизни при капитализме: почему люди, которые настолько боялись неравенства и капитализма в XIX и XX вв., в итоге создали такого монстра и как мы можем решить проблему неравенства, не повторяя этой катастрофы?

По мнению экономиста, первая война в Персидском заливе продемонстрировала цинизм Запада: «Нам постоянно говорили, что правительства не способны ничего сделать, что невозможно регулировать проблему Каймановых островов и других налоговых гаваней, потому что они слишком сильны, и вот внезапно мы отправляем миллионы солдат за 10 000 км от дома, чтобы эмир Кувейта мог добывать свою нефть».

Я задаю вопрос, почему тогда первое издание его книги имело столь сильный резонанс в США, а не во Франции. Просто потому, что он был более известен в США, говорит Пикетти. Когда базу данных богатейших людей США стал использовать Обама, чтобы показать, что неравенство вновь выросло в стране до пика 1929 г., «мы стали мишенью для республиканцев», вспоминает Пикетти. Его книгу «Капитал в ХХI веке» много критиковали. Что, впрочем, лишь увеличивало ее продажи и вывело в лидеры бестселлеров Amazon.сом в течение трех недель с момента выхода ее на английском языке.

«Увеличение числа самых богатых – это американское явление. Не случайно «Захвати Уолл-стрит» (проводимая с 2011 г. некоторыми политическими активистами в США, Канаде, государствах Евросоюза, Азии акция, среди своих целей декларирующая борьбу с безработицей, финансовой политикой властей и действующими финансовыми институтами. – «Ведомости») зародилась на Уолл-стрит, а не в Брюсселе, Париже или Токио, – уверен Пикетти. – В Европе все по-другому. Здесь неравенство принимает форму безработицы и государственного долга».

Пикетти признает, что глобальный налог на богатство, который он рекомендует, – это утопическая идея, но вот конфискационная ставка налога более чем в 80% на доходы свыше $1 млн будет работать.

На самом деле, продолжает он, если бы такая ставка применялась в течение пяти лет до того, как президентом США стал Рональд Рейган, она бы обуздала безудержный рост доходов, не нанося удар по производительности труда: «Идея в том, что никто не будет работать меньше чем за $10 млн в год <...> Это нормально. Платить кому-то в 10, 20 раз больше, чем среднему работнику. Но должны ли вы платить в 100 или 200 раз больше, чтобы эти задницы остались в седле?»

Политики удачно разыгрывают тему налогов

Радовался ли он, когда социалист Олланд предложил ввести 75%-ный налог на доходы выше 1 млн евро? «Он просто хотел произвести впечатление, – считает Пикетти, съедая крошки багета. – Во-первых, потому что во Франции не так много людей, которые зарабатывают столько денег. И во-вторых, потому что Франция – не столь большая страна, как США. Штаб-квартиры компаний могут легко переехать в Амстердам. Надо быть осторожным».

Я спрашиваю: а стал ли он сам после удачного выпуска своей книги и славы, обрушившейся на него, миллионером и сколько налогов он будет платить теперь? Пикетти отвечает: «Государство будет взимать 60–70% моего заработка в этом году. Ставка налога в 90% меня не касается».

После некоторой паузы он продолжает: «У меня все равно будет во взглядах много левого. Во-первых, потому что речь идет лишь о нескольких миллионах; во-вторых, потому что я выиграл от системы образования, общественной инфраструктуры. Мне повезло. Утверждение, что Билл Гейтс изобрел компьютер собственными силами, не более чем шутка. Кто бы его создал, если бы не было компьютерных исследований и системы патентов?

Пикетти развелся с матерью своих детей несколько лет назад и недавно женился на Джулии Кейдж, 31-летней француженке, экономисте, которую он встретил в Парижской школе экономики. Пикетти говорит, что не находится в плену у денег: «Мне повезло, что у меня есть невероятно интересная работа, я живу в самом красивом городе мира и у меня три прекрасные дочери и прекрасная жена».

Мы втыкаем пластиковые вилки в ананас, нарезанный кубиками. Пикетти между тем начинает критиковать Олланда. Он называет его «безнадежным» – французский президент не смог выполнить свое предвыборное обещание изменить курс на жесткую экономию в Европе. И это делает его ответственным за беды в еврозоне не меньше, чем канцлера Германии Ангелу Меркель.

«Мы заменили Меркози на Мерколланда, – глумится Пикетти. – Европа выбирает неправильный путь – путь вечного покаяния. Заставить Грецию выйти из еврозоны было бы катастрофой».

«Германия и Франция выиграли от списания долгов»

«Как это ни парадоксально, аскетизм накладывается на обремененную долгами Грецию двумя странами – Германией и Францией, которые выиграли от списания долгов после Второй мировой войны, и именно этот шаг обеспечил 30 лет роста на континенте», – говорит Пикетти. Еще более оживляясь, он продолжает: «Там какая-то коллективная амнезия. Именно это списание долгов позволило им вкладывать средства в образование, инновации и общественную инфраструктуру. А теперь эти же страны говорят, что Греция будет платить 4% от ВВП в течение 30 лет. Кто может в это поверить?» «Роль Международного валютного фонда в греческих переговорах – это катастрофа», – вздыхает мой собеседник. По его мнению, кризис еврозоны отражает глубоко порочную систему управления, где решают только два лидера, которые при этом призывают к демократическому ремонту европейских институтов. «Мы по уши в дерьме только потому, что не можем организовать себя политически, – полагает Пикетти. – С макроэкономической точки зрения влияние Греции является незначительным».

Еврозона следует примеру Великобритании, которая потратила весь ХIХ век на выплату огромной кучи долгов, унаследованных от наполеоновских войн, считает Пикетти. По его словам, это сработало. Но, выплачивая долги 100 лет, Великобритании пришлось принести в жертву свою систему образования.

Он надеется, что Великобритания останется в Евросоюзе и не выберет вариант остаться просто налоговым раем с большим финансовым центром. По его мнению, Лондон должен понять, что Европа – это другая история, «она не о прибыли от свободного обращения товаров стран-соседей, пока те откачивают вашу налоговую базу».

«Я бы предпочел, чтобы Тони Блэр присоединился к еврозоне, а не посылал войска в Ирак, но я понимаю, почему еврозона не является местом, привлекательным в эти дни, – отмечает Пикетти. – Может, она станет таковым в 2040 г. Кто знает?»

Пока мы ждем кофе с блинами, Пикетти уже не терпится вернуться в свой кабинет. Чтобы переключить его, я спрашиваю его о планах на жизнь. «Продолжать исследования», – говорит он. Он хочет расширить статистическую базу исследования за счет добавления данных по Латинской Америке и Африке.

Он также согласился преподавать в Лондонской школе экономики. Он может легко добраться туда на Eurostar, поскольку живет неподалеку от вокзала Gare du Nord. Но сначала он хочет свозить дочек в Марокко в августе.

Прежде чем выйти из кафе, я прошу Пикетти поставить автограф на счете. Он, как настоящая рок-звезда, делает это с радостью. «Я очень молод, – говорит он, когда мы выходим на залитую солнцем улицу. – Мне надо написать еще несколько книг».

FT, 26.06.2015, Екатерина Кравченко