Статья опубликована в № 3906 от 31.08.2015 под заголовком: «Слоны ничего не забывают»

«Слоны ничего не забывают»

Почему Лесетья Кганьяго считает, что Центробанк ЮАР не должен бросаться на помощь дешевеющему ранду

Лесетья Кганьяго переживает – мир центробанков уже не тот, что прежде: «Центробанкам теперь приходится балансировать между стимулированием роста и таргетированием инфляции. Да раньше мы вообще не задумывались о финансовой стабильности! А три года назад South African Reserve Bank выдали мандат на ее поддержание...»

К 49-летию Кганьяго получил потрясающий подарок. Шестого октября 2014 г., накануне дня рождения Кганьяго, президент ЮАР объявил о назначении его председателем центрального банка страны – South African Reserve Bank. Это большая честь, но и огромная ответственность для Кганьяго. Идут трудные времена, говорит он. В этом году ранд подешевел к доллару уже на 11%. В прошлый понедельник он падал до 14 рандов за доллар, хотя потом отскочил к 13,3.

South African Reserve Bank
South African Reserve Bank

Центральный банк ЮАР
Акционеры (данные на 31 марта 2015 г.): всего 689 акционеров, доля каждого не более 0,5%.
Финансовые показатели (2014 финансовый год, закончившийся 31 марта 2015 г.):
активы – 669,3 млрд рандов ($55,3 млрд), капитал – 6,6 млрд рандов ($545,5 млн), прибыль – 626,8 млн рандов ($51,8 млн).

Основная функция банка – поддержание стабильности ранда. Банк осуществляет контроль над валютно-обменными операциями в стране, формирует денежную политику, поддерживает ликвидность банковской системы, является единственным эмитентом денежных знаков. Банк осуществляет операции с 1921 г., первые банкноты выпустил в обращение в 1922 г. До мая 2002 г. акции South African Reserve Bank обращались на Йоханнесбургской фондовой бирже, после делистинга они торгуются на внебиржевом рынке.

ЮАР: госдолг (2014 г.) – 47,1% ВВП, дефицит бюджета (июнь 2015 г.) – 4,1% ВВП, международные резервы (на 31 июля 2015 г.) – $45,8 млрд, капитализация фондового рынка (29 августа 2015 г.) – $451,1 млрд.

«Я отвергаю любые интервенции в защиту ранда, – заявил Кганьяго. – Пока он обесценивается в силу фундаментальных причин, никакое вмешательство ЦБ не остановит этот процесс». В конце 1990-х гг. ЦБ уже пытался удержать курс ранда и дело кончилось только тем, что впустую выбросили $20 млрд, напомнил он. Перед банком стоят не фискальные или монетарные вызовы, а системные. Ранд тянут вниз проблемы с электроэнергией, логистикой, системой образования и рынком труда. Все это не дает стране извлечь выгоды из ослабевшей валюты: на прошлой неделе вышла статистика за II квартал, промпроизводство в ЮАР упало на 6,3%.

По прогнозам центробанка ЮАР, в 2015 г. экономический рост в стране составит 2%. В прошлом году ВВП составил $349,8 млрд. Реальный рост ВВП (II квартал 2015 г., в годовом исчислении) – 1,2%. Это худший показатель с 2009 г.

Опрошенные Bloomberg аналитики опасаются, как бы в этом году реальность не оказалась еще хуже. Но даже 2% – явно не тот рост, который поможет стране справиться с бедностью и массовой безработицей, которая во II квартале хоть и уменьшилась на 1,4%, но все равно составляет 25%, пишет FT.

И что же делать центробанку в такой ситуации? Выполнять свой долг, который прописан в конституции страны, уверен Кганьяго: защищать стоимость ранда, а не поддерживать стабильность обменного курса. «Это очень важное различие, – рассказывал он CNBC. – В начале 1990-х центральный банк защищал внешнюю и внутреннюю стоимость ранда. Первая – это как раз обменный курс. Вторая – ценовая стабильность. А потом [в 1996 г.] приняли конституцию, в которой очень четко обозначено, что же должен делать банк. Следить за тем, сколько вы можете купить на ранды в своем кармане. То есть за инфляцией. Если цены растут быстро <...> это бьет в первую очередь по самым бедным – у них нет инструментов, чтобы защититься от инфляции. В конституции это очень ясно сказано, хотя есть оговорка, что стоимость ранда мы должны защищать в интересах сбалансированного и устойчивого роста экономики».

Вот только падающий ранд тянет за собой и инфляцию. Цель центробанка по инфляции в этом году – 3–6%. По итогам июля инфляция в годовом выражении составила 5%. Что же, рассуждает Кганьяго, если дела пойдут так и дальше, придется вмешаться. Но «исключительно силой убеждения». Падение ранда он пока что называет благом – «амортизатором экономики». На счастье, в иностранной валюте номинировано менее 10% долга ЮАР, хвастается Кганьяго. Зато у нее немалый дефицит счета текущих операций, в I квартале 2015 г. он составил 4,8% ВВП. Связано это с тем, что основной рынок сбыта сырья для страны – это Китай, который сейчас испытывает большие проблемы. «Я не уверен, что могу назвать происходящее кризисом на развивающихся рынках, – храбрится Кганьяго, но, подумав, добавляет: – Пока что не могу».

Южно-Африканская Республика (ЮАР)

Население – 53,7 млн человек.
Территория – 1,2 млн кв. км.
Номинальный ВВП (2014 г.) – $349,8 млрд.
Реальный рост ВВП (II квартал 2015 г., в годовом исчислении) – 1,2%.
Дефицит счета текущих операций (I квартал 2015 г.) – 4,8% ВВП.
Инфляция (июль 2015 г.) – 5%.
Безработица (II квартал 2015 г.) – 25%.
Государственный долг (2014 г.) – 47,1% ВВП.
Дефицит бюджета (июнь 2015 г.) – 4,1% ВВП.
Международные резервы (на 31 июля 2015 г.) – $45,8 млрд.
Капитализация фондового рынка (29 августа 2015 г.) – $451,1 млрд.

Кганьяго родился 7 октября 1965 г. в Александра, районе Йоханнесбурга для чернокожего населения. Место рождения было выбрано не случайно – родители сделали все, чтобы Кганьяго мог претендовать на статус жителя города, вспоминал Кганьяго. Когда ему исполнилось пять лет, мама уехала растить его в родную деревню Га-Мерибана провинции Лимпопо в 380 км от Йоханнесбурга. Затем его удалось записать в колледж Pox College в Питерсбурге. В Йоханнесбург Кганьяго вернулся в 18 лет, чтобы учиться на факультете коммерции в Университете Витватерсранда, больше известном как Университет Wits. «Увы, я был тем еще шалопаем и в итоге вылетел», – сожалеет он.

Кганьяго собрался было поступать учиться на юриста, но тут в дело вмешался его хороший друг. «Да ты прирожденный финансист! – убеждал он. – В один прекрасный день ЮАР станет свободна, и нам позарез будут нужны люди, разбирающиеся в финансах и экономике». Так что Кганьяго подал документы в Университет Южной Африки (UNISA), основанный в 1873 г. как отделение университетов Оксфорда и Кембриджа. И в 1991 г. выпустился с дипломом бакалавра в области коммерции. Но на этом не успокоился и отправился в Великобританию в Школу восточных и африканских исследований Университета Лондона, где в 1994 г. стал магистром экономики.

Между тем страна начинала жить по-новому. В 1989 г. президентом ЮАР стал Фредерик де Клерк, принявшийся за ликвидацию системы апартеида. В 1994 г. прошли первые всеобщие выборы, к власти пришел Африканский национальный конгресс. Друг оказался прав: стране требовались экономисты. Кганьяго устроился бухгалтером в First National Bank. Поработал координатором по экономике в Конгрессе южноафриканских профсоюзов и финансистом в Африканском национальном конгрессе. Даже был младшим менеджером в центральном банке. Но уволился оттуда, потому что хотел поработать на долговом рынке – эту тему он хорошо узнал, защищаясь в магистратуре. Вот почему в 1996 г. Кганьяго пришел в казначейство банка директором по международному коммерческому финансированию, а в 1998 г. стал там директором по операциям с финансовыми обязательствами.

Видимо, когда его выгнали из Университета Wits, Кганьяго сделал для себя выводы на всю жизнь. Вслед за Владимиром Лениным он повторяет, что главное – учиться и учиться. У него дипломы Лондонской школы экономики, совместной программы Института МВФ и ЦБ Швейцарии, Института Всемирного банка, курсов JPMorgan, University of the Western Cape, курсов Университета Лондона по банкам и финансам. Как-то журналисты, впечатленные географией его образования, стали допытываться, где он успел подружиться с главой Банка Англии Марком Карни. В Лондоне? Нет, ответил Кганьяго. В родной для Карни Канаде? Снова неверно. Можно было бы не выезжать с родины – Кганьяго познакомился с Карни в ЮАР, когда последний консультировал местное казначейство и никто не предполагал, что он дорастет до таких высот.

Ранд: история появления, формирование курса

Ранд (англ. South African rand, междунар. ZAR) – национальная валюта ЮАР, к которой привязаны курсы национальных валют Лесото, Свазиленда и Намибии. Эти страны входят в Единую валютную зону, за исключением Намибии, которая покинула ее в 1993 г. ZAR – свободно конвертируемая валюта. Сегодня курс ранда по отношению к другим мировым валютам формируется в зависимости от спроса и предложения в ходе торгов международного валютного рынка. Ранд – одна из наиболее популярных торговых валют рынка форекс.

Ранд получил свое название от одного из горных хребтов в провинции Гаутенг – Витватерсранда, где расположены крупные золотые месторождения. Ранее на территории современной ЮАР были европейские колонии. Первая из них – Капская земля основана Голландской ост-индской компанией, средством платежа в колонии стали риксдоллары, специально чеканенные компанией для колоний. В 1782 г. колония выпустила собственные платежные средства, введя бумажные деньги для борьбы с дефицитом нидерландских монет. Первые бумажные деньги были рукописными, заверялись правительственной печатью. После перехода колонии под управление Британской империи денежной единицей на ее территории стал фунт стерлингов (с 1826 г.), с 1837 г. деньги Капской земли эмитировали частные банки, горная компания, торговые дома.

После образования британского доминиона Южно-Африканский Союз (Капская земля, Трансвааль, Наталь, Оранжевая Республика) в обращение была введена своя валюта – южноафриканский фунт. Его курс был привязан к британскому фунту в соотношении 1:1. В 1931–1933 гг. Южно-Африканский Союз соблюдал золотой стандарт, от которого Британия уже отказалась, что повлияло на курс южноафриканского фунта. После 1933 г. он снова приравнялся к фунту стерлингов. В 1961 г. была образована Республика Южная Африка (впоследствии ЮАР) и было введено новое платежное средство – ранд. Его курс равнялся 100 центам, за 1 фунт давалось 2 ранда. С 1979 г. в ЮАР плавающий курс национальной валюты. До 1982 г. курс ранда был фиксированным к британскому фунту и американскому доллару: 1,4 ZAR за $1,2 и 1 фунт стерлингов. С началом политического и экономического кризиса в ЮАР курс ранда начал падать. Падение продолжалось до 2001 г., когда ранд достиг исторического минимума – 13,84 ZAR за $1. В 2002–2008 гг. курс колебался от 5,61 до 11,27 ранда за $1. С 2008 г. ранд начал укрепление относительно доллара, и летом 2011 г. достиг курса 7 рандов за $1. Источник: Forex Investor

СвернутьПрочитать полный текст

Кганьяго не только сам все время познает новое, но и подталкивает к этому своих подчиненных: «Обучение в казначействе шло каждый день. Можно сказать, что главным в нашей работе было не то, чего мы достигли, а то, чему научились. Мы создали бренд, который общепризнан и пользуется уважением». В центральном банке царит атмосфера, очень похожая на колледж, иронизируют сотрудники Wits Business School (WBS).

В этой бизнес-школе Кганьяго в 2000 г. окончил совместный курс с Гарвардом для управленцев. Решение учиться он принял, обнаружив, что навыков чиновника у него хватает, а вот бизнес-умений почти нет. В итоге он открыл для себя новый мир: «Особенно мне нравились кейсы. Приходилось ожесточенно спорить с однокурсниками-бизнесменами и преподавателями. Я понял, что у государства и бизнеса очень разные цели. Более того, государство не очень хорошо понимает бизнес и наоборот».

Образование в WBS помогло карьере. Директор казначейства Мария Рамос решила, что раз Кганьяго прошел курс управления изменениями, то он и будет заниматься слиянием ряда департаментов. И знания действительно нашли применение на практике, гордится Кганьяго. А в 2004 г. он возглавил казначейство.

Кганьяго играл существенную роль в развитии местного финансового рынка, с гордостью отмечается на сайте WBS. Например, во многом благодаря его усилиям на рынке появились такие новые для ЮАР финансовые инструменты, как облигации с привязкой к инфляции, свитчи, стрипы и т. д. Особенно Кганьяго гордится бюджетом 2009 г.: «Это был самый трудный бюджет, который нам приходилось сводить. Мы заложили в нем профицит, но во всеуслышание предупредили, что, хотя живем неплохо, на горизонте собираются тучи. Нас сильно критиковали. Но действительность подтвердила, что мы приняли лучшее решение и забили тревогу раньше остальных стран. Рецессия, правда, накрыла нас раньше ожидаемого. Но мы хотя бы были готовы».

Штрихи к портрету

Кганьяго занимается финансами, а его жена Сибусисо – недвижимостью, работая девелопером.

У них трое детей, в воспитании которых Кганьяго принимает самое деятельное участие. Хотя из-за работы это бывает непросто, сожалеет он.

Чтобы развеяться, Кганьяго уходит в горы. В буквальном смысле: занимается хайкингом, благо гор в окрестностях Претории хватает. Любит и гольф.

На посту директора казначейства ему пришлось еще больше углубиться в самообразование, причем интересоваться не только финансами, вспоминал Кганьяго в интервью CNBC: «Я должен был общаться с инвесторами. Не мог же я им сказать, мол, я управляю казначейством, так что не лезьте ко мне с вопросами о системе образования и социальной политики. Волей-неволей расширяешь кругозор».

В мае 2011 г. Кганьяго сделал очередной шаг по карьерной лестнице – вернулся в центральный банк заместителем председателя. Он был представителем ЮАР во Всемирном банке, МВФ и Африканском банке развития. А в октябре 2014 г. стало известно, что со следующего месяца Кганьяго сменит на посту председателя центрального банка Джилл Маркус, как только у нее закончится контракт. Как пишет газета Business Day, Кганьяго обошел другого заместителя – Даниэля Мминеле: у него не хватило политического веса и знакомств в правящих кругах.

Когда-то Кганьяго смущенно говорил, что никогда не рассчитывал возглавить казначейство и ничего не предпринимал для этого. Теперь он практически слово в слово повторяет предыдущие речи, только вместо «казначейство» подставлял «центральный банк». Рынок тепло встретил назначение Кганьяго. У него есть солидный опыт, он обещал преемственность политики. «Мне ничего не надо изобретать, только продолжать дело Маркус, – говорил Кганьяго. – Она провела нас через полный опасности лес, которым является мировая экономика. Она знала, где там скрыты ловчие ямы. Но слоны ничего не забывают. Банк и в будущем будет обходить эти ямы благодаря тому, что Маркус отлично нами правила».

Пока что ему удается удерживать инфляцию. Но когда Кганьяго назначили, доллар стоил 11,25 ранда. В минувшую пятницу – 13,3. В июле Кганьяго пришлось поднять процентную ставку на 25 базисных пунктов до 6%. С июня 2008 г. до 2014 г. она была неизменной – 5%. А в 2014 г. предшественница Кганьяго подняла ее дважды – в январе с 5 до 5,5%, а в июле до 5,75%. Теперь Кганьяго не устает повторять, что, если задирать ставку дальше, это ударит по росту экономики. Но если США изменят свою процентную ставку, то экономикам развивающихся стран придется плохо, предупреждает он. Своей целью он считает максимально полно информировать население о происходящем в экономике и действиях финансовых властей. «Банк должен быть ближе к людям», – учит Кганьяго. И дело не только в открытости информации – он буквально становится ближе к простым людям. В июне этого года в обращение поступили первые банкноты номиналом 100 рандов, подписанные Кганьяго. Первую банкноту со своей подписью он не поместил торжественно в музей и не подарил президенту, а отправился с ней в деревню Га-Мерибана, где вырос. И там расплатился ею с продавцом из сельпо за бутылку растительного масла, банку орехового масла и пакет кукурузной муки. «Именно здесь я в детстве покупал хлеб», – рассказал Кганьяго собравшимся жителям, среди которых был и его 82-летний отец. Тогда буханка стоила 10 юаровских центов. А через 40 с небольшим лет – 9 рандов ($0,74). Один только этот пример показывает, какое влияние инфляция оказывает на обычных людей и как важно для центрального банка любыми силами держать ее в узде, заключает Кганьяго.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать