Экономика
Платный
Анна Щербакова
Статья опубликована в № 4465 от 06.12.2017 под заголовком: Пол Ролинсон: Эффект Трампа оказался не таким уж разрушительным

«Эффект Трампа оказался не таким уж разрушительным»

Председатель Baker McKenzie Пол Ролинсон рассказывает, что риски для бизнеса растут не только в России, находящейся под санкциями, и не исключает неспокойного периода в мировой экономике уже через два года

Британец Пол Ролинсон возглавил юридическую фирму Baker McKenzie прошлой осенью, однако Лондон не покинул, там по-прежнему его офис. В свой первый год на новой должности 70% времени он провел в перелетах и путешествиях. Мы глобальная фирма, подчеркивает Ролинсон.

Самыми перспективными рынками в Baker McKenzie считают США, Великобританию и Китай. Эффект Трампа оказался не таким уж разрушительным для экономики, признает Ролинсон через год после президентских выборов, которые наряду с Brexit называл главным событием прошлого года. Ролинсон отмечает неплохие новости из России: «тенденция улучшения экономической ситуации» позволяет бизнесу планировать дальнейшие действия.

Baker McKenzie много лет входит в топ крупнейших юрфирм, в 2016 г., по данным AmLawyer, была второй по глобальной выручке. Но по выручке на партнера занимала 57-е место, по выручке на одного юриста замыкала первую сотню – это тоже следствие присутствия на региональных рынках, объясняет Ролинсон.

В финансовом году, который закончился 30 июня 2017 г., оборот Baker McKenzie составил $2,67 млрд. Оборот в странах СНГ – $75 млн.

В Россию Ролинсон приезжал на 25-летие петербургского офиса. Он рассказал «Ведомостям», как международной фирме с традициями приспособиться к меняющимся условиям.

Пол Ролинсон
Родился в 1962 г. Окончил Университет Кента в Кентербери, Университет Париж-юг 11, юридический колледж в Гилфорде
  • 1986
    начало карьеры в Baker McKenzie, специализировался на вопросах интеллектуальной собственности
  • 1996
    стал партнером Baker McKenzie
  • 2004
    возглавил практику по интеллектуальной собственности
  • 2013
    занял должность управляющего партнера лондонского офиса
  • 2016
    избран председателем Baker McKenzie, в должность вступил в октябре

– Оборот фирмы за год вырос на 2%. Какая динамика у бизнеса в России?

– Немного контекста: глобально фирма выросла на 5% (рост без учета изменения валютных курсов. – «Ведомости»), но впервые за много лет выросли все регионы присутствия – мы разделяем Америки, ЕМЕА (Европа, Ближний Восток и Африка) и Азиатско-Тихоокеанский регион. На Европу и Ближний Восток приходится примерно треть нашего оборота, который составил $2,67 млрд. Отдельных данных по России мы не публикуем. В последние два-три года многие юридические фирмы сокращали юристов на российском рынке из-за тяжелых экономических условий. У нас наблюдался общий рост отработанных часов, несколько выросло количество сотрудников. Рост обеспечили не только международные, но и местные клиенты, которым наши услуги нужны и для сделок по слиянию-поглощению, и для комплаенса, и для того, чтобы сориентироваться в новых рыночных условиях с санкциями, с новыми законодательными инициативами. Все эти вызовы стоят перед бизнесом. Мы работаем, чтобы помочь клиентам вести успешный бизнес в России.

– Растет ли спрос на консультации по санкциям?

– Вы спрашиваете про Россию, но мы рассматриваем санкции как международную тему. Надо понимать, как она влияет на международный рынок, не только на российский.

Часто представляют, что санкции могут заставить закрыть бизнес в России. Но это не так.

Многие наши клиенты – американские или европейские компании – уже инвестировали в Россию и хотят продолжать работу здесь. Если взглянуть на российский рынок последних десятилетий, можно заметить, что бизнес ищет пути для преодоления препятствий. Вопрос стоит так: мы инвестировали в Россию – как нам защитить инвестиции, как расти, соблюдать правила и управлять этими рисками?

– Но риски тем не менее повышаются, расходы растут?

– Да, но так не только в России. Посмотрите, как США разными путями защищают свой рынок, с какими сложностями связан бизнес в Китае.

Как мы говорим своим клиентам, всегда можно найти 10 причин, чтобы не вести бизнес в той или иной стране. Но клиенты отвечают, что уже инвестировали, им нужно расти, и наша задача – помочь им сориентироваться с рисками. Хотя надо учитывать много деталей, ситуацию в России нельзя назвать нетипичной по сравнению с другими рынками.

– Другой вопрос, который волнует российские компании, – деофшоризация.

– Это часть растущего международного явления. Об этом много говорят, но не думаю, что это серьезное препятствие для роста бизнеса.

Мы приспосабливаемся к рыночным условиям и помогаем клиентам, которые уже присутствуют на рынке, привлекать иностранные инвестиции, участвовать в сделках.

В сегменте сделок M&A видны позитивные тенденции. В Global Transactions Forecast, который мы публикуем совместно с Oxford Economics, есть прогноз увеличения активности в сфере M&A на российском рынке с $25 млрд до $32 млрд в 2018–2019 гг. Это не так много, но это хороший сигнал.

Еще один позитивный знак: за первое полугодие 2017 г. объем прямых иностранных инвестиций в Россию существенно вырос, несмотря на санкции и ухудшение обстановки. Люди привыкают, бизнесы находят способы действия в сложных ситуациях. Россия – большой рынок, здесь много потребителей, инфляция более-менее под контролем. Мы видим тенденции улучшения экономической ситуации и можем планировать дальнейшие действия. Рост, конечно, не взрывной, но по сравнению с прошлыми годами новости сравнительно хорошие.

– Эта тенденция может закрепиться?

– Наш прогноз касается 2018–2019 гг., после этого в мировой экономике может наступить неспокойный период. Но ближайшие год-два должны быть позитивными. Мы ожидаем увеличения активности в IPO российских компаний c $0,5 млрд до $2 млрд.

Если рассматривать это в контексте глобальной экономики – на международном рынке условия благоприятны для бизнеса, геополитические риски и другие риски регулирования сохраняются, но компании находят пути их обойти и продолжать бизнес. Задача юрфирмы – помогать компаниям вести бизнес наиболее безопасным и устойчивым способом.

– Как вы оцениваете первый год правления президента Трампа?

– За прошедший год в политике произошло не так много существенных изменений. Новый президент получил от предшественника очень сильную американскую экономику, фондовый рынок в хорошем состоянии. Его поддержало продвижение налоговой реформы и дерегуляция на внутреннем рынке. Американский рынок чувствует, что президент на стороне бизнеса. Большую проблему представляет международная торговля. Но не похоже, что президент намерен разрывать связи с крупными международными партнерами, например Китаем. Мы видим это по его визиту в Китай в начале ноября.

Риск протекционизма на международном рынке еще сохраняется, но он не так велик, как несколько месяцев назад. В реальности администрацию Трампа больше заботит, что происходит дома, и международных отношений она касается сравнительно мало. Понятно, что геополитические риски, например Северная Корея, никуда не делись. Но это другой уровень.

Если вы спросите, как правление Трампа повлияло на торговлю и бизнес, в определенном смысле оно позитивно, политические риски не обрушили глобальную торговлю. Международная экономика достаточно сильна. Китай хорошо себя чувствует и продолжает открываться для международных инвесторов. Эффект Трампа оказался не таким уж разрушительным. Изменения – налоговая реформа и дерегулирование – затронули в основном внутренний рынок, но и их должен еще утвердить конгресс.

Прошедший год оказался лучше, чем ожидалось, по влиянию на бизнес. Стало больше сделок, улучшились условия для бизнеса. На самом деле политика отражается на бизнесе не так сильно, как ожидалось.

– А как вы оцениваете риски, связанные с Brexit?

– Опасения нарастают. Ближайшие полгода будут критичными с точки зрения основных условий Brexit. Хорошая новость состоит в том, что будет несколько лет переходного периода. Чтобы ослабить давление, надо хотя бы два года, а в идеале три-четыре.

Как это повлияет на бизнес наших клиентов? В Великобритании нет рецессии, Лондон остается финансовой столицей. Инвестиции становятся проще, потому что цены в Великобритании снижаются благодаря девальвации фунта. Клиенты, с которыми мы говорили, раздумывают, остановить ли инвестиции, подождать немного. Это тоже последствие.

А самое большое влияние мы ощущаем как работодатели – как привлечь в Англию нужных нам высококвалифицированных сотрудников. Лондон в большой степени сформирован эмигрантами, и кадровый риск велик. Британский бизнес волнуется. Нам надо стимулировать правительство, чтобы оно составило примерный план на будущее. Людям нужна дорожная карта.

– Видите ли вы риск в усилении госсектора в российской экономике?

– С точки зрения протекционистских мер тут нет различий с другими странами: в Китае, других странах БРИКС тоже заинтересованы в успешности бизнеса, но заботятся о национальных интересах. До тех пор пока это не останавливает роста бизнеса, это нормально. Любое правительство устанавливает границы. Если регулирование слишком сильное и компании начинают сокращать свои инвестиции – это проблема. Но я не вижу сейчас таких вопросов в России.

Preloader2
Полная версия доступна только подписчикам
Подписка на «Ведомости» — это:
  • Доступ ко всем материалам, как сегодняшним, так и к архиву: новостям, интервью, статьям, расследованиям, аналитике
  • Возможность читать нас с любых устройств (компьютер, планшет, смартфон)
  • Всегда свежий номер в разделе «Газета»
  • Ежедневный e-mail с анонсами важных материалов
  • Участие в обсуждении материалов на сайте
Подарки для годовых подписчиков
  • {{gift}}
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать