Давление на Китай игнорирует экономическую ситуацию

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

За последние несколько недель Вашингтон усилил давление на правительство Китая, требуя укрепления китайской национальной валюты. Все это происходит в момент, когда на отношения Китая и США влияет целый ряд других, не менее важных факторов. И неясно, почему именно сейчас конгресс стал так серьезно относиться именно к этой проблеме. 15 апреля ожидается решение Минфина США о том, считать ли Китай «валютным манипулятором». Но многие не могут понять, может ли весь поднятый шум принести хоть какие-нибудь плоды.

С макроэкономической точки зрения трудно найти более неподходящий момент для всех этих споров. Около четырех недель назад президент США Барак Обама огласил план удвоить объемы экспорта в ближайшие пять лет. Амбициозная цель, но в теории вполне достижимая, если учесть слабость доллара и активный рост внутреннего спроса во многих крупных развивающихся экономиках мира, включая, кстати, Китай. В таком случае зачем же напрягать отношения, ведь это может привести к абсолютно обратному результату?

Есть три фундаментальных вопроса, на которых следует сосредоточиться законодателям США: внутренний спрос в Китае, торговые отношения Китая с остальным миром и валютные курсы.

При всем уважении к китайскому внутреннему спросу есть вполне явные свидетельства, что на данный момент он растет слишком сильно. На протяжении 13 лет у Goldman Sachs был собственный индикатор роста ВВП Китая, так называемый Goldman Sachs China Activity Index. В настоящий момент он растет более чем на 14% в пересчете на год. И самая большая ирония в том, что если бы США и другие страны не возмущались, то китайские власти, возможно, сами бы захотели ослабить инфляционное давление, исходящее от исключительно быстрого роста, что включало бы в себя большую свободу курса юаня.

При взгляде на целый набор индикаторов, в том числе данные от многонациональных компаний, работающих в Китае, все становится ясным. Любая компания, работающая в секторе потребления, будь то Tesco, Walmart или Louis Vuitton, подтвердит наши исследования: внутреннее потребление в стране растет на 15% в год. Для сравнения: в США этот рост составляет 2-3%.

В итоге, если говорить о китайском влиянии на остальной мир с момента прохождения пика кризиса, речь пойдет не о восстанавливающемся экспорте страны, а о растущем импорте. По нашим прогнозам, статистика по торговому балансу, которая выйдет до отчета минфина США, покажет огромные темпы роста импорта как в абсолютном выражении, так и по сравнению с темпами роста экспорта. К примеру, объемы торговли между Китаем и Германией растут настолько быстро, что скоро обгонят объемы торговли между Германией и Францией. В прошлом году профицит торгового баланса в Китае составлял 5,8% ВВП. В 2010 г. он может опустится до почти 3% - это значительно меньше точки «равновесия» в 4%, которую высчитал Peterson Institute for International Economics.

Все это приводит нас к курсам валют. Большую часть своей карьеры я потратил на построение моделей валютных курсов, поэтому я знаком со многими проблемами. В Goldman Sachs у нас есть своя модель, которая включает в себя и курс китайского юаня. В данный момент, как ни странно, наша модель предполагает, что курс юаня очень близок к тому, который сегодня существует. А ведь так было не всегда. Раньше модель предполагала, что юань недооценен на 20%, но это неравенство исчезло за последние пять лет. Однако, учитывая огромные перемены, происходящие сегодня в Китае и во всем мире, мы менее уверены в правильности выводов нашей модели, касающихся курса юаня, чем в тех, которые касаются курсов других валют.

И все это возвращает нас к иронии вопроса. Почему же законодатели США давят на протекционистские кнопки в тот момент, когда очевидно, что все события сложились бы в их пользу, не делай они этого. Тем более что в самом Пекине уже признали очевидность того факта, что поддержание жесткого курса юаня по отношению к доллару потеряло свой смысл в посткризисное время: это отмечал даже глава китайского центробанка.

Перевела Татьяна Сейранян

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more