Финансы
Бесплатный
Дмитрий Мирошниченко

ВТБ: государство ближе, чем рынок

В конце апреля президент ВТБ Андрей Костин попросил премьера Владимира Путина снизить 8%-ную ставку по субординированным кредитам хотя бы на 1,5%. И похоже, Путин внял этим просьбам – как сообщают "Ведомости", сейчас обсуждается ее снижение.

Почему же Костину так не нравится субординированный кредит или, может быть, он просто не понимает разницы между ним и обыкновенным кредитом? Будем придерживаться этой гипотезы, тем более, как показывает практика, незнание или непонимание топ-менеджерами банков основных принципов ведения банковского бизнеса – явление более чем рядовое.

Субординированный кредит, в отличие от обычного, входит в расчет собственных средств (капитала) банка, а следовательно, через механизм рычага (левереджа) позволяет кратно наращивать обязательства и, соответственно, активы. Действующий норматив достаточности капитала позволяет, грубо говоря, на каждую дополнительную единицу капитала привлекать до 10 единиц обязательств. Именно так банки получают возможность увеличивать объемы своего бизнеса, а значит, и прибыли. Ну а уж как каждый конкретный банк воспользуется этой возможностью, зависит от профессионализма его руководства.

Понятно, что за возможность надо платить, поэтому напрямую сравнивать ставки по обычному и субординированному кредитам будет совершенно некорректно. И если глава ВТБ говорит о том, что на рынке есть заемные деньги дешевле, чем те, которые пошли на увеличение капитала, то он должен отдавать себе отчет в том, что возможность в значительных объемах одалживать эти дешевые деньги банк имеет именно за счет наличия "дорогого" капитала (см. таблицу). Сразу оговорюсь, что данные расчеты не претендуют на абсолютную точность, а лишь призваны продемонстрировать на цифрах механизм действия финансового рычага (левереджа).

Предположим, что банк работает с маржей в 1%, т. е. вкладывается в активы по ставке, на 1% превышающей ту, что он платит по обязательствам. Практика ведения банковского бизнеса говорит, что в обычной ситуации задействовать рычаг полностью – не самая правильная тактика. Не стоит доходить до края – надо всегда стремиться оставлять пространство для маневра. Поэтому предположим, что ВТБ распорядился предоставленным ему дополнительным капиталом как рачительный хозяин и использовал его для привлечения средств в соотношении 1 к 6. Тогда получается, что субординированный кредит, плата по которому, как известно, составляет 8% годовых, становится невыгоден только в том случае, когда цена денег на рынке опускается до уровня 1,25% годовых.

Если же банк хозяйствует не столь рационально, не в состоянии переварить дополнительный капитал и использует его с рычагом, равным всего лишь 1 к 5, то и тогда этот кредит становится нерентабельным лишь при достижении ставки по привлекаемым с рынка деньгам 2,5% годовых (напомним, что речь в данном случае идет о триллионе рублей). И это при всего лишь 1%-ной марже! Вы видите такие средства по такой цене на рынке? Я – нет.

P. S. Именно благодаря возможности активного использования механизма левереджа кредитными организациями и возникло настолько трепетное отношение к размеру капитала банка, что порой оно становится схожим с идолопоклонством.

Но вот, как видно, есть среди банкиров и герои, которые низвергают идол с пьедестала, низводя привлеченный капитал до уровня банально "поднятых" денег с рынка.

Автор - научный сотрудник института \"Центр развития\" ГУ-ВШЭ.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать