Финансы
Бесплатный
Тим Демченко

Private equity по-русски: не хватает международных фондов

В отличие от рынков долгового или акционерного капитала, демонстрировавших бурный рост в "тучные" 2006-2007 гг., сегмент private equity в России был развит незначительно с точки зрения и количества участников и объемов инвестиций. Рынок был представлен в основном "кэптивными" фондами, инвестировавшими средства в те или иные активы, не привлекая при этом деньги долгосрочных инвесторов на международном рынке.

Улучшение макроэкономических показателей в России не способствовало развитию рынка прямых инвестиций, поскольку автоматически увеличивало стоимость активов. Очевидно, что в докризисный период стоимость отечественных компаний достигла пика, что вряд ли могло вселять оптимизм в международных инвесторов, не желавших переплачивать за российские активы.

В 2009 г. тренд на постепенное восстановление экономики уже стал очевиден, и оценки многих компаний, спекулятивно завышенные в ходе предшествовавшего кризису бума, пришли к разумным величинам. Несмотря на ущерб для экономики в целом, кризис "санировал" бизнес-среду. Компании, пережившие кризис, теперь имеют возможность существенно расширить свой бизнес за счет менее удачливых и расторопных конкурентов. Все, что им для этого нужно – это финансирование и четкое понимание того, как использовать привлеченные ресурсы наиболее выгодным образом.

Но резкий рост российского рынка прямых инвестиций сегодня представляется маловероятным. Почему? Основная причина заключается в том, что в реальности из порядка полутора десятков более – менее активных команд, работающих на российском рынке, большинство оперирует "чеком" в лучшем случае в $10-15 млн. Таким образом, серьезная доля проектов, которые потенциально могли бы быть реализованы, остается "за бортом" из-за отсутствия ресурсов у private equity фондов. Но так ли все плохо? На самом деле, у проблемы есть решение – привлечение международных источников капитала на российский рынок прямых инвестиций.

Например, мы установили партнерские отношения с крупнейшими инвесторами на Ближнем Востоке, в Азии, и традиционными западными фондами, которым зачастую гораздо удобней инвестировать в Россию совместно с местным игроком. Таким образом, при необходимости есть возможность вкладывать в компании серьезные суммы – $50-100 млн и более.

Вместе с тем, для развития рынка важен не только объем инвестиций, но и качество управления активами. Приведу пример. В октябре 2009 г. мы совместно с фондом TPG Capital приобрели 35,4% акций розничной сети "Лента". Покупка пакета акций была первой инвестиционной сделкой в российском ритейле с момента кризиса. Ключевой задачей стало повышение уровня корпоративного и операционного управления (кстати, в уставе ЕБРР, который также является акционером компании, соблюдение международных принципов корпоративного управления является не менее важным, чем извлечение прибыли из проекта). Уже в первом квартале 2010 г. нам удалось переломить негативный тренд в развитии операционных показателей компании – за первые три месяца продажи сети выросли на 15-20%, что стало одним из лучших показателей в отрасли. Во многом это стало возможным благодаря инновационным технологиям TPG Capital, так как у фонда огромный опыт в развитии ритейл-компаний.

В общем, у рынка прямых инвестиций большой потенциал. А фокус инвесторы будут делать на FMCG, ритейл и другие сектора, связанные с ростом потребительской активности, как наиболее динамичные.

Автор - руководитель управления прямых инвестиций и спецпроектов \"ВТБ капитала\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать