Статья опубликована в № 2667 от 12.08.2010 под заголовком: Молоко убежало

В России из-за плохой погоды начала расти инфляция

Инфляция начала разгон: темпы роста потребительских цен за неделю удвоились, зафиксировал Росстат

С 3 по 9 августа цены выросли на 0,2%, сообщил Росстат. С середины мая инфляция держалась на уровне 0,1% в неделю.

Ускорение роста цен на продовольствие Росстат отметил еще в конце июля, в августе оно продолжилось. Больше всего подорожали гречка (7% против 5,5% неделей ранее) и мука (2,4% против 1,7%), а рост цен на молоко ускорился в 12 раз: 1,2% против 0,1% неделей ранее. Хлеб подорожал на 0,3–0,4% (0,1–0,2%), начался рост цен на подсолнечное масло. Цены на куриное мясо не изменились, а говядина, яйца, фрукты и овощи подешевели.

Никаких реальных факторов для роста цен нет – только ожидания, что продовольствие будет дорожать, говорит Мария Катаранова из Экономической экспертной группы: «Пока продается прошлогодний урожай, издержки не выросли. То, что мы видим, – это ажиотажный спрос, поведенческая реакция на плохие прогнозы». Эмоционально рынок всегда взлетает выше, чем диктует объективная ситуация, но она действительно сложная, считает директор Союза независимых сетей Ирина Канунникова: производители взвинтят цены, чтобы покрыть потери от небывалой засухи, ритейлеры будут выбирать товары, обеспечивающие маржу, т. е. попроще и подешевле, население – закупаться впрок.

Засуха усиливает страхи ускорения инфляции, ведь доля продовольствия в потребительской корзине в России – почти 38%, напоминает Дмитрий Полевой из ING. Он повысил прогноз инфляции с 6,8 до 8,5% в этом году и с 7,6 до 9,5–10% в следующем. Александр Морозов из HSBC уже отмечает попытки производителей и розницы повысить цены на продовольственные товары, не связанные с урожаем, например на соль. Поставщики меда требуют повысить цены на 10%, пивовары за полторы недели подняли цены на 5–10%, рассказывает исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский: «У многих возникает желание подзаработать».

Рост цен может перекинуться на непродовольственный сегмент, не исключает Владимир Тихомиров из «Уралсиба». Тогда в 2011 г. инфляция вернется на привычный уровень в 10–12%, говорит Катаранова, а с ней – высокие ставки, отсутствие длинных кредитов. Рост экономики еще слабый, попытки повысить цены при низкой потребительской активности замедлят розничный товарооборот, отмечает Морозов: «Сейчас инфляционные ожидания способны затормозить рост экономики, а не увеличить выпуск».

Переход инфляции в непродовольственный сегмент маловероятен, считает Оксана Осипова из Центра развития Высшей школы экономики: «Наоборот, при недостаточных доходах повышение продовольственных цен скорее снизит спрос на непродовольственный сегмент». Скачок цен на продукты сокращает расходы на другие товары, но тогда их производители могут, как в кризис, компенсировать потери повышением цен, говорит Канунникова: в 2009 г., по данным Росстата, оборот непродовольственной розницы снизился на 8,3%, а цены выросли на 9,7%.

Ускорение инфляции к концу года предопределено и без засухи: темпов роста денежной массы (30,6% за год по июнь) достаточно для ее разгона до 12% в 2011 г., считает Морозов. Аналитиков «Тройки диалог» больше беспокоит рост широкой денежной базы на 46% за год по июнь за счет выпуска Центробанком облигаций, пишут они в обзоре: объем ОБР к 1 июля достиг 1 трлн руб. против 284 млрд руб. в начале года. ЦБ предлагает банкам без риска получать доходность 130–170 б. п., занимая на межбанке под 2,3–2,7% и вкладывая в ОБР. Когда это кончится, освободившаяся ликвидность хлынет на валютный рынок, отразившись на курсе рубля, а не на инфляции.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать