Финансы
Бесплатный
Иван Чакаров

Будет ли Россия развиваться по сценарию конца 70-х – начала 80-х годов?

Российская экономика сейчас «не в моде», и можно найти много примеров, когда аналитики пытаются провести параллель между нашим временем и периодом стагнации эпохи Брежнева (конец 70-х – начало 80-х годов). Тем не менее мы очень положительно относимся к тому факту, что российское руководство начинает понимать: при условии, что цены на нефть вряд ли вернутся к докризисному уровню, а бюджет сбалансирован на основе цены $110 за баррель, только реформы помогут избежать стагнации.

В своей книге «Россия после глобального экономического кризиса» Андерс Ослунд, Сергей Гуриев и Эндрю Качинс выдвигают концепцию, согласно которой Россия попадет в ловушку «эпохи застоя», сравнивая сегодняшний день с правлением Брежнева, который предпринимал безуспешные попытки оживить экономику. По мнению авторов, относительно высокие цены на нефть сегодня ($70-80 за баррель) будут лишь способствовать тому, что многие реформы окажутся уничтожены в зародыше, перестройка экономики будет отложена, построение политической и экономической системы, ориентированной на рост, будет перенесено на более поздний срок, и в конце концов это приведет к неизбежному застою, который будет поддерживаться страхом неистребимой коррупции.

Индекс восприятия коррупции, который в октябре этого года обнародовала Transparency International, «не помог» России в этом вопросе. Рейтинг прозрачности российской экономики упал по сравнению с прошлым годом с 2,2 до 2,1, и этого было достаточно, чтобы Россия заняла 154-е место из 178 и оказалась между Папуа - Новой Гвинеей и Таджикистаном. 

Среди других «недружественных практик», влияющих на позиции инвесторов, - ужесточение регулирования предпринимательской деятельности, отсутствие верховенства закона и слабая защищенность прав миноритариев. В то же время многочисленные публикации о государственных злоупотреблениях в отношении бизнеса внесли свой вклад в общее представление о России, которая стала выглядеть менее привлекательно для международных инвесторов по сравнению с другими развивающимися странами.

Достаточна ли для России цена на нефть в 70-80 долл. за баррель?

Хотя эта цена и привлекательна, она дает искаженную картину реального состояния дел в сфере государственных программ по стимулированию реформ. Это мешает осознать простой факт: цены на нефть, которые балансируют бюджет, с 2006-го по 2010 г. выросли с $30 до $110 или, проще говоря, чтобы залатать бюджетные дыры, необходима та же цена на нефть. Мы считаем, что России нужно 40% премии цен на нефть, чтобы поддерживать бюджетный баланс. Даже несмотря на то, что средства резервного фонда удалось сохранить до сегодняшнего дня, они могут закончиться в 2011 г.; это приведет к тому, что для погашения дефицита будет использован выпуск внутренних облигаций. Картина, которую мы видим, вряд ли устраивает власти и ставит под сомнение идею о том, что Россия может продолжать жить в вымышленном мире, где все происходит по инерции.

Российское руководство, возможно, начинает понимать, что в окружающем мире перспектива возвращения к докризисным ценам на нефть достаточно призрачна. Следовательно, при условии, что в ближайшие 3-5 лет наступит дефицит счета текущих операций, России будет просто необходимо улучшить инвестиционный климат, чтобы привлечь капитал для финансирования внешнего долга. Гадание на кофейной гуще – занятие опасное, однако мы считаем, что новая российская реальность имеет новые настроения, которые более открыты для иностранцев.

Некоторые признаки уже видны. Во-первых, это приватизация. По нашему мнению, недавнее заявление правительства о намерении приватизировать миноритарные пакеты акций государственных предприятий – это шаг в правильном направлении. В более циничной интерпретации Россия делает это не потому, что верит в частный сектор, а потому, что испытывает острую необходимость залатать бюджетные дыры. Даже если бы это было так и новая реальность заставила бы правительство сделать эти шаги не из-за веры в силу частного предпринимательства, а из-за чистой необходимости, это все же чрезвычайно полезно для создания необходимой почвы для реформ. Приватизация, даже в ограниченном виде, должна разбавить государственное влияние в ключевых компаниях. Это, в свою очередь, постепенно создаст пул инвесторов, которые будут заинтересованы в создании благоприятного бизнес-климата. Во-вторых, это сокращение числа стратегически важных предприятий, которое, в соответствии с указом президента Медведева, снизилось с 208 до 40. В-третьих, это вступление в ВТО. Россия ведет переговоры на этот счет с 1993 г. и является самой большой страной в мире, которая не имеет членства в ВТО. За последние несколько месяцев страна достигла значительного прорыва в обсуждении самых острых вопросов с США и ЕС, в том числе по сельхозсубсидиям и защите прав интеллектуальной собственности, и планирует вступить в ВТО в конце 2011 – начале 2012 г. Некоторые сомневаются в пользе этого членства для Москвы, однако будучи членом ВТО Россия откроет доступ иностранным инвесторам в традиционно неконкурентные сектора, тем самым повышая общий уровень бизнес-климата, способствуя росту производства и снижению инфляции. По оценкам Всемирного банка, долгосрочные выгоды для России от вступления в ВТО могут составить до 11% ВВП.

Наконец, это открытие доступа на рынок внутренних облигаций. Существующее регулирование не дает иностранцам инвестировать в рынок ОФЗ, но необходимость финансирования бюджетного дефицита приводит к положительной динамике. ММВБ планирует смягчить требования к торговле облигациями через местных брокеров, объединить две расчетные палаты к концу 2010 г., использовать один счет для торговли на различных рынках с конца 2011 г. и привести процедуры урегулирования в соответствие с западными стандартами. 

Эти реформы, по нашему мнению, очень серьезно недооценены. Время их проведения совпадает с общим ощущением, что Россия просыпается и больше не хочет пребывать в состоянии «интровертности», которое ее сильно гнетет. Мы считаем, что общий спад и необходимость инвестировать в изношенные инфраструктурные объекты дают возможность по-новому взглянуть на проблему, которая преследовала Россию веками: как создать динамичную инновационную экономику и условия для высоких темпов накопления капитала, а также обеспечить здоровый рост производительности труда. Мы осторожны в своих прогнозах, но смотрим на эту ситуацию с оптимизмом.

Автор - главный экономист по России и СНГ \"Ренессанс капитала\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать