С начала года из России утекло $29 млрд

В ноябре отток капитала составил $9 млрд, а с начала года – $29 млрд, намного превысив уточненный прогноз на год. Но ЦБ верит в устойчивость роста экономики и готов поднимать ставки: приток «горячих денег» уже не страшен

За месяц чистый отток частного капитала составил около $9 млрд – больше, чем за сентябрь – октябрь ($8 млрд), сообщил вчера председатель ЦБ Сергей Игнатьев. С начала года получилось почти $29 млрд. В декабре отток продолжается, сказал он, отказавшись комментировать недавний прогноз по чистому оттоку в $22 млрд за год: «Настроения могут измениться, всякое может быть». Может, в декабре окажется чистый приток, не исключает Игнатьев. Объемы валютных интервенций ЦБ в декабре сократились (по сравнению с началом ноября), добавил позже первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев.

Ускорение оттока капитала вызвано ростом зарубежных активов банков почти на $9 млрд, тогда как их пассивы не изменились, рассказал Игнатьев: компании увеличили объемы валюты на своих счетах, для сохранения валютной позиции банки увеличили активы. До этого основным каналом вывода капитала были нефинансовые организации: за три квартала их нетто-вывоз составил $31,9 млрд против $15,9 млрд чистого ввоза у банков.

Отток капитала усилился осенью на фоне роста цен на нефть. Отток – дело рук спекулянтов, считает Игнатьев, предупреждая, что играющих на понижение курса рубля «может постичь разочарование». Сальдо текущего счета в октябре – ноябре составляло почти по $4 млрд, нефть и другие экспортные товары дорожают, указывает он, «трудно предполагать дальнейшее ослабление рубля».

Эксперты согласны с главой ЦБ. Компании действительно увеличивают остатки на валютных счетах, а банки вынуждены увеличивать валютные активы, говорит член правления Райффайзенбанка Сергей Монин. Обратное движение – приток может случиться, когда ожидания ослабления рубля не оправдаются, говорит он. С начала декабря рубль укрепился к бивалютной корзине на 0,4%, вырос фондовый рынок – это признаки, что отток может смениться притоком, считает Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank. Как только курсы валют стабилизируются, спекулятивные позиции развернутся, отмечает предправления «Нордеа банка» Игорь Буланцев.

Не видит Игнатьев и каких-либо серьезных макроэкономических рисков в 2011 г. По его оценке, рост экономики может составить 5%, кредитование вырастет на 20%. Инфляция замедлится до 6–7% с вероятных 8,4% в 2010 г., но ее ускорение начало беспокоить ЦБ, сказал Игнатьев, не исключив вероятность повышения ставок в I квартале 2011 г. или даже в этом году.

В октябре – ноябре банки и компании копили валюту для пиковых выплат в декабре, население тоже увеличило покупки валюты, сработал и сезонный фактор – в этот период традиционно потребность в деньгах меньше, а доходы уже высоки и средства частично уходят на валютный рынок, говорит Олег Солнцев из ЦМАКП: «Но если отток продолжился в декабре, это можно объяснить только самосбывающимися ожиданиями». С февраля – марта сезонность развернет тренд и повышение ставки, уровень которой сделал спекулятивные вложения неинтересными, может начать притягивать «горячий» капитал, считает Солнцев: «Поэтому повышение ставки сейчас не очень логично». Инфляция после традиционного всплеска в I квартале будет замедляться, полагает его коллега Дмитрий Белоусов: «Повышение ставки – не очень адекватная мера, потому что говорить о разгоне инфляции оснований нет, а вот проблемы с экономическим ростом гораздо более серьезные». Экономика только что «отработала» первую волну восстановления, связанную с улучшением внешней конъюнктуры, и едва начинается вторая, связанная с активизацией инвестиций, продолжает Белоусов. «Спрос на кредитные ресурсы пока остается неустойчивым, повышать ставки рано», – согласен Монин. Дальнейшее снижение стоимости кредитов для компаний может стать фактором, подгоняющим инфляцию, вероятно, ЦБ это тоже учитывает, считает предправления банка «Открытие» Василий Заблоцкий.