Инвесторы готовятся к дежавю

Ставки на третий подряд год "быка" сопровождаются теми же страхами и теми же надеждами, что и год назад; Россия - фаворит инвесторов.
AFP

Эксперты делают ставки на третий подряд после кризиса год «быка» на рынке акций и, несмотря на опасения относительно инвестклимата, выделяют Россию в числе фаворитов.

Факторы роста те же - высокая ликвидность и ожидания ускорения экономики. Страхи, как и в прошлом году, вокруг долгов Европы, слабого восстановления в США на фоне проблем с дефицитом и угрозы инфляционного давления, а также вокруг возможного ужесточения монетарной политики ведущих стран, в первую очередь - Китая.

«Мы считаем акции очень привлекательным активом в 2011 г. Текущие оценки интересны для инвесторов с учетом перспектив роста, особенно в Европе, дивидендные доходности нередко выше, чем доходности суверенных и даже корпоративных бондов, — необычная ситуация, - прокомментировали аналитики Goldman Sachs свои прогнозы «Ведомостям». - Балансы компаний в хорошем состоянии, прибыль продолжает восстанавливаться». Росту котировок в России поспособствует увеличение ВВП во второй половине 2011 г., основанное на активизации инвестиционного процесса, полагают эксперты инвестбанка, выделяя российский рынок в регионе CEMEEA как наиболее привлекательный для инвесторов.

Прошлись по краю

2010 г. оправдал опасения инвесторов относительно кризиса в Европе, но разочаровал тех, кто рассчитывал на сценарий быстрого восстановления экономики. На вливания новых денег финансовые рынки и экономика реагируют намного слабее, чем раньше. Но именно печатный станок вернул рынки к жизни после евро-кризиса, он же продолжит спасать их в 2011 г.

В прошедшем году инвесторы постоянно чего-то боялись, то и дело перекладываясь из рисковых активов в так называемые защитные — золото, доллар и японскую иену. Нередко «бегство от риска» носило оттенок паники, и многие уже готовились к повторению краха 2008 г. Обостренную реакцию на плохие новости обусловило отсутствие ставшей уже привычной поддержки ликвидностью. В 2009 г. на фоне крайне плачевного состояния мировой экономики фондовые и сырьевые индексы смогли вырасти на впечатляющие 50-100%. Помимо эффекта низкой базы после обвала осенью 2008 г. своими достижениями рынки обязаны масштабным программам монетарного стимулирования — вливания денег в финансовую систему (quantitative easing).

Без новых доз привычной монетарной медицины они оказались уязвимыми перед подстерегающими угрозами, и 2010-й для финансовых рынков стал периодом хождения по краю. Нервное начало года на фоне первых признаков обострения долговых проблем в Европе (в первую очередь — в Греции), несколько недель роста, катастрофа в апреле-мае из-за паники инвесторов и беспросветное лето в «боковике» — такова картина первого акта.

Безотзывная помощь

Разговоры о перспективах сворачивания стимулирующих программ в Европе вместе с первыми мерами Китая по охлаждению своей экономики не давали шанса росткам оптимизма пробиться через пелену депрессии до конца августа.

Экономика США, крупнейшая в мире, замедлила восстановление — до 1,7% роста во II квартале с 3,7% в I квартале. Уровень безработицы оставался высоким, приближаясь к 10%, он сдерживал потребительский спрос, на долю которого приходится около 80% экономики страны.

Именно летом 2010 г. пессимизм финансовых гуру достиг апогея. Идея W-образной рецессии стала рефреном. Мохамед Эль-Эриан, главный исполнительный директор компании PIMCO, ожидал динамики акций хуже среднего: «Инвесторам стоит пристегнуть ремни». Один из основателей фонда Джорджа Сороса Quantum Джим Роджерс предсказывал проблемы с инфляцией: «Наши проблемы не закончены; “медвежий” рынок еще не закончился». Автор популярного инвестиционного бюллетеня Марк Фабер был убежден, что правительства обложат налогами и зарегулируют частный сектор до смерти: «У меня “медвежий” взгляд на все». Автор самых мрачных прогнозов, предсказавший финансовый кризис 2007-2008 гг., профессор Нуриэль Рубини предупреждал: «То, что случилось в Греции, только вершина айсберга».

Власти сдались — курс на выход из антикризисных программ был снят с повестки дня. США пришлось вступить в острую дискуссию со склоняющимися к экономии странами Европы, где озабоченность бюджетными дефицитами и долгом перевешивала заботу о скорости восстановления. В начале ноября ФРС объявила о втором раунде quantitative easing, намереваясь выкупить к середине 2011 г. долговых бумаг с рынка дополнительно на $600 млрд. Регулятор с августа докупает бумаги в портфель вместо погашаемых, с учетом этого общий объем покупок составит $850-900 млрд.

В дополнение к монетарным стимулам и рекордно низким базовым ставкам (0-0,25%) президент Барак Обама сохранил антикризисные налоговые льготы, установленные администрацией Джорджа Буша младшего. Срок истекал к 2011 г., и этот факт давил на рынки. К этому решению, впрочем, президента сподвигли требования победившей на ноябрьских выборах в конгресс республиканской партии — американцы оказались недовольны затянувшимся выходом их рецессии и отказали демократам в доверии.

Последнее средство

Повторный запуск печатного станка в США — одно из главных финансовых событий 2010 г., которое продолжит оказывать воздействие на конъюнктуру и в 2011 г. Резкая критика этой крайней меры не умолкает, частично нивелируя положительный эффект для финансовых рынков. Тем не менее только на ожиданиях этого решения фондовые индексы после летнего застоя подросли на 5-10% за два месяца на фоне снижения доллара примерно на те же 10%. Нефть, металлы и другое сырье не отставали, а многие обгоняли рынок акций. После паузы из-за очередного обострения проблем в Европе инвесторы отдались предновогоднему ралли.

В итоге сложный год за счет роста в последние четыре месяцев может завершиться хорошей прибавкой стоимости рисковых активов — акций и сырья.

Но на этот рост вряд ли можно было бы рассчитывать без финансовой поддержки властей США и Европы. При этом реакция на денежные вливания заметно ослабела по сравнению с первым раундом в 2009 г. Международные кредиты проблемным странам еврозоны на десятки миллиардов евро лишь на время успокаивают рынки. А ведь еще предстоит борьба с негативными эффектами.

Инвестиционный гуру Уоррен Баффетт еще летом 2009 г., в разгар первого «ралли ликвидости», в статье в New York Times призвал задуматься о побочных эффектах «монетарного лекарства»: «Многие из этих эффектов долгое время могут оставаться скрытыми, но их влияние может оказаться не менее зловещим, чем сам финансовый кризис».

Председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин считает, что сейчас снимаются текущие вопросы, но без решения фундаментальных проблем не обойтись и поэтому трудные времена еще предстоят. «Кризис является долговым. Накопленные частным, а для Европы и государственным сектором долги оказалось невозможно «отработать» увеличением производительности труда, эффективности, - пояснил Олег Вьюгин на форуме «Ведомостей» в ноябре. - Соединенные Штаты стали замещать частный долг государственным. Сейчас в какой-то степени это делает Европа, потому что суверенный долг периферийных государств ЕС все равно профинансирован частными институтами».

Это «чисто финансовые действия», первая реакция на кризис ценой увеличения бюджетных дефицитов или квазибюджетных, как в Китае, отмечает финансист. В дальнейшем придется решать проблему глобальных дисбалансов потребления и сбережения, породивших кризис. Это обусловит волатильность на рынках и медленный рост. «Можно считать то, что было в 2010 г., временным восстановлением, которое затем сменится достаточно низкими темпами роста на несколько лет», - резюмирует Вьюгин.

Третий «бычий»

С трудом переломившие тренд в пользу инвесторов в 2010 г., финансовые рынки смогут порадовать умеренным ростом и в 2011 г. - это будет, вероятно, третий подряд «бычий» год после кризиса 2008 г., рассчитывают эксперты. Надежды по-прежнему связаны с фактором высокой ликвидности и с восстановлением экономики.

Главный стратег по американскому рынку акций JPMorgan Томас Ли прогнозирует рост индекса S&P 500 на 15% в следующем году. Но управляющим придется вертеться - ротация секторов, показывающих хороший результат, будет наиболее частой за последнее время.

В Европе, доставившей максимум беспокойства инвесторам в нынешнем году, восстановление экономики продолжится, как и рост фондовых индексов, уверены аналитики Goldman Sachs. Периферийные страны, обремененные чрезмерным долговым бременем и дефицитами, продолжат оставаться слабым звеном, но восстановление потребительского спроса, резко сократившегося в кризисный период, поддержит еврозону. Компании используют дешевые кредитные ресурсы для развития, их доходы растут, как и активность в сфере слияний и поглощений. Эксперты инвестбанка считают, что прибыль компаний региона в среднем увеличится на 25% и 18% в 2011 г. и 2012 г. (консенсус-прогноз ниже — 15% и 12%).

Европейский индекс Stoxx 600 вырастет на 7%, 15% и 26% в перспективе трех, шести и 12 месяцев, прогнозируют в Goldman Sachs.

Взляд экспертов Citi на развивающиеся рынки в преддверии 2011 г. примерно такой же, как накануне 2010 г.: они видят перспективу существенного роста индексов, которому могут могут помешать все те же два фактора – замедление экономики Китая и распродажа рисковых активов в случае очередного обострения долговых проблем Европы. «Рост ВВП развивающихся стран — 6,1% против 2% у развитых — сам по себе должен стать мощным магнитом для капитала. Его действие усиливают хорошие финансовые итоги компаний. Push-фактор — высокий уровень ликвидности в мире и крайне низкие кредитные ставки в США», - пишут аналитики Citi в своем обзоре.

Индекс MXASJ (MSCI Asia без учета Японии) может вырасти на 25% от текущих уровней, полагают в Citi. Идекс MSCI Latin America имеет потенциал роста 21% к уровням конца ноября. Доходы компаний CEEMEA в среднем будут расти быстрее, чем в Азии и Латинской Америке, — 26% против 20%, это позитивно скажется на рынке акций региона. Здесь эксперты инвестбанка выделяют в качестве наиболее перспективных Россию и Польшу, из секторов отдают предпочтение финансовому и горнодобывающему.

«С учетом фундаментальных факторов Европа предоставляет много привлекательных возможностей, но в краткосрочной перспективе неопределенность с суверенными долгами склоняет нас к выбору в пользу США и Японии — на ближайшее время. Рост в Азии и других развивающихся рынков могут сдержать меры властей по ужесточению политики. Тем не менее на ближайшие 12 месяцев мы предпочитаем рынки Европы и Азии», - полагают аналитики Goldman Sachs.

Своим путем

Российский рынок акций рекомендуют не только аналитики Citi и Goldman Sachs. Почти весь год индексы проигрывали конкурентам BRIC, инвестфонды выбирали другие страны. На рынок давила неопределенность с налогообложением компаний нефтегазового сектора, настороженное отношение к риску в целом. В итоге рынок оказался одним из самых дешевых с точки зрения таких коэффициентов, как соотношение цена/прибыль (P/E).

Помимо компенсации отставания, которое уже началось, привлекательность России повышают внутренние новости — масштабные планы правительства по приватизации и перспектива строительного бума в связи с подготовкой к проведению чемпионата мира по футболу 2018 г.

Джим О’Нил, председатель совета директоров Goldman Sachs Asset Management, в 2001 г. предложивший термин BRIC (Бразилия, Россия, Индия, Китай), считает российский рынок весьма интересным: «Со структурной точки зрения Россия — самая слабая из четырех стран, но там не все так плохо, как многие говорят. Если посмотреть на отношение капитализации к прогнозируемой прибыли, Россия крайне дешева».

Эксперты Bank of America (BoA) — Merrill Lynch недавно сделали смелое предположение — возможно, структурные реформы в стране начнутся в ближайшее время и инвестиции в российские акции будут зависеть не только от конъюнктуры на рынках сырья. В наступающем предвыборном году правительство будет отдавать приоритет внутриэкономическим проблемам, что создает благоприятный фон для акций компаний, ориентирующихся на внутренний рынок, уверены аналитики «Уралсиб кэпитал».

«Потенциал роста развивающихся рынков — 15-20%, и мы полагаем, что Россия может возглавить группу. Среди развивающихся рынков это наш фаворит», - говорит стратег по акциям Bank of America Merrill Lynch Кейт Мур (цитата по CNBC.com). В HSBC также ждут роста российского рынка, несмотря на все риски.

Сырьевой бум

Нервозность инвесторов в 2010 г. создала исключительно благоприятную среду для рынка драгоценных металлов, используемых инвесторами в качестве средства сохранения активов в период неопределенности. Дело дошло до того, что из-за высокой цены золота ювелиры начали отказываться от этого металла. В декабре впервые пал очередной ценовой рубеж - $1430 за тройскую унцию, с 2001 г. стоимость золота увеличилась на 450%.

Инвесторы предъявляют высокий спрос и на серебро, с начала года подорожавшее на 67,2%. Если в первой половине года в пользу «вечных ценностей» играл фактор бегства от рисков, то сейчас, как и для других активов, — накачка ликвидностью, создающая инфляционный риск.

Известный инвестор Джордж Сорос уже давно говорит об «абсолютном пузыре» на рынке золота, что, впрочем, не должно останавливать инвесторов — главное, вовремя выйти из этого актива: «Нынешние условия дефляционного давления и инфляционных опасений идеальны для дальнейшего роста цен на золото». Аналитики Goldman Sachs ожидают роста цен золота и серебра до $1690 и $28,2 в перспективе года.

Нефть, как и акции, стагнировала большую часть года, но второй раунд количественного смягчения спровоцировал ралли и на этом рынке. Цены в конце года колеблются у отметки $90 за баррель. И хотя более высокие уровни создают угрозу экономическому восстановлению, аналитики говорят о перспективе роста — до $103-105 по версии Goldman Sachs. Эксперты JPMorgan ожидают роста до $100 уже в первом полугодии 2011 г., до $120 за баррель — к концу 2012 г.

Природные бедствия в разных частях света привели к аномальному росту цен на сельскохозяйственные товары: хлопок подорожал на 75,3%, кофе — на 42%, кукуруза — на 27,7%, пшеница — на 26,3%. В ноябре цены корректировались вниз, но впереди очередное ралли и в этом сегменте, полагают в Goldman Sachs.

Алексей Кудрин, министр финансов

«Кризис еще не преодолен, его очередные примеры или проявления известны. Это и сохранение опасности долгового кризиса, и вопрос прохождения бюджетной консолидации ведущих стран, масштаб которой может составить для некоторых экономик от 3-4% до 8% ВВП - причем это ведущие развитые страны. Еврозона очередной раз испытывает тест на устойчивость, связанную с событиями в Ирландии. Это не последняя ситуация. Уровень производства, доходов бюджета еще не вернулся на докризисный уровень. Как сказал председатель ЕЦБ Трише, мы находимся перед «трезвым десятилетием»».

Джим Роджерс, инвестор, один из основателей фонда Quantum

«Если ситуация в экономике начнет улучшаться, сырьевые товары будут дорожать за счет роста спроса на них. В обратном случае вам все равно пригодится сырье — оно подорожает на инвестиционном спросе благодаря тому, что центробанки продолжают печатать деньги. Реальные активы — это способ защитить ваши средства».

Угрозы - 2011

Обострение проблем еврозоны.

Раскручивание панических настроений относительно долговых проблем европейских стран останется главной угрозой, влияющей на аппетит инвесторов к риску. Распродажи активов и «бегство в качество» на волне опасений относительно кредитоспособности Греции, Португалии и Ирландии в 2010 г. были не последними всплесками пессимизма по этому поводу.

"Ситуация в еврозоне — тлеющий костер, может разгореться в любой момент. Сейчас ситуация напоминает прошлогоднюю, есть тревожные сигналы по ситуации с суверенными долгами: тренды по CDS (кредитным дефолтным свопам) и спредам (разностям в доходностях долговых инструментов с индикативными бумагами) направлены вверх, эти показатели на максимальных уровнях", - отмечает Кирилл Тремасов из Банка Москвы.

Замедление в Китае.

Пекин решительно настроен осуществить постепенный отказ от стимулирования экономики, третьей в мире, на фоне растущего инфляционного давления. Народный банк КНР в этом году уже дважды повысил ставки по кредитам и депозитам, в октябре - впервые за последние три года. Неоднократно повышался уровень резервов банков. Ноябрьская инфляция установила рекорд за 28 месяцев (5,1%), что может подтолкнуть процесс ужесточения политики регулятора.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать